издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Служба занятости компаний

Кадровики незаконно истратили более 300 млн. рублей на «общественные работы» в частных фир

  • Автор: Лариса ШЕЛЕХОВА

Теруправление Росфиннадзора направило в областную прокуратуру материалы проверки по факту незаконного расходования 23,4 млн. рублей. Бюджетные средства выделялись Центру занятости населения (ЦЗН) Иркутска, который, в свою очередь, должен был поддержать 1400 безработных, а также тех, кого вот-вот уволят. На деле деньги получили компании, которые дали подзаработать своим же сотрудникам на уборке собственной территории, ремонте зданий и делопроизводстве. По незаконной схеме в течение 2010–2011 годов работали и остальные центры занятости в регионе, безвозмездно помогая частным компаниям. По оценке управления Росфиннадзора, общая сумма ущерба – до 328 млн. рублей.

Позапрошлогодний снег 

Иркутский ЦЗН попал под проверку в прошлом году, рассказал «Конкуренту» глава теруправления Росфиннадзора Семён Зубакин. Ведомство должно было проконтролировать, как были потрачены федеральные деньги по программе дополнительных мер по снижению напряжённости на рынке труда Иркутской области. Подозревая нарушения, ревизоры проверили материалы – и не ошиблись. Выяснилось, что ЦЗН пошёл против всех правил и незаконно потратил все деньги, которые должны были пойти на «общественные работы, временное трудоустройство работников, находящихся под угрозой увольнения, а также безработных и ищущих работу». Иначе говоря, занять на три месяца людей на благо общества. 

Центр, однако, передал деньги частным фирмам, которые наняли на заявленные виды работ своих же сотрудников. Более того, сами работы не были социально значимыми. «Скажем, деревья в парке посадить, отремонтировать тротуары, огородить кладбище, утеплить больницу – это общественные работы. Но в данном случае сотрудники убирали территорию компании, наводили порядок в её бумагах, мыли окна в её зданиях, а значит, приносили пользу только своему работодателю», – объяснил разницу Зубакин. Впрочем, точно оценить пользу сложно: компании, вопреки требованиям закона, не представили акты приёмки выполненных работ, поэтому «взвесить» их объём можно только деньгами: ежемесячно один человек получал не менее 4,7 тыс. рублей (размер МРОТ). Фактически прибавка к зарплате за три месяца каждого участника программы составила около 14 тыс. рублей. 

Абсурдность ситуации в управлении иллюстрируют несколькими примерами. «Скажем, гостиница, в штате которой всего 30 человек, получала деньги на мелкий ремонт и уборку территории. И якобы все – от администраторов до официантов, всего 26 человек – занимались этой работой в течение трёх месяцев. Хотя совершенно очевидно, что такие работы не требуют таких трудозатрат», – сказал Зубакин. Другой пример: в известной проектной организации согласно договору 19 человек три месяца занимались уборкой помещений и архивов, упорядочением документов делопроизводства, а также уборкой снега. Интересно, что договор был заключён в середине марта, а значит, убирать снег сотрудникам предстояло главным образом в период, когда даже в Сибири мало снега – с апреля по июнь. «Наверное, поэтому актов приёмки работ и нет, – уверен глава управления. – Не могут 19 работников ежедневно мыть окна и убирать снег на протяжении трёх месяцев».

Кто виноват 

Сумму ущерба, нанесённого иркутским ЦЗН, в Росфиннадзоре рекомендуют смело увеличивать до 328 млн. рублей (301,8 млн. – в 2011 году, 26 млн. – в 2011-м). Именно столько незаконно растратили все центры занятости на территории области. Четыре из них управление сейчас готовится проверить. Повальные нарушения объясняются просто: все ЦЗН работали согласно двум постановлениям правительства Иркутской области: «Об утверждении Программы дополнительных мер по снижению напряжённости на рынке труда Иркутской области на 2010 год» и «Об утверждении порядка реализации мероприятий программы дополнительных мер по снижению напряжённости на рынке труда Иркутской области на 2010 год». 

В программе согласно постановлению должны были принять участие 18,1 тыс. человек. В списке предприятий, которым предназначались госсредства, значатся мелкие игроки и региональные «гиганты». Среди самых крупных – ангарское ОАО «АУС», где 200 человек за 3,2 млн. рублей должны были благоустроить территорию и провести временные работы по делопроизводству; тем же должны были заниматься за 1,1 млн. рублей 75 человек в ОАО «Каравай». На ОАО «РУСАЛ Братск» предполагалось провести на 1,081 млн. рублей косметический ремонт зданий и цехов, а также благоустройство и озеленение территории силами 70 человек. ООО «Зареченский кирпичный завод» на федеральные деньги намеревалось выполнить даже чертёжные работы, а ЗАО «Труд» (самый крупный получатель: 5,9 млн. рублей) – вести компьютерные базы данных. На основное производство деньги требовались ОАО «Усть-Илимский деревообрабатывающий завод», СХ ОАО «Белореченское» и ОАО «Осетровский речной порт». 

«Когда документ проходил согласования, я работал зампредом правительства Иркутской области, – вспоминает Зубакин, – и усмотрел в тексте постановления незаконные позиции, в связи с чем заблокировал этот проект постановления». Смутила чиновника в основном странная формулировка цели, на которую должны пойти деньги: «на общественные работы, временное трудоустройство граждан, находящихся под угрозой увольнения». Зубакин и сейчас называет это не иначе как «нонсенс», отмечая, что люди «под угрозой увольнения уже где-то работают, а значит, их нельзя ещё где-то трудоустроить». «Изначально в постановлении была некорректная формулировка, расшифровать которую никто не мог. Следовало выделить общественные работы в отдельную позицию и расходовать их так, как прописано в федеральном законе «О занятости населения». Автор проекта – Служба занятости населения Иркутской области с замечаниями категорически не согласилась и настояла на подписании проекта, дабы не упустить сроки для получения федеральных денег. Отсюда пошло незаконное расходование», – заключил он. 

Тем не менее винить в ситуации «Серый дом», по мнению Зубакина, несправедливо: служба занятости изначально подготовила некорректный документ, противоречащий федеральному законодательству, и проигнорировала все замечания. Более того, продолжила тратить деньги по незаконной схеме и в 2011 году, когда уже шли суды по предыдущему периоду. «Сколько же средств они потратили на бесплодные споры в течение года! Но все четыре инстанции подтвердили нашу правоту и незаконность расходования», – отметил Зубакин. 

При этом служба занятости, несмотря на все доказательства, продолжает стоять на своём, официально заявляя в письмах, что «действовала в рамках правового поля» и «нецелевого использования средств не допущено». Такая позиция усложнит возврат средств, уверены в Росфиннадзоре, поскольку иски на компании с требованием возместить ущерб должна подать сама служба занятости. С формальной точки зрения, у неё есть шанс отсудить деньги, ведь акты приёмки работ фирмы так и не предоставили. Однако как понудить к процессам саму службу, если она отрицает не только выводы Росфиннадзора, но и решения судов, пока неясно. 

«Творится безобразие» 

Материалы проверки управление Росфиннадзора направило в региональную прокуратуру. Кроме того, темой занимается отдел по борьбе с экономическими преступлениями ГУ МВД России по Иркутской области. Там, уверен Зубакин, выяснят, есть ли какие-то незаконные связки между городским и районными ЦЗН и фирмами – получателями денег. «Растрата средств бывает двух видов: украл и положил себе в карман или израсходовал незаконно по другим причинам, скажем, по халатности. Правоохранительные органы должны разобраться и принять меры, тем более что все ответственные лица в данном случае известны», – сказал Зубакин, добавив, что, по его мнению, перспектива возбуждения уголовных дел здесь есть. 

В целом, считают в ведомстве, на Службу занятости населения Иркутской области правительству давно стоило бы обратить внимание, а впослед-ствии сменить кадровый состав и проверить удалённые центры, потому что «там творится безобразие». Повод для жёстких мер служба давала уже не раз. Например, закупали вместо специального оборудования для рабочих мест инвалидов обычную мебель, кондиционеры, компьютеры, швейные машины. «Те, кто покупал это, решал свои проблемы, а не трудоустройства инвалидов, – подчеркнул Зубакин. – Мы доказали, что служба была не права, выделяя на такое оборудование деньги». Ещё один пример: на переподготовку и повышение квалификации граждан, находящихся под угрозой увольнения, было выделено около 6 млн. рублей. Однако на эти деньги компании просто обучили своих же сотрудников новым навыкам, скажем, бухгалтеров – работать на компьютере. Увольнение, конечно, почти никому не угрожало: практически все люди остались на своих прежних местах, а фирмы опять решили за счёт бюджета свои проблемы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер