издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Приведите мне сюда этого журналиста…»

Как «Восточка» в 1960-е годы «открыла» ректора Иркутского госуниверситета

  • Автор: Владимир ХОДИЙ, сотрудник «Восточно-Сибирской правды»в 1960–1980-е годы

В марте 1967 года в Иркутске проходило выездное заседание президиума Сибирского отделения Академии наук СССР. Оно было первым и, если не ошибаюсь, последним за всю его более чем полувековую историю. В повестке значилось несколько вопросов, один из которых звучал так: «Усиление связи академических учреждений с вузами».

Мне, сотруднику отдела науки, школ, литературы, искусства, предстояло заказать статью на эту тему. Академгородок на левом берегу Ангары тогда только строился, персонал институтов Иркутского научного центра теснился в немногих введённых в строй корпусах. Зашёл в едва ли не первое попавшее здание и обратил внимание на табличку: «Заместители директора по науке Института геохимии». Познакомились: один – Николай Фомич Лосев, другой – Борис Матвеевич Шмакин. Оба молодые – где-то между 35 и 40 годами. Оба быстро включились в беседу, особенно Лосев с его южнорусским говором и темпераментом. В результате не прошло и недели, как статья лежала на моём столе, а затем перекочевала на стол заведующей отделом Идеи Алексеевны Дубовцевой. 

Авторы публикации под заголовком «Студент, специалист, учёный» исходили из того, что новые в те 1960-е годы отрасли народного хозяйства, научные направления, методы организации производства требовали специальной подготовки кадров в высших учебных заведениях. Причём непременное условие такой подготовки – прохождение студентами практики в современных лабораториях и чтение специализированных курсов представителями со-временных направлений науки и производства. Их убеждение: Иркутск издавна являлся кузницей кадров для экономики Сибири, а с организацией научного центра Академии наук он должен стать местом подготовки специалистов по ещё более широкому спектру отраслей. Но это возможно лишь при условии тесной связи вузов с академическими учреждениями, какая существует в Новосибирске, Москве и Ленинграде. 

В статье излагались конкретные предложения по близким авторам специализациям геологической службы и горной промышленности. Аналогичное положение существовало и в других отраслях – энергетике, металлургии, химической промышленности. По мнению авторов, тесный контакт между вузами и научными учреждениями и их со-вместная работа позволят не только обеспечить народное хозяйство дефицитными специалистами, но и поднять на новый уровень качество их подготовки. Участие студентов в серьёзных научных исследованиях приучит их к самостоятельности мышления, научит работе с литературой, даст необходимую методологическую подготовку. Для учёных же преподавательская деятельность – это быстрейший путь передачи научных достижений в практику, возможность отбора наи-более способной молодёжи для научной работы. 

Прошло месяца два-три, и мы в редакции узнаём, что один из авторов статьи – Николай Фомич Лосев – стал ректором Иркутского государственного университета. 

– Да, «роковую» роль в новом назначении моего бывшего коллеги сыграла наша статья в «Восточке», – напомнил при встрече много лет спустя Борис Матвеевич Шмакин. – На неё сразу обратили внимание в обкоме партии. Николая Фомича пригласили, побеседовали, и, как результат, перемены в его карьере.

Кстати, карьера и самого Шмакина сложилась интересно. Заслуженный деятель науки РФ, доктор геолого-минералогических наук, профессор, он два срока отработал заместителем директора Института геохимии Сибирского отделения АН СССР, одновременно формируя и возглавляя лабораторию геохимии пегматитов – этих удивительных и прекрасных творений геологической активности Земли, источников многих самоцветов, слюды, редких металлов. Используя надёжную аналитическую базу Института геохимии, он проводил сравнительное изучение наших пегматитов и пегматитовых жил Индии, Монголии, США, Зимбабве, Мозамбика, Мадагаскара и других стран. Особое место в его биографии заняла трёхлетняя командировка за Атлантический океан в качестве научного советника Отдела минеральных ресурсов Секретариата ООН в Нью-Йорке, где он курировал выполнение ряда геологических проектов в Азии и Африке. Борис Матвеевич совмещал научную работу с научно-организационной, педагогической и просветительской. Читал лекции в вузах Москвы и Иркутска, Индии и США, Италии и ЮАР. Им подготовлено 15 кандидатов наук, пятеро из которых защитили докторские диссертации, под его руководством активно работали Иркутская областная организация общества «СССР–Индия» и региональное отделение Ассоциации содействия ООН. 

Но вернёмся к Лосеву. Он был ректором-новатором, оставил заметный след в жизни старейшего высшего учебного заведения не только Иркутска, но и всей Восточной Сибири, реализовал многие идеи из той статьи в «Восточно-Сибирской правде». Правда, наши отношения с ним складывались по-разному. Однажды, например, он обиделся на публикацию критической заметки по поводу организации работы студенческих строительных отрядов университета. 

Для ускорения застройки того же Академгородка по команде сверху были созданы городские студотряды общей численностью до тысячи человек. Формировались они, как тогда говорили, добровольно-принудительно. Например, вызывают студента-физика в деканат и говорят:

– Практика в мастерской заменяется работой в городском отряде. Не выйдешь на объект – не зачтём практику…

Или:

– Ты в сессию получил тройку. Пойдёшь в городской отряд – дадим стипендию… 

А самое главное – организация труда на строительных объектах, где работали студенты, была из рук вон плохая. Они использовались как подсобная рабочая сила, которой можно было затыкать прорехи. Сам однажды слышал диалог мастера и прораба:

– Мне нужен бульдозер.

– Бульдозера нет. Возьми трёх студентов…

И вот как-то по просьбе редакции центральной газеты «Известия» я продиктовал туда критическую заметку. Реакция ректора университета была предельно горячей, мне передали, что он всерьёз потребовал: «Приведите мне сюда этого журналиста». Хотя вина университета и его руководства в описываемой ситуации была, если можно так сказать, второстепенной. Ведь тогда действовала командно-административная система, в которой вуз был лишь винтиком. Лосев это сам понимал, вскоре мы в «Восточке» широко отметили 50-летний юбилей «первенца», и всё нормализовалось. 

В последующие годы я хотя и отошёл от освещения жизни научных учреждений и высшей школы, но встречался с новым ректором, беседовал с ним, наблюдал за жизнью вуза, в котором сам ещё недавно учился. Поражала энергия, с которой Николай Фомич взялся, не побоюсь этого слова, за модернизацию университета. Прежде всего, он твёрдо проводил в жизнь принцип: без науки нет преподавателя, нет самого вуза. Он всех профессоров включил в состав учёного совета университета, при нём вошли в оборот выражения «Школа профессора Парфиановича», «Школа профессора Талалаева», «Школа профессора Калабиной» и так далее. 

Лосев добился открытия при университете новых учёных советов по защите кандидатских и докторских диссертаций. Сам он, придя на должность ректора кандидатом физико-математических наук, уже весной следующего года защитил докторскую диссертацию и стал самым молодым в то время доктором наук в Иркутском университете. 

При нём заметно выросла материальная база вуза. На левом берегу Ангары, рядом с Академгородком, был введён в эксплуатацию новый корпус, где разместились химический факультет и научно-исследовательский институт. Был создан ещё один НИИ – прикладной физики. Обрёл новое дыхание НИИ био-логии, который возглавила учёный-эколог Ольга Кожова, дочь легендарного байкаловеда Михаила Михайловича Кожова.

Лосев поставил задачу и многое сделал для того, чтобы вывести университет в ряд ведущих вузов страны. Однажды он собрал целую бригаду ведущих учёных и во главе их явился в Госкомитет по науке и технике. Итогом стало выделение дополнительного финансирования по 15 научным темам, что в те времена жёсткого планирования казалось невероятным. Вот ещё одно свидетельство возросшего авторитета Иркутского университета и его ректора: когда министерство организовало региональное объединение вузов Иркутской области, Красноярского края и Бурятии для координации их деятельности, именно Лосев стал его председателем.

Была у Николая Фомича и более смелая мечта – организационно объединить Иркутский научный центр Академии наук и государственный университет. Но для того чтобы сломать ведомственные преграды, требовалось ни много ни мало решение политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Мечта так и осталась мечтой…

После отъезда из Иркутска Лосев со второй половины 1976 года работал в Ростовском университете заведующим лабораторией ядерной физики, первым проректором, заместителем председателя совета Северо-Кавказского научного центра. За заслуги перед наукой и образованием он был награждён орденом Дружбы, ему присвоили звание заслуженного деятеля науки и техники Российской Федерации.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер