издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мэром по вектору

  • Автор: Владимир ДЁМИН

Что ни говори, а работать надо в темпе бурлака, тянущего лямку: пусть долго, но с одинаковой нагрузкой в любой момент времени. Если же делать долгие перерывы, а потом за пять минут ударно проворачивать месячный объём, то это не работа, это маразм получается. Именно так и случилось с иркутскими СМИ в первые недели мая.

Сайты работают – щепки летят

Перипетии предвыборного процесса, связанные с продолжающимся предварительным внутрипартийным и предстоящим «народным» голосованием за кандидатов в список «Единой России», перегрузили оперативную память не только отдельных журналистов, а уже и целых редакций. Сайт «Бабр.ру» вцепился в тему с таким упорством, что так и хочется переименовать его в «Бобра», а политиков представить в виде древесных стволов, обгрызаемых крепкими зубами. Очередным пострадавшим стал депутат Законодательного Собрания Борис Алексеев. В заметке «Алексеева не хотят» корреспондент назвал его председателем градостроительного комитета Законодательного Собрания. Увы, в структуре областного парламента такого комитета не существует, а Алексеев возглавляет комитет по законодательству о государственном строительстве области и местном самоуправлении. Согласитесь, есть разница – строить города и заниматься государственным строительством, заключающимся в написании региональных законов. Особенно сильно эта разница чувствуется в предвыборный период: если уж журналисты не знают, чем конкретно ты занимался, то чего ждать от избирателей? Есть от чего впасть в отчаяние. 

Впрочем, есть сайты, на фоне которых меркнут любые просчёты и промахи коллег по цеху. Нечто, именующееся Нushome.com, силами корреспондента Катерины Шевцовой решило поделиться с читателями собственными представлениями о Великой Отечественной войне. И сразу с такой темы, от которой и у матёрых историков руки начинают нервно дрожать. «По данным историков Дробязко и Романько, во время войны на службу к немцам перешло около 400 тысяч полицаев», – пишет журналист (надеюсь, что у неё есть диплом) Шевцова. Пишет, ни на секунду не задумавшись, что полицаем можно было стать только после перехода на сторону врага, а в момент перехода статус коллаборациониста мог быть каким угодно – военнопленный, уголовник, гражданское лицо, эмигрант. Если историки Дробязко и Романько действительно существуют в природе, то круг их представлений о предателях выглядит довольно узким: на стороне Германии против своей страны воевали и работали и так называемые «добровольные помощники», и члены национальных легионов, полков и дивизий (кавказского, калмыцкого, азербайджанского, грузинского, белорусского, украинских, прибалтийских и многих других), и даже жители частично автономных территориальных формирований вроде «республики Локоть», существовавшей на стыке Брянской, Орловской и Курской областей в 1941–1943 годах. В сумме этих деятелей набралось около миллиона человек – так, во всяком случае, пишут историки, способные подтвердить свои слова документами. 

Оставив в покое предателей, Катерина Шевцова перешла к Красной Армии и сразу сделала небольшое историческое открытие: «Впервые в мировой истории в Вооружённых Силах СССР появились женские военные формирования». Не знаю, какое именно учебное заведение – школа или вуз – оставило эту зияющую дыру в образовании журналиста Шевцовой, но размеры пробела довольно приличные. Даже не особо интересуясь историей, можно знать, что в 1917 году в России появился женский ударный батальон и что в его создании принимала активное 

участие Мария Бочкарёва, заслужившая несколько боевых наград ещё в составе обычных строевых частей. Некоторое время назад её имя было популярно и о ней писали даже в глянцевых журналах. Если бы у автора было время и, что особенно важно, желание, она могла бы узнать, что в вермахте женские подразделения (ПВО, связи, тылового обеспечения и др.) существовали как минимум с 1937 года. Более того, женские военные госпитали появились ещё в XVII веке, но это уже слишком давнее дело. 

Чтобы совсем уж поразить читателя, госпожа Шевцова делает ещё одно заявление: «Количество советских граждан, убитых во время Великой Отечественной войны, возросло с 7 до 43 миллионов человек: советская власть не горела желанием заниматься реальным подсчётом потерь за время боевых действий». Фразу надо бы разделить на две части. С одной стороны, советская власть до последних дней своего существования действительно не смогла внятно рассказать, сколько же граждан СССР погибло во время войны. Но с другой – количество потерь не могло вырасти, менялись лишь представления властей и историков. Госпожа Шевцова предлагает не верить Сталину, взявшему «с потолка» число 7 миллионов и почему-то согласна с неким «российским 

публицистом Борисом Соколовым», насчитавшим 43 миллиона. Между прочим, 43 миллиона – это каждый пятый житель предвоенного СССР, и подобное заявление в наше время нужно подтверждать очень серьёзными доказательствами. А иначе есть риск стать жертвой «синдрома Скойбеды» со всеми вытекающими последствиями. 

Нереальная история по-иркутски

Следующий материал того же сайта выглядит как пробный текст, написанный соискателем должнос-ти корреспондента в программе «Военная тайна с Игорем Прокопенко», «Тайны мира с Анной Чапман» или чего-то похожего на канале РЕН ТВ. Для тех, кто счастливо избежал знакомства и с программами, и с каналом, поясним: на протяжении пары часов люди с многоэтажными званиями (типа «профессор биоэнергетических наук, академик Астрального НИИ чёрной магии») с абсолютно серьёзными лицами расскажут вам про летающие тарелки Третьего Рейха, совершавшие регулярные рейсы по маршруту Подкаменная Тунгуска – Марс и обратно. Из спортивного интереса можно посмотреть, но мы, взяв на себя функции схалтурившего Минздрава, вас предупреждаем. 

Корреспондент Нushome.com Алексей Рудых уже практически готов к работе в стиле «скандало-интриго-расследования». В статье «Как умереть, чтобы о тебе слагали легенды» (достаточно отвратительно, чтобы поставить на сайте значок 21+) он сообщает: «Александр был уже наслышан о странных больших чудовищах, на которых сражаются бесстрашные кшатрии Индии, но жажда объединить весь мир под флагом Македонии жгла его сердце». Что-то подсказывает, что у Македонии не было флага, как не было его у Римской империи, Персии или Египта, но допустим, что это такой художественный образ. Со слонами македонцы были знакомы как минимум с битвы при Гавгамелах (то есть за пять лет до похода в Индию), когда им досталось полтора десятка животных в качестве трофеев. Так что ничего странного или чудовищного в них уже не было. Далее Алексей рассказывает душещипательную историю столкновения великого завоевателя с местным царьком, которого почему-то зовут на греческий манер Парнасом. Царёк сдался, но задавил Александра морально, и македонец казнил индуса. В реальной истории раджу звали Пурурава (или Пор) и битва между двумя армиями продолжалась восемь часов. Пор сдался, будучи раненым, а Александр оставил раджу в живых и даже увеличил его царство за счёт ранее покорённых соседей, что совсем уж не помещается в концепцию автора. 

Автор тем времением продолжает «жечь». Рассказ о расстреле царской семьи начинается словами «В ночь на 17 июля 1917 г. в Ипатьевском доме в опальном Екатеринбурге…». Непонятно, с чего и у кого Екатеринбург попал в опалу, но надо полагать, что в июле 1917 года в этом знаменитом теперь доме всё было довольно спокойно – царь с семьёй был расстрелян в 1918 году. Хотя в альтернативной реальности Алексея Рудых могло быть и иначе. Увидел же он там Россию монархическую «…до последнего хором певшую: «Боже, Царя храни!» В нашей истории монархия пала сразу и бесповоротно: даже великие князья в феврале 1917 года ходили с красными бантами, настолько им надоел венценосный родственник. Монархам, по версии Алексея Рудых, вообще не везло. В Японии, например, было так: «Японии дали современную конституцию, императора лишили божественного статуса – Хирохито и его близкие были официально признаны обычными людьми. В тот же день на главной площади у ворот императорского дворца в Токио одновременно совершили обряд сэппоку (харакири) около 40 тыс. (!) военных». 

Жуть, правда? Но и полная чушь в то же самое время. Конституция Японии появилась в 1947 году, а пик самоубийств пришёлся на август 1945 года, когда император объявил о капитуляции. Даже если допустить, что погибших от расстройства было именно 40 тысяч, совершить столько актов суицида (три дивизии!) одновременно вряд ли возможно – дворец находится на острове, куда простых смертных, да ещё с оружием и в таком количестве, просто не пускали. Более того, в мае 1945 года дворец был почти полностью уничтожен бомбёжками, хотя и не утратил своего статуса и режима особо охраняемого объекта. Многие японские военные и политики, в том числе военный министр Анами и бывший премьер-министр Тодзио, предпочли мечу пулю. Ещё один экс-премьер, принц Коноэ, отравился – но не публично же. В общем, жуткая картина массовой саморезни уступает место не менее трагичной, но размытой во времени и пространстве цепочке самоубийств. 

Билет в один конец

Вернувшись из путешествия в альтернативную реальность, ждёшь хоть какого-то отдыха, но где там. «Веб-журнал иркутских блогеров в стиле metro «Глядя из Иркутска» (это было название) предлагает читателю рассуждения известного журналиста и редактора Владимира Симиненко «Размышления о личной стратегии и Сибири у портрета Кондрашова». Предупреждаю сразу: нервным и готовым к эмиграции в Центральный федеральный округ читать не стоит. Признавшись, что Сибирь не стала ему домом, а по ночам снится «средняя полоса, Россия», автор называет Иркутск городом «приткнувшимся на обочине цивилизации». Прикинемся на секунду портным из старого анекдота, полагавшим, что Париж – это на краю Ойкумены (но шьют там неплохо), и отметим, что с точки зрения географии средней полосой России по меридиану нужно признать Красноярский край, а по широте – примерно линию Петрозаводск – Нижневартовск – Ленск – Магадан. Историческая средняя полоса, это дальняя западная окраина, и тот, кто думает иначе, загоняет страну в границы XVI века. 

Симиненко, правда, говорит о веке XVIII: «Сибирь потеряла шанс развития, данный ей русскими. …Сибирь была важна для России в 17 веке, пока Пётр не повернул руль к морям. Да и пушнина закончилась. До 1917 года кое-как доковыляли, темпы развития были потеряны. То есть в 18-19 веках темп развития Сибири был уже меньше, чем в 17-м. Города уже не строили новые, словом». Это написано о том периоде, когда была возведена Транссибирская магистраль, заключён Айгунский договор, присоединён Сахалин, основаны Владивосток, Новосибирск, а Чита и Хабаровск получили статус города; началась добыча каменного угля в Кемерове. В это же время процветала кяхтинская торговля, а на Алтае была создана первая в мире энергосистема, включавшая в себя ГЭС, ТЭЦ и линии электропередачи. Ну… может быть это и потеря темпа, но покажите – с кем мы это сравниваем? Просто чтобы осознать глубину сибирского убожества. 

Во второй половине своей декларации – а по сути это именно политическая декларация в сочетании с пророчеством – Владимир Симиненко предсказывает Сибири дальнейшую деградацию, нашествие колонизаторов и «менеджеров сырьевых вахт». Завершается этот прогноз пожеланием не ждать «припеваючевого житья», страшной в своей непонятности фразой «Здесь будет всё больше смуглых» и призывом не требовать от губернатора Ерощенко и мэра Кондрашова действий по наведению порядка. Всё равно, дескать, усилиями мэра вектора истории не перешибёшь. Ну и Солнце однажды погаснет – это же не повод ничего не делать прямо сейчас? 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector