издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Без согласия матери

суд потребовал провести необходимое для спасения ребёнка медицинское вмешательство

На этот раз на одной чаше весов Фемиды была жизнь новорождённой малышки, а на другой – религиозные принципы её мамы, не позволившей врачам провести дочке процедуру переливания крови. Дело по административному исковому заявлению областной клинической больницы к «принципиальной» родительнице о разрешении медицинского вмешательства, необходимого для спасения ребёнка, рассматривалось Свердловским районным судом Иркутска в закрытом заседании и в срочном порядке. Счёт шёл уже буквально на минуты – девочка могла погибнуть.

Сразу скажу – сегодня жизнь этой крохи вне опасности. После операции, проведённой в тот же день, вернее, вечер, когда суд дал врачам на неё добро, прошло уже полтора месяца. Известно, что малышка, ради спасения которой медики пошли на такие экстраординарные меры, явно идёт на поправку. В отделение анестезиологии-реанимации областной клинической больницы девочка попала 17 мая, в день своего рождения. Ей был выставлен диагноз «гемолитическая болезнь, тяжёлое течение». Это одно из самых опасных детских заболеваний – оно возникает из-за несовместимости крови матери и плода и сопровождается массивным распадом красных клеток крови. Медлить было нельзя – жизнь ребёнка временно поддерживалась искусственной вентиляцией лёгких и внутривенными вливаниями, но спасти её могло только экстренное медицинское вмешательство, так называемое заменное, то есть полное, переливание крови. Альтернативных методов лечения тяжёлой формы этой болезни просто не существует. Однако убедить маму дать согласие на процедуру медикам не удалось.

Поскольку оформленный по всем правилам отказ от операции однозначно означал смерть ребёнка, больница не мешкая обратилась к правосудию с просьбой разрешить врачам исполнить свой служебный и человеческий долг «в отсутствие согласия законного представителя». Мама и её адвокат (он известен тем, что отстаивает в судах религиозные убеждения членов секты «Свидетели Иеговы») твердили на заседании, что ребёнка можно вылечить и уколами. Ни лечащий врач, ни известные специалисты в области неонатологии, ни сотрудник органов опеки и попечительства переубедить ответчика не смогли. Врачи поясняли, что, если бы даже случилось чудо и девочка выжила, страшных последствий в виде нарушения работы всех её органов, в частности головного мозга и печени, избежать бы не удалось. Мама упорно твердила, что боится заражения крови и читала в Интернете о «хорошем препарате», применяемом при таком диагнозе. Этот препарат, эритропоэтин, выписывали даже её старшей дочке, и лекарство помогло безо всяких там переливаний крови. Тот факт, что состояние младшей дочери, как и её диагноз, несравнимо тяжелее, родительница принимать к сведению ни в какую не хотела.

Подобное упрямство на самом деле объяснялось, конечно, не страхом перед «заразой», а позицией секты «Свидетели Иеговы», которая несколько «расширила» библейское учение в вопросах, связанных с кровью. «Ветхий завет», как известно, запрещает употреблять в пищу мясо животного, кровь из которого не вытекла как следует, поскольку в ней якобы находится душа живого существа. «Свидетели Иеговы» от себя наложили ещё и запрет на любые другие виды приёма крови и её компонентов. В том числе на переливание, которое они сравнивают ни много ни мало с людоедством. Скорее всего, ответчица просто «постеснялась» привести в суде этот мотив, поскольку у иеговистов в последнее время и без того хватает проблем с законом. По иску Минюста РФ Верховный суд признал деятельность «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» экстремистской, и с апреля она подлежит полному запрету. Чтобы избежать конфликтов с пациентами, Минздрав РФ утвердил пособие для врачей, где рассматриваются этические и юридические проблемы гемотрансфузии. Согласно этому документу, если окончательное решение об отказе от переливания принято дееспособным взрослым пациентом, то врачи должны ограничиться альтернативными методами лечения. Но, когда речь идёт о судьбе ребёнка младше 15 лет, больничное учреждение имеет право оспорить в суде мнение родителя о медицинской процедуре. Именно это и сделала областная клиническая больница.

Суд выслушал доводы специалистов, проанализировал письменные доказательства (медицинские документы, в том числе результаты лабораторных исследований на уровень эритроцитов и билирубина). И согласился с тем, что законный представитель несовершеннолетнего нарушает его основные права, гарантированные Конвенцией о правах ребёнка, Конституцией, Семейным кодексом РФ, – на охрану здоровья и медицинскую помощь. Закон запрещает осуществлять родительские права в противоречии с интересами детей. Обязательным условием медицинского вмешательства без согласия законного представителя является в соответствии с Кодексом административного судопроизводства угроза жизни ребёнка. И факт существования такой угрозы в суде подтвердился. Исковые требования государственного бюджетного учреждения здравоохранения Иркутской ордена «Знак почёта» областной клинической больницы удовлетворены в полном объёме. Мало того, административное заявление лечебного учреждения о проведении необходимых медицинских манипуляций без согласия матери ребёнка, которому от роду к тому моменту было всего два дня, Свердловский районный суд обратил «к немедленному исполнению». Это решение прозвучало в восьмом часу вечера – и тут же, прямо из зала заседаний, представители истца позвонили в больницу, чтобы девочку везли в операционную. Малышка была спасена.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector