издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мы наш, мы новый миф построим

В оставшееся до выборов время «Правое дело» может не успеть докричаться до «своего» электората

  • Автор: Владимир ДЁМИН

В отличие от поля сражения, на котором действуют всегда две стороны (даже если каждая из этих сторон представлена целой коалицией враждующих государств), поля предвыборных «сражений» больше всего напоминают драку по принципу «все против всех». В ситуации современной России очевидно, что действующая партия власти по численности, ресурсам и присутствию в СМИ даст фору всем оппозиционным партиям вместе взятым, но представить, что они объединятся и выступят единым фронтом против уже созданного «Единой Россией» Общероссийского фронта – слишком смелая и ненаучная фантастика. Понятно также, что в оставшееся до выборов время диспозиция поменяется ещё не раз, – тем интереснее наблюдать, с чем партии, пребывавшие на заднем плане политической жизни страны, связывают своё будущее.

Господа или товарищи?

В минувшую субботу, 25 июня, в московском Центре международной торговли состоялся долгожданный съезд партии «Правое дело». Долгожданным он был не потому, что у партийцев давно не было повода встретиться друг с другом, а потому, что «приглашённая звезда» – миллиардер Михаил Прохоров – наконец-то получила то, на что претендовала: пост единоличного партийного лидера. Произошло это в обстановке, вызвавшей массу ехидных комментариев со стороны не только прямых конкурентов «Правого дела» из не получившей государственной регистрации «Партии народной  свободы» Бориса Немцова и взирающих на происходящее свысока единороссов, но даже и со стороны лояльных к любым проявлениям народного творчества журналистов. И было над чем ёрничать: когда съезд партии, провозгласившей своим лозунгом «Капитализм для всех», начинается и заканчивается мелодией бывшего гимна СССР, антикапиталистический текст которого все, кому больше 30 лет, помнят от первой до последней буквы, – это, согласитесь, смешно. Ещё смешнее, когда члены партии капиталистов обращаются друг к другу словом «товарищи», и уж совсем весело, когда лидер партии в итоге объявлен «царём, богом и воинским начальником». Лидер «Правого дела» подтвердил чаяния тех, кто ждал от партии новых юмористических свершений, и в интервью программе «Вести» заявил, что в нормальной демократической системе «должно быть как минимум две партии власти». 

Пользуясь предоставленными ему неограниченными полномочиями (в Древнем Риме права в таком объёме откровенно называли диктаторскими), Прохоров тут же продиктовал партии программу действий на ближайшее время. Программа эта представляет собой странным образом перемешанные тезисы из программы-минимум, реализуемой в течение двух-трёх месяцев, и программы-максимум, которую, возможно, не удастся реализовать никогда. 

«Первое, – заявил Прохоров, – нам нужно поменять психологию нашей партии. Мы должны действовать, работать, рассуждать и брать на себя ответственность как профессиональная, ответственная партия власти. И я предлагаю исключить слово «оппозиция» из нашего лексикона, потому что для наших граждан слово «оппозиция» уже давно ассоциируется даже не с политическими партиями, а с какими-то маргинальными группами, которые давно потеряли связь с реальностью». Предложение взять на себя ответственность в России всегда вызывает массу вопросов. Как, например, можно взять на себя ответственность, если ты не имеешь никаких полномочий принимать решения, – а на счету «Правого дела» пока только более чем скромные результаты на выборах в региональные законодательные органы. Или тезис об оппозиции: если вы отказались называть себя оппозицией и при этом не имеете никакой реальной власти – то вы либо «попутчик» (был в своё время такой термин для обозначения беспартийных сторонников советской власти из числа «буржуазных специалистов»), либо… Надо бы как-то определиться, потому что Моисею – в примерно сходных с Прохоровым условиях – на смену психологии своей паствы потребовалось 40 лет. Правда, у Моисея не было телевидения и Интернета.  

Вторым пунктом «программы Прохорова» оказался тезис, над которым предшественники «Правого дела» в лице «Союза правых сил», «Демократической партии России» и «Гражданской силы» бьются вот уже десять лет: пройти в Государственную Думу, сформировать фракцию, стать второй, а в перспективе – самой большой по численности, и принять участие в президентских выборах. При этом сам Прохоров назвал предел своих мечтаний на декабрь 2011 года: 15% голосов избирателей, что в два раз выше проходного барьера и примерно в четыре раза меньше, чем нужно той же «Единой России». Чтобы было понятно, на что амбициозный лидер «правых» настраивает своих немногочисленных сторонников, напомним итоги выборов в Государственную Думу пятого (ныне действующего) созыва: «Единая Россия» – 64,3% (315 мандатов); КПРФ – 11,57% (57); ЛДПР – 8,14% (40); «Справедливая Россия» – 7,74% (38). Нынешние условия Прохорова и его партии сопоставимы разве что со «Справедливой Россией», которая четыре года назад была только что сформированной на обломках трёх предшественниц партией с высокопоставленным лидером и неопределённым электоратом, – однако претендует лидер «правых» на то, чтобы обойти коммунистов. 

Против революций

И в этот момент Прохоров произнёс, пожалуй, главные слова в своей речи, то, с чем он пойдёт к основной массе избирателей: «Наш основной лозунг «Капитализм для всех» – он не правдив, так не бывает. Капитализм – это только для людей, которые любят риск, которые любят брать на себя ответственность. Умное, профессиональное и справедливое государство должно другим людям предоставлять социальные гарантии и поддержку. Это гарантии образования, здравоохранения, безопасности и работы по профессии». Казалось бы, произошло именно то, чего от Прохорова и ждали: он одним махом перечеркнул всю старую идеологию партии и одновременно оттолкнул от неё всё остальное население, потому что образование, здравоохранение и прочие его предложения – это далеко не всё, что нужно людям. Нужны ещё, как ни странно, жильё, свобода передвижения, право избирать и быть избранным, свобода слова, печати и собраний, свобода совести, право собирать и распространять информацию – в общем, достаточно широкий набор, зафиксированный в ратифицированных Российской Федерацией документах вроде «Всеобщей декларации прав человека» от 10 декабря 1948 года. 

Вместо всего этого Прохоров предложил нечто иное: «Надо признать, что живём мы сейчас, в общем, в слабом государстве, где все социальные лифты приватизированы одной узкой группой, которая получает должности и функции в обмен на кормление с этой должности. Это общество не может быть конкурентным. Да, конечно, за конкурентность приходится платить высокую цену. Должны появляться в нашей стране энергичные, яркие люди, которые берут на себя ответственность, и берут ответственность не только за себя, но и за других». В чём принципиальная разница между существующим положением дел и новым, при котором социальные лифты будут работать только для тех, кто вроде бы возьмёт на себя ответственность, – совершенно непонятно. Да, современная система, при которой дети губернаторов и министров в 22-23 года становятся легальными долларовыми миллионерами, выглядит как минимум странно. Но предложение Прохорова сводится, похоже, только к тому, что губернаторами и министрами смогут стать только те, кто «взял на себя ответственность», стал миллионером или миллиардером и только потом приобрёл должность. Поскольку Прохоров против революций (об этом он несколько раз сказал в своей речи), получается, что власть, собственность и социальные лифты останутся в руках той же самой группы населения, но по другим основаниям. Стоит ли огород городить?

Переходя к позитивной программе действий, Прохоров предложил признать, что Россия «стремительно деградирует по всем направлениям», а для исправления этой ситуации «расходы на образование, здравоохранение и на культуру должны идти впереди расходов на силовиков и оборонку», «мы должны строить новые города, строить новую инфраструктуру, новые школы, новые больницы, мы должны обживать нашу страну». Средства на развитие страны должны пойти от доходов нефетегазового сектора, «которые сейчас утекают из нашей страны», и, как ни странно, из иностранных инвестиций. Прохоров пришёл к выводу, что в мире слишком много капиталов, которые не могут найти себе место: экономика Европы давно в кризисе, у США огромные внешние и внутренние долги, Китай явно притормаживает, а вот для России всё ещё впереди. Классическое «Заграница нам поможет!» не прозвучало, но подразумевалось – недаром Прохоров упомянул «план Маршалла». Можно ли реализовать всё предложенное новым лидером «правых» в рамках одной государственной стратегии? Наверное, да. Нужно только учитывать, что предложение делиться доходами от нефти и газа сильно расстроит коллег по клубу миллиардеров и государственные корпорации; предложение строить школы, больницы и даже города больше всего обрадует не потенциальных жителей этих городов, а разного рода «откатен-фюреров», паразитирующих на законе 94-ФЗ; ну а приглашение импортным капиталистам «придите и создайте бизнес» сильно расстроит разномастные «патриотические» силы. Чтобы противостоять всем этим настроениям, Прохорову или любому другому государственному лидеру потребуются либо полномочия, каких в демократическом государстве ни у одного лидера просто не бывает, либо поддержка населения, сопоставимая с той, что до сих пор имеет Уго Чавес.

К шапочному разбору

Нужно отдать Прохорову должное: он понимает, что его партия пришла к уже поделенному пирогу и для того, чтобы не остаться голодным, придётся либо испечь новый пирог (призвать к избирательным урнам тех, кто до сих пор не голосовал), либо откусить от чужого куска. В первом случае у Прохорова есть неплохие шансы на успех: явка на выборы в 2007 году составила 59% от имеющих право голоса, или 69,5 млн. человек, что, даже с учётом сокращения населения, даёт «Правому делу» непаханое поле в 45–48 млн. избирателей. Только что ставший партийным лидером миллиардер (вот интересно – голосовал ли он сам хоть однажды?) не стал говорить об этой возможности, но назвал те социальные группы, на чьи голоса он рассчитывает: «Мне кажется, мы должны обращаться к главам семей –  мужчинам и женщинам, которые каждый день принимают на себя ответственные решения: за себя, за своих детей, за родителей, за их будущее. …Наши избиратели – это молодёжь, которая сама хочет выбирать, как ей жить. И мы такую возможность должны им предоставить». 

Возникает логичный вопрос: успеет ли «Правое дело» докричаться до «своего» электората в оставшееся до выборов время, особенно с учётом того, что все остальные партии вовсе не молчат? На этот вопрос ответить непросто, уж слишком по-разному ведут себя партии. Коммунисты, чей рейтинг за минувшую неделю подрос на пункт и составил 12%, сохраняют сдержанное молчание – их электорат давно известен, подчиняется простым командам и может быть мобилизован в любой момент. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, вернувшийся в большую политику в качестве депутата Государственной Думы, пошёл по пути, проторенному экс-вице-премьером правительства Российской Федерации Борисом Немцовым и экс-премьером Михаилом Касьяновым, – встретился с той самой «маргинальной» оппозицией, проводившей в Химкинском лесу форум со странным названием «Антиселигер». Тем временем его партия вместе с ЛДПР две недели подряд не смогла увеличить уровень поддержки: 5 и 7% соответственно. «Откусывать» от столь скромных объёмов Прохорову и «Правому делу» не то чтобы зазорно, но должно быть попросту неинтересно. Другое дело «Единая Россия», дела у которой приобретают всё более странный тон. 

Хотя, по данным ВЦИОМ, за четыре недели рейтинг партии власти вырос уже на 5% – с 44% 28 мая до 49% 18 июня, – это всё ещё меньше, чем было в 2007 году, когда партию поддерживали 52% опрошенных. Незначительный даже по внутрипартийным меркам уровень поддержки должен тем более встревожить «Единую Россию», что зафиксирован он на фоне огромных усилий по формированию Народного фронта. Обобщённые данные трёх ведущих социологических служб – ВЦИОМ, Фонда «Общественное мнение» и «Левада-центра», обнародованные в виде доклада «Предвыборная повестка дня на фоне всплеска социального пессимизма», не обещают «Единой России» ничего хорошего до конца года: по всем версиям рейтинг доверия к лидеру партии упал с 2008 года на 20%; всего 22% верят, что через год будут жить лучше, – даже идею проведения в России чемпионата мира по футболу одобрили всего 50% опрошенных; зато растёт число тех, кто верит в плохие прогнозы. На фоне такого отношения граждан к действительности «Единая Россия» начинает перестраховываться. Предложение отправить Валентину Матвиенко с поста главы Санкт-Петербурга в Совет Федерации хоть и было инициировано далёким от северной столицы главой Башкирии Рустемом Хамитовым, истолковано всеми наблюдателями однозначно: питерские единороссы не могут не поставить Матвиенко во главе списка, но понимают, что в таком случае выиграть выборы им будет крайне трудно.  

Предложения, которые выдвинул Прохоров на этом фоне, обещают его партии как минимум повышенное внимание тех, кто недоволен своим положением в партии власти: вернуть на выборах в Государственную Думу не менее 25% одномандатников, чтобы «яркие и талантливые люди» могли пробиваться на политический олимп, минуя политические партии; сохранить практику назначения губернаторов, но «передать им большинство федеральных полномочий на территорию, чтобы они могли отвечать за это»; мэры городов и местное самоуправление должны быть избираемыми – при этом внести изменения в налоговую систему, чтобы местное самоуправление получало больше средств и могло влиять на качество жизни людей; мэры Москвы и Санкт-Петербурга также должны быть избираемы населением. Теперь миллиардеру Прохорову придётся включиться в число тех, кто будет объяснять людям связь между избираемым мэром, межбюджетными отношениями и качеством жизни в муниципальном образовании. 

Нас ждёт незабываемое зрелище… 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector