издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Пока я ел шоколад, в стране произошли изменения

  • Автор: Наталья СОКОЛЬНИКОВА

Первый заместитель главного редактора «Восточно-Сибирской правды» Альберт Батутис перелистывает страницы раритетной газеты «Советская молодёжь» от 22 августа 1991 года. С улыбкой произносит вслух заголовки: «Жизнь Горбачёва в опасности», «Газеты ГКЧП запрещены в Молдове», «Диктаторы, сдавайтесь». И даже заметив опечатку (среди прочего текста красуется слово «призидиум»), оправдывает репортёров, мол, торопились ребята, время было такое.

– В «Молодёжке», как видите, на полосе – микроскопическая информация о том, что происходит в Чите, как раз я передавал, – показывает он. – К сожалению, номер за 24 августа не сохранился. Там был мой большой репортаж. А здесь: «Военные политработники, которые работают с людьми, заявляют, что причин для беспокойства нет. Каких-либо передвижений воинских частей пока не замечено», – позитивно написал я. Призывал народ к спокойствию.

Как раз в этом номере газеты на первой полосе рядом с материалом Альберта антигэкачепэшное заявление членов Иркутского обкома комсомола, под которым поставил подпись Александр Гимельштейн, впоследствии ставший издателем и главным редактором «Восточки». Вот такая, можно сказать, судьбоносная встреча на странице газеты. 

– Я не могу сказать, что, увидев это совпадение, был очень удивлён, – рассказывает Альберт. – Мы с Александром Владимировичем знакомы с юных лет: на протяжении девяти учились в одной школе, с  небольшой разницей – я его на год старше. Хотя о том, что через двадцать лет будем так тесно работать, и подумать не мог. В школе Гимельштейн больше тяготел к истории, а я – к спорту. Я не собирался никем быть, кроме футболиста. Ну а потом жизнь так сложилась, можно сказать, «масть пошла», журналистика вовлекла нас так, что в соседних кабинетах теперь работаем.

Но не только собственные материалы о происходящих событиях в Чите – ещё и фотография Альберта попала на страницы печатных изданий того времени. И уже не в «Советскую молодёжь», а в две западные газеты. «Я, проходя мимо Читинской областной администрации, видел, как ярые демократы стояли с плакатами. Заметив знакомых, подошёл к ним, взял один плакат. Именно в это время собкор ТАССа меня и «щёлкнул». У меня там борода была такая… Видимо, колоритная «репа» была, раз аж два издания напечатали». Батутис удивился, когда фотографии пришли – недели через три-четыре, когда уже ничего не осталось, никакого ГКЧП: «Очень забавно, конечно, было. Но не сохранились эти газеты!» Он вспоминает, как всё закончилось именно в тот момент, в который меньше всего «конца» ожидали:

– 21 августа я взял сумку и поехал в аэропорт – решил отправиться из Читы в Иркутск, родной город. Задремал немного и опоздал на последний рейс. А потом что делать? Решил не возвращаться, а дожидаться следующего рейса, который был в шесть утра, в аэропорту. Пока в зале ожидания сидел – там телевизоры  висят, – смотрел, шоколад ел, пару плиток. Тут прямой эфир с Москвы сообщает, что ГКЧП уже нет. Пуго, министр внутренних дел, застрелился, всех арестовали, Горбачёв летит из Фороса в Москву. Вот так, пока я ел шоколад, в стране произошли изменения. Но лететь всё равно не передумал. Прибыл в Иркутск, написал материал, и репортаж вышел в следующей газете.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector