издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пропустил поворот

  • Автор: Георгий БОРИСОВ

Межгосударственный авиационный комитет завершил расследование катастрофы вертолёта Robinson R-44, произошедшей в ночь на 7 августа 2013 года. По его заключению, машина с двумя людьми на борту разбилась из-за того, что пилот, не имевший допуска к ночным полётам, в темноте пропустил изгиб русла Лены и столкнулся с деревьями на крутом берегу. Способствовать происшествию могло и то, что в долине реки, по прогнозу метеорологов, был возможен туман.

Разбившийся вертолёт – четырёхместный Robinson R-44, выпущенный на заводе в США 15 марта 2012 года и отлетавший к моменту происшествия всего лишь 342 часа, – принадлежал ООО «ВСП-Лизинг». Его арендовало ООО «Витим-Лес», которому принадлежит промышленная база на месте старой деревни Давыдовская, что примерно в 150 км на северо-восток от Киренска, – небольшой посёлок для лесозаготовителей, названный посёлком Давыдова. Машину использовали для перевозки сотрудников компании. Пилотировал её 37-летний Артур Асадулин, выпускник Сызранского военного авиационного института, отлетавший 1370 часов на вертолётах Ми-8 и Ми-2 и около 150 часов на «Робинсоне». 

Вечером 6 августа он уже успел выполнить полёт из посёлка Давыдова в Киренск. В сумерках, в 22:35 по местному времени, он высадил пассажира, сотрудника «Витим-Леса» на площадке без светосигнального оборудования, подобранной с воздуха. Примерно через полчаса вертолёт, на борт которого сел гражданин Украины Василий Зазульчик с багажом, оторвался от земли и полетел обратно. Решение о взлёте было принято, несмотря на то что Федеральные авиационные правила запрещают взлетать ночью с аэродромов без действующего светосигнального оборудования (за исключением отдельных случаев, когда воздушные суда используются для оказания срочной медицинской помощи), а ночные полёты на высотах менее 300 м от уровня рельефа разрешаются только при видимости не менее 4 км, тогда как синоптик авиационной метеорологической гражданской станции из Киренска давал прогноз, по которому видимость составляла 2 км. Впоследствии ближайшие метеостанции отмечали её ухудшение до 1 км, а в долинах рек прогнозировали снижение до 500 м из-за тумана и дымки. 

Тем не менее пилот направил машину по руслу Лены в пределах береговой черты, придерживаясь небольшой высоты. Примерно в семи километрах от Давыдова река поворачивает вправо под углом более 90 градусов. Крутой скалистый берег в этом месте возвышается более чем на 70 метров, к тому же он покрыт густым сосняком, тянущимся на 20 метров в высоту. Вероятнее всего, заключили специалисты, здесь вертолёт, двигавшийся с большой скоростью, ударился о землю примерно в 50 метрах над водой: лётчик, который не имел соответствующей подготовки и допуска к ночным полётам, попросту не увидел скалы. Способствовать этому мог и туман, который, по прогнозу, должен был скопиться в долине реки. Сказать об этом с полной уверенностью специалисты не могут, поскольку нет данных о погоде непосредственно в момент катастрофы. За точку отсчёта при этом берут время, когда сработал аварийный маяк, – шесть минут первого по местному времени 7 августа (однако в официальных документах указано всемирное скоординированное время, поэтому в них сказано, что катастрофа произошла 6 августа в 15:06). Обнаружили пропавший вертолёт лишь вечером 7 августа. Это обстоятельство осложнило работу специалистам МАК, тем не менее им удалось максимально правдоподобно воссоздать картину произошедшего. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер