издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не место красит человека

Партии перед выборами вынуждены проводить себе косметическую операцию

  • Автор: Владимир ДЁМИН

Предвыборный сезон 2011 года в очередной раз поставил перед всеми партиями одну и ту же проблему: не меняя сути, сохраняя основные положения программы и не оттолкнув спонсоров, провести себе такую косметическую операцию, чтобы избирателям в последние несколько дней перед походом к избирательной урне казалось, что перед ними совершенно новая партия. Одним из самых простых приёмов – ни в коем случае не единственным, но одним из самых популярных – считается привлечение в списки партии так называемых лидеров общественного мнения. Это звание не присуждают в результате конкурсов, эту популярность нельзя измерить в общепризнанных единицах, но интуитивно отличить настоящего лидера от формального может любой начитанный и общительный человек, проживший в данной местности хотя бы несколько месяцев. Для экономии газетной площади журналисты в разных регионах начали даже сокращать словосочетание «лидер общественного мнения» до выразительной аббревиатуры из трёх букв – ЛОМ.

Против ЛОМа нет приёма

Что бывает, когда настоящий ЛОМ выходит один на один против человека, назначенного в штабе правящей партии за закрытыми дверями неизвестно по каким соображениям, жители России видели неоднократно. В Иркутской области путешествие во времени за ближайшими примерами будет очень недолгим, всего лишь в март 2010 года, когда Виктор Кондрашов и Владимир Ташкинов победили своих оппонентов с перевесом в несколько раз, а Сергей Тен и Анатолий Краснощёк с такой же лёгкостью выиграли довыборы в Законодательное Собрание. При определённом навыке оппонента ЛОМ может и проиграть, но это поражение обходится победителю едва ли не дороже поражения. Да, «Единая Россия» ухитрилась переиграть КПРФ после выборов в Думу Ангарского муниципального образования и председателем Думы стал единоросс, однако рейтинг партии в городе, по словам секретаря регионального отделения партии Александра Битарова, колеблется в районе 24%, то есть как минимум в два раза меньше, чем в среднем по области. Стоила ли такая победа затраченных на неё усилий и явно просматривающихся проблем на выборах в Государственную Думу? Не лучше ли было дать сиюминутному ЛОМу реальный шанс проявить свои способности? Нетрудно было подсчитать, что в нынешних экономических обстоятельствах это равносильно шансу крупно опозориться, однако вовремя отступить единороссы не сумели. 

Партия, не уверенная в своих силах – а это практически любая партия власти, что КПСС в 1990 году, что «Единая Россия» в 2011-м, – не может поступиться ни одной мелочью, держится за каждую позицию «до последнего солдата, до последнего патрона» и, разумеется, проигрывает. Очень трудно бывает признавать, что твоё мнение имеет вес только потому, что ты занимаешь высокую должность. Кто (кроме профессиональных историков) сегодня вспомнит имя руководителя регионального отделения партии «Наш дом – Россия»? Когда в последний раз вспоминали имя последнего секретаря обкома КПСС и цитировали его судьбоносные выступления перед партхозактивом? Увы, это были формальные лидеры, чьё мнение после утраты высокого статуса практически ничего не значит. В то время как настоящий ЛОМ, зачастую даже не подозревающий о своём статусе, просто живёт, отстаивает свои принципы и обретает над людьми власть более прочную, чем удостоверение депутата или министра. Авторитет ЛОМа в эпоху Интернета зачастую основан на столь странных вещах, как умение удачно прокомментировать чужое высказывание, вовремя разослать интересную ссылку, первым сообщить важную новость. Среднестатистический интернет-ЛОМ имеет читательскую аудиторию, сопоставимую с числом подписчиков средней газеты или тиражом глянцевого журнала. Некоторые, наиболее матёрые интернет-ЛОМы могут даже конвертировать свою виртуальную популярность в весьма продуктивную активность в реальном мире: блогер «доктор Лиза» собирает вещи, продукты, лекарства и деньги для бездомных; блогер «мистер Паркер» (организатор сбора средств для больных детей) спас, наверное, больше жизней, чем некоторые больницы. Никто и никогда не скажет, что они потратили хоть копейку собранных денег на себя лично, им верят так, как никакому минздраву не снилось.

Примеры можно продолжать, остановимся на главном: настоящий ЛОМ обязан своим авторитетом только самому себе, он зарабатывает известность и признание собственным трудом, собственными реальными действиями. Авторитет зарабатывается годами и может быть потерян в одночасье, стоит только выбрать неправильную линию поведения. 

Особенности региональной охоты на ЛОМа

За три с небольшим месяца до выборов охота на ЛОМов в России в самом разгаре. Проще всего, конечно, «Единой России»: имея в арсенале многочисленные фракции в Государственной Думе и практически всех региональных органах законодательной власти, можно посулить любому ЛОМу возможность без особых проблем реализовать давно лелеемый проектик,  провести нужный закон или получить штатную должность в парламенте и финансирование на сто лет не решаемую проблему. Именно так случилось с Валерием Лукиным, который не вступил в партию (хотя, наверное, приглашения были), но сразу после победы на довыборах по 21-му одномандатному округу вступил во фракцию «Единой России» в Законодательном Собрании. Избиратели, до этого неоднократно высказывавшие не слишком положительное мнение о партии власти в ходе выборов различного уровня, приняли это решение не без скрипа – интересующиеся могут удостовериться на городских форумах Усть-Илимска. Однако в конце концов согласились: пока по-другому ничего не добьёшься. 

Но тут-то и таилась подводная мина особенно большой разрушительной силы: Лукин оказался последним бесспорным ЛОМом, которого партия власти смогла привлечь на свою сторону. Нет, у партии ещё достаточно различных привлекательных ресурсов и возможностей, просто общеизвестные ЛОМы кончились. Иркутская область, как известно, быстро теряет население: по официальным данным, регион потерял более 300 тысяч человек за последние десять лет. И есть вполне обоснованное мнение, что среди этих людей было довольно много потенциальных лидеров. Фамилии называть не будем, просто зафиксируем факт: практически ни в одной отрасли народного хозяйства, ни в одной области науки или искусства у Иркутской области нет широкого списка людей, способных сию секунду занять освободившееся по каким-либо причинам первое место. Нет ни одного писателя, который в массовом сознании стоял бы рядом с Валентином Распутиным. Нет ни одного музыканта, которого можно было называть равным Денису Мацуеву. «Штучным товаром» стали поэты, спортсмены, учёные – что уж говорить о выдающихся комбайнёрах, водителях, сварщиках, монтажниках, бурильщиках… Хуже того, только одни и те же люди, судя по занимаемым ими должностям, могут, к примеру, лечить пациентов, руководить министерствами или департаментами и заниматься законотворческой деятельностью. Все остальные не способны ни на что. 

В области общественно-политической дошло совсем до смешного. Не далее как в четверг, 18 августа, перед началом очередного заседания координационного совета региональной организации Общероссийского народного фронта в кулуарах шло вялое обсуждение нового созыва Общественной палаты Иркутской области. Участники разговора спорили (на бутылку водки, которую ни один из оппонентов явно не хотел выигрывать) о странных, на первый взгляд, вещах: один утверждал, что в новом составе ОП ИО люди, уже отработавшие один или два срока, составят 80%, другой склонялся к 70%. Оба спорщика понимали, что даже если ошибутся оба, то истина окажется где-то посередине и палата останется в старом составе не менее чем на три четверти. Что вообще-то абсурдно: в области сотни общественных организаций, а выбрать настолько не из кого, что вчерашние депутаты Законодательного Собрания и секретари парторганизаций становятся членами ОП, затем возвращаются обратно во власть, и конца этому круговороту не видно. Наиболее точно описал сложившуюся (не только в нашей области) ситуацию член президентского совета по культуре режиссёр Василий Бархатов: «У нас есть ещё «синдром Ленина»: мы всех хотим мумифицировать и показывать ещё два века после смерти». Показывать-то можно – смотреть не будут. 

Пример из другой сферы, но не менее смешной. Когда иркутские политики – например мэр областного центра Виктор Кондрашов или первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко – пытались устроить неформальное общение с блогерами, чтобы приобщиться в некотором смысле к неотфильтрованному народному мнению, то выяснилось, что добрая половина блогеров является штатными сотрудниками иркутских СМИ, давно примелькавшимися во время брифингов и пресс-конференций. А что делать? Другие блогеры есть, но политика их интересует совершенно не в такой степени, чтобы тратить время на общение с людьми, которых они и в лицо-то не знают. Да и личные пристрастия организаторов встреч значат немало: если тебя пригласили – ты авторитетный блогер, не пригласили – ты никто. Совсем как в Общественной палате, только масштаб поменьше. Встречи, что примечательно, всегда одноразовые: на повторную ни один из прошедших это испытание политиков не согласился. Да оно и понятно: Интернет – место гиблое, там одни скептики водятся. 

Дорог ЛОМ в предвыборную пору

Наблюдать за партиями, занятыми спешными поисками хоть сколько-нибудь известных, но всё ещё не ангажированных ЛОМов, интересно до крайности. «Единая Россия», перед которой партийный лидер поставил конкретную, с процентами, задачу по обновлению партийных списков, вынуждена заниматься очень странными вещами. В одних регионах за бортом не только списков, но даже и предварительного голосования оказались такие важные люди, как депутаты местных Законодательных Собраний, министры правительств и даже третья в России женщина-космонавт Елена Кондакова. А что делать? Будь ты хоть первый человек, высадившийся на Марсе, избирателю нужны не пыльные тропинки далёких планет, а ровный асфальт у дома. И чтоб крыша у дома была без протечек. И чтоб уголь завезли в посёлок на всю зиму, а не до Нового года. Вот вы можете уголь завезти или хотя бы проследить, чтобы тот, кто обязан его завозить, не пустил средства налево? Если не можете – до свидания. 

Судя по опросам общественного мнения, проведённым «Левада-центром», большинство россиян (аж 93% опрошенных) вообще не слышали о состоявшемся предварительном голосовании. Хотя степень достоверности опроса вызывает большие сомнения не только у членов «Единой России» (опрошено якобы 1600 человек в 138 населённых пунктах, то есть чуть больше, чем по 10 человек на город или посёлок), всё равно звоночек тревожный. Этак в декабре может выясниться, что избиратели вообще не ждали от «Единой России» ничего нового и проголосовали, не обратив внимание на то, что давно известный в регионе политик идёт не как член партии, а как член Народного фронта. 

Предварительное голосование, впрочем, тем и интересно, что голосует не народ непосредственно, а те, кого сочли более или менее похожим на лидера общественного мнения. И теперь этот более или менее похожий голосует за того, кто должен быть очень похож. Регионы, в которых участники предварительного голосования пошли по протоптанной дорожке и поставили во главе рейтинга штатных начальников исполнительной, законодательной и партийной вертикалей, наступили на грабли с тремя ручками сразу. Любой опрос общественного мнения покажет, что не избираемые населением главы регионов пользуются поддержкой в исключительно редких случаях (это стало настолько очевидно, что даже авторы «Стратегии-2020» направили в правительство РФ доклад с предложением вернуть выборы губернаторов); органы законодательной власти с несменяемым набором персоналий пользуются поддержкой настолько мизерной, что антирейтинг часто превышает уровень доверия; партийный рейтинг «Единой России» в последние четыре недели (данные «Левада-центра») всего один раз достиг уровня 46%, а в последнюю неделю и вовсе оказался минимальным. Дополнительные электоральные надежды у партии появились после того, как в пятницу вечером стало известно, что Министерство юстиции зарегистрировало объединение «Родина – Конгресс русских общин» под руководством Дмитрия Рагозина. Предполагается, что легальное объединение русских националистов теперь вроде бы сможет вступить в ОНФ и таким образом примет участие в предстоящих выборах. Понятно, что националисты от такого шанса не откажутся, но вот станут ли они украшением предвыборного списка «Единой России» – вопрос непростой…

Основания для сомнений есть и вполне наглядные. Несколькими днями ранее новость о возможном присоединении националистов к спискам «Правого дела» вызвала такой шквал язвительных комментариев, что лидер партии Михаил Прохоров (которого и без того задразнили цитатами из фильма «Брат-2») даже выступил с официальным опровержением этого слуха. Вообще у Прохорова дела с каждым днём всё хуже: назначенные им руководители региональных отделений (в том числе и иркутского) не спешат не то что приобретать авторитет у избирателей, но даже и становиться известными. Можно, конечно, цитировать в ответ на такие упрёки латинскую поговорку «В один миг случается то, на что не надеешься и годами», но рассчитывать на чудеса в политике не принято – «с первого удара не падает высокий дуб». 

Совсем иначе подошёл к проблеме лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. В середине августа стало известно, что эсеры предложили место в своём списке известному оппозиционеру Владимиру Рыжкову, полагая, что в его лице имеют дело с настоящим ЛОМом. Рыжков, который, судя по дальнейшему развитию событий, тоже считает себя ценным для любой партии носителем этого статуса, тут же выдвинул встречное условие – пригласить для комплекта и его соратников Бориса Немцова, Михаила Касьянова и Владимира Милова. То ли эсеры испугались за проходные места для взращённых в недрах партии старых лидеров, то ли по каким иным причинам, но это условие оказалось для партии неприемлемым, и высокие стороны остались при своих интересах. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector