издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кризис доверия

Официальное письмо за подписью министра экономического развития Иркутской области Антона Логашова было направлено в середине марта руководителям двух коммерческих структур, которые стали соучредителями регионального фонда микрокредитования. Министр попросил предпринимателей «проявить сознательность» и выйти из состава соучредителей околоправительственной структуры. 31 марта, когда проходило заседание комитета по собственности и экономической политике ЗС, ответ от ООО «Максимакс» и ООО «Сетьэнергопром» ещё не был получен. Об этом депутатам рассказал заместитель министра экономического развития региона Евгений Орачевский.

Такие новости были озвучены заместителем министра в рамках ответа на депутатский запрос Анастасии Егоровой «Об отдельных вопросах, связанных с деятельностью АО «Корпорация развития Иркутской области». Эта тема рассматривается депутатами на протяжении нескольких месяцев. Разговор о деятельности или бездеятельности КРИО и вовсе продолжается уже около трёх лет. В рамках последнего запроса депутаты пытались выяснить некоторые щекотливые аспекты создания регионального фонда микрокредитования, в уставный капитал которого КРИО внесла сто миллионов рублей.

Оказалось, что фонд не так прост. Его создание началось с попытки регионального правительства «слить» в новый котёл капиталы существующих муниципальных фондов. Главам муниципальных образований было направлено соответствующее письмо за подписью всё того же Антона Логашова. После проверки прокуратуры, инициированной депутатами, Логашов заявил, что был неправильно понят и письмо «имело рекомендательный характер».

При внимательном рассмотрении выяснились очень интересные подробности. В состав учредителей регионального фонда помимо министерства экономического развития, Ангарского муниципального образования и КРИО вошли два коммерческих предприятия – ООО «Максимакс» и ООО «Сетьэнергопром». При этом представители правительства региона заявляли и заявляют, что нарушения закона здесь нет и никакой коммерческой выгоды предприниматели не имеют, а действуют исключительно на благо родного Приангарья.

Что и неудивительно, ведь учредители двух акционерных обществ практикующие меценаты и напрямую связаны с благотворительным фондом «Отражение». Вот только в кругах любителей искусства поговаривают о дурном художественном вкусе людей, связанных с фондом, и их аффилированности с правительством Приангарья.

– Были различные проверки фонда, в том числе на основании ваших запросов. Они подтвердили, что присутствие коммерческих структур в составе учредителей не является нарушением закона, – отметил на заседании комитета Евгений Орачевский. – Простым численным большинством Иркутская область гарантировала себе преимущество в случае принятия любых управленческих решений. Из пяти участников три голоса принадлежат области.

Но собравшиеся за круглым столом не поверили даже в то, что область получит именно три голоса. «Так что мы вопрос о коммерческих учредителях всё равно будем держать на контроле», – предупредил депутат Дмитрий Ершов.

– Минэко понимает всю обеспокоенность и сообщает, что 14 марта официально обратилось к указанным компаниям с предложением о добровольном выходе из состава учредителей, – согласился Евгений Орачевский. – Письмо подписано министром экономического развития Антоном Логашовым. Пока официального ответа не получено.

Однако депутаты уже вышли за рамки вопросов микрокредитования и вообще засомневались в целесообразности деятельности всех остальных фондов, созданных при участии АО «Корпорация развития», а главное, его денег. Депутатам хотелось как-то структурировать те хаотичные действия, которые до сих пор приходится называть «деятельностью» КРИО. Оказалось, что пока этого не может сделать никто, потому что у корпорации даже нет соответствующего правового акта, регламентирующего порядок распределения средств и критерии отбора проектов. Само минэко не может сказать, какие направления считать приоритетными для приложения сил и средств КРИО.

Евгений Орачевский заверил депутатов, что работа по созданию документов, регламентирующих деятельность корпорации, активно ведётся. Но она не может быть закончена, пока… не принята «Стратегия развития Иркутской области». Новый заместитель министра, который работает на этой должности с 17 января, даже выразил осторожную уверенность, что стратегия будет принята на заседании ЗС, назначенном на 19 апреля, и тогда исчезнет последнее препятствие для эффективной работы КРИО.

Если бы замминистра работал дольше, наверное, не стал бы так говорить. Потому что председатель комиссии Ольга Носенко сразу окоротила представителя правительства и попросила не брать на себя смелость «решать за депутатов», которые вовсе не уверены, что стратегия будет принята. Она их до сих пор не устраивает «как образ будущего», потому что в ней нет «прорывных вещей и громких проектов».

Рядом с заместителем министра сидел новый руководитель корпорации Олег Сердюков, который совсем недавно сменил на этой должности Анатолия Коляду. По объективным причинам он пока ещё мало что мог рассказать о тонкостях работы подведомственной организации. В общем, после трёх лет пустых разговоров нервы у всех начали сдавать.

– Если до принятия стратегии развития области вы не можете принять нормативно-правовой документ, регламентирующий работу корпорации, у меня предложение – может быть, мы пока приостановим её деятельность? – взяла слово Анастасия Егорова. – За эти годы около 10–20 миллионов рублей мы потратили только на содержание штата КРИО. Люди ни в чём не виноваты, но у нас ведь масса других проблем в области, бывает, и дети голодают. Если уж мы не можем принять такой нормативно-правовой акт, может, мы так и поступим? Ведь, по большому счёту, без этого документа мы не должны работать. Зачем друг друга обманывать? Ну, поставьте уже конкретные даты и сделайте. Или скажите честно: отстаньте вы от нас и дайте жить своей жизнью.

– Не надо от нас отставать, – галантно парировал Евгений Орачевский. – Вы всё правительство держите в полном тонусе. Меня вот, в частности.

Заместитель министра согласился с тем, что КРИО работает неэффективно. Однако приостановить её работу всё-таки невозможно, поскольку есть целый ряд проектов, в которых она задействована. Прежде всего это так называемые институты развития, финансовой подпиткой которых занимается корпорация. Кроме регионального фонда микрокредитования создано ещё несколько фондов со сходными задачами.

– Я вижу тут некоторое противоречие, – отметил депутат Сергей Бабкин. – Вы говорите, что не можете принять целеполагающие документы при отсутствии стратегии развития области. Но это вовсе не помешало правительству создать дополнительно несколько фондов, которые только увеличивают неразбериху.

Неразберихи действительно хватает. Депутатам прежде всего хотелось увидеть конкретные цифры, в которых можно было бы измерить эффективность работы КРИО и созданных ею фондов. Но таких цифр не было. Правительство не может чётко ответить, какой эффект принесёт деятельность того или иного фонда, сколько денег нужно на них потратить и сколько будет получено, нет даже чёткой кадровой структуры созданных фондов.

Например, в самой корпорации на сегодня работают 14 человек, агентство инвестиционного развития пока насчитывает 3 человека, в гарантийном фонде области заняты 21 человек. Центр поддержки предпринимательства, в который входит инжиниринговый центр, центр кластерного развития, центр сертификации и консультативной поддержки бизнеса – это около 20 человек. Фонд развития промышленности также пока не имеет чёткой структуры. Евгений Орачевский пояснил, что кадровый состав фонда не был предметом обсуждения в минэко.

Несмотря на то что ещё не выработаны официальные критерии, которыми КРИО должна руководствоваться при выборе проектов, денег на её счетах остаётся не так уж много.

– Около 300 миллионов рублей уйдёт на финансирование фонда микрокредитования в ближайшие три года, – подсчитал Евгений Орачевский. – Наверное, ещё столько же уйдёт на фонд развития промышленности. Уже есть утверждённый проект по строительству диагностического центра на 340 миллионов рублей и совместный проект с ИРЖА на 200 миллионов.

– Знаете, такое впечатление создаётся, что вы не хотите никого поддерживать, а просто решили всё раздать по своим фондам, – подвела черту под этим выступлением Ольга Носенко.

Тем более депутаты не могли взять в толк, зачем откладывать 300 млн рублей для фонда микрокредитования, который начинает работу со скандалов и пока не доказал свою эффективность. Гораздо логичнее годик подождать, оценить целесообразность, а потом уже принимать решение. «Не доводите опять дело до обращений в прокуратуру», – попросила Анастасия Егорова.

– А вам не кажется, что КРИО вообще начинает подменять регулятора? – поднял и вовсе глобальную тему депутат Эдуард Дикунов. – Регулятор в нашем случае – это министерство, а КРИО лишь инструмент. Создание многочисленных фондов – это функции регулятора, и раньше он её выполнял. У КРИО другая задача: корпорация должна искать инвесторов, брать их за руку и приводить в Иркутскую область.

Депутаты пообещали и дальше держать на контроле работу КРИО. Поскольку смешно привязываться к не принятой пока стратегии, решили вернуться к рассмотрению уставных документов КРИО 1 мая. До этого времени они, по крайней мере, должны быть разработаны. Другое дело, что всегда остаётся возможность внести в них изменения.

Запрос к правительству решили расширить, попросив предоставить экономическое обоснование необходимости создания многочисленных фондов развития. Кроме того, представителю губернатора в ЗС Роману Буянову напомнили, что, согласно закону, теперь и депутаты должны участвовать в хозяйственной деятельности субъектов, акции которых принадлежат правительству региона.

В их число входит и КРИО. Для того чтобы со следующего года депутаты смогли реализовать эти полномочия, нужно начинать подготовку уже сейчас.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер