издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Идея фикс с красным подбоем

Иркутские политики и политологи обсудили, как выбирать мэра – прямым голосованием или через депутатов

  • Автор: Галина Солонина, Фото: Фото из архива клуба «WTF»

В тот день сначала всё благоволило коммунистической идее. И кресла с красной обивкой в преисполненном пафоса зале ресторана «Дон Отелло», и такие же, в тон, туфли ведущей, и сама тема дискуссии: референдум КПРФ о том, как выбирать мэра Иркутска – прямым голосованием (как это было раньше) или опосредованно, через депутатов городской Думы (как стало в 2015 году). На минувшей неделе, 5 июля, в Иркутске состоялось второе заседание клуба «WTF», который позиционирует себя в качестве главной политической дискуссионной площадки России, хотя при этом обзывается англоязычной аббревиатурой, в переводе означающей «Какого фака?»

На высокие барные стульчики были усажены два главных оппонента – первый секретарь Иркутского горкома КПРФ, депутат Заксобрания Ольга Носенко и «гражданин Фалейчик» – известный иркутский политик, высокие регалии которого остались пока в прошлом.

– Если бы не ваша партия, обсуждать было бы нечего, – гостеприимно пригласила высказаться Ольгу Носенко ведущая Роза Абдулина.

– Уважаемые товарищи, – коммунистка обвела взглядом аудиторию, состоящую в основном из господ (видимо, рассчитывая, что фантомные боли по Советскому Союзу, где все были друг другу товарищами, заставят публику проявить милосердие: от КПРФ больше никто не прибыл, только где-то на галёрке мелькало несколько коммунистических политтехнологов и сопричастных). – В апреле бюро Иркутского обкома КПРФ вышло с инициативой проведения областного референдума о возвращении прямых выборов мэра города Иркутска.

Далее последовал подробный рассказ, как в 2010 году КПРФ одержала в Иркутске сокрушительную победу над «Единой Россией», проведя в мэры коммуниста Виктора Кондрашова. Как он потом внепланово метнулся в «Единую Россию». Как коммунисты ему простили невольную измену. Как в 2015 году партия власти и вовсе сменила правила игры: отменила прямые всеобщие выборы мэра города. И как теперь КПРФ хочет вернуть их обратно. (Видимо, для того, чтобы избрать ещё одного пламенного коммуниста, подобного Виктору Кондрашову.)

Вся спецоперация коммунистов по возвращению в Иркутск прямых выборов мэра состояла из двух ходов. Первый: внести в Законодательное Собрание Иркутской области соответствующий законопроект, который, конечно же,будет отвергнут единороссовским большинством как не самый своевременный. (Тут бы, по мнению ЕР, с экономикой разобраться: Стратегия социально-экономического развития Иркутской области, которую губернатор-коммунист Сергей Левченко обещает уже полтора года и которая до сих пор не доработана, – видать, не самая интересная тема для современных марксистов-ленинистов. Политика, выборы – куда веселее.) Второй шаг: публично обидеться на «Единую Россию» и объявить областной референдум.

Ольга Носенко выложила все «домашние заготовки»: и про явку, и про козни политических оппонентов, но сделала это по-женски деликатно и с глубоким пониманием того, что в этой пронафталиненной политической игре каждый отбывает свой номер. Ещё бы: под лозунгами о прямых выборах мэра Иркутска ещё сам Левченко ходил походом против Ерощенко, одержал победу и до времени убрал знамёна в чулан. А сейчас, когда на горизонте замаячили выборы в Законодательное Собрание (2018 год не за горами), он вновь решил сыграть на излюбленной теме.

Гражданин Фалейчик – не самый большой мастер ходить строем – надел на себя улыбку а-ля «усы Пескова» и начал беззастенчиво хохмить:

– Того, кто из народа вышел, в народ обратно не загнать, – имея в виду то ли всю демократию в целом, то ли – в отдельной Иркутской области.

А дальше перешёл к самому больному вопросу – мэрам городов и районов Приангарья, осуждённым или обвиняемым в уголовных преступлениях: это Дорошок, Сайков, Кустос, Наумов, Ташкинов, Серов.

– Серов уже отсидел, – взревела коммунистическая галёрка.

– Хорошо, отсидел, – успокоил аудиторию Юрий Фалейчик и продолжил скорбный список. – Величко, Жуков. Ах да, Жуков тоже уже отсидел…

И резюмировал:

– От того, каким образом мы выбираем главу, его дальнейшее поведение не зависит. Из перечисленных все, за исключением Жукова, были выбраны населением на прямых выборах.

Фалейчик заявил, что благодаря мэрской вольнице у нас в стране процветает «иерархия безнаказанности». Обуздать тех мэров, которые не чтут даже Уголовный кодекс, довольно сложно. По его мнению, в этом плане хороши начальственные окрики сверху. Посетовал, что такая система, к сожалению, распространяется и на губернаторов, которые ничуть не лучше, чем мэры, просто их меньше.

– Если на губернатора не будет команды «Фас!», ему всё дозволено. Да, Паша? – гражданин Фалейчик обратился к господину Павлу Бицуре – главному пиарщику КПРФ в Иркутской области и лично Сергея Левченко.

Паша победоносно улыбнулся. Чувствовалось, что электрический ток, та самая живая и заинтересованная дискуссия, о которой мечтала зачинщица мероприятия Роза Абдулина, протекает негласно и по другому каналу, минуя самоотверженную Ольгу Носенко. И в той настоящей дискуссии за словом в карман не лезут. Но в этот раз молния прошла, так никого и не задев.

Поэтому гражданин Фалейчик пошёл дальше – рассказывать о том, что модель непрямых выборов мэра действует в большинстве областных, краевых и республиканских столиц, что она поддержана «Единой Россией» и президентом страны.

– Не важно, как избран! Важно, как мэр будет работать! – резюмировал гражданин Фалейчик.

– Ольга Николаевна, вы, я видела, хотели бы как дать! – Роза Абдулина желала настоящего скандала, ведь дискуссия транслировалась в прямом эфире в «Фейсбуке», нужны были лайки, просмотры и ажиотаж.

Вместо хука снизу Ольга Носенко предложила поговорить о том, что выборы мэра Иркутска и городской Думы по времени не совпадают. И как тут быть, ведь городского голову депутаты выбирают из своего состава?

– Это мимо меня. Я та же «баба Валя», никого не представляю, кроме себя. Но последнее дело юридические коллизии решать политическими методами. Я слышал, что КПРФ хочет подать в суд на Законодательное Собрание. Пожалуй, идите в суд! – послал КПРФ гражданин Фалейчик.

– Юрий Иосифович, а вы иркутянин? – Роза Абдулина ударила по больному месту.

– С 1996 года. Регистрацию показать?

Холивар в стилистике дикого Запада явно не клеился. Ведущая пошла распекать добродушную Ольгу Носенко:

– Митинг КПРФ за возвращение прямых выборов мэра Иркутска собрал меньше народа, чем митинг Навального в Улан-Удэ, – плеснула яда в пудинг всеобщего примирения и взаимной любви Роза Абдулина.

Яд скатился по стенкам пудинга, не причинив разрушений. Аудитория, в которой было больше сторонников «гражданина Фалейчика», чем инициатив КПРФ, даже жалкими хлопками не поблагодарила ведущую за такую удачную подачу. Да и Ольга Николаевна не стала рвать и метать, ограничившись ответом в духе «не важно, сколько пришло, важно, сколько подписей оставили». А по итогам митинга, который посетили, по самым смелым подсчётам, 150–200 человек (включая полицию и журналистов), было добыто более 18 тысяч подписей иркутян. Понятно, что их ловили где-то до митинга. Но где и на что – вопрос.èèè

Пока Роза Абдулина пыталась посчитать, сколько процентов от всех жителей Иркутска составляют эти 18 тысяч, Юрий Фалейчик поставил подножку самому факту сбора подписей. Он предложил любому желающему набрать в Интернете словосочетание «собрать подписи» и насладиться богатством предложений: подписи, накрутка лайков, рейтингов и т.д. – всё, что угодно, за ваши деньги.

– Учитывая, что сбором подписей занимался Владимир Матиенко (владелец газеты «Байкальские вести». – Авт.), который от правительства Иркутской области получает огромные деньги, считаю эти цифры фейком. Нельзя ими пользоваться как аргументом, – заявил Фалейчик.

Чтобы публика не клевала носами белые скатерти благородного заведения, ораторы и ведущая добавили в дискуссию огня. Роза Абдулина припомнила Юрию Фалейчику, что он совсем недавно ещё был советником губернатора Левченко, и поинтересовалась, что бы он сейчас говорил, оставайся на этом посту по сию пору. «Улыбка Пескова» на секунду погасла: Фалейчик воздержался от ответа, сделав вид (пожалуй, впервые за всю беседу), что его можно задеть.

Впрочем, в его арсенале тоже нашлась шпилька: Фалейчик опять припомнил мэров-коммунистов, которых угораздило оказаться в местах не столь отдалённых по вполне криминальным статьям.

– Серов, Величко, – начал перечислять он, но был прерван Ольгой Носенко.

– Я ответственно заявляю, что Величко невиновен! – горячо вступилась она за однопартийца.

– Кондрашов, – продолжил Фалейчик, – не в том смысле, что он нарушил Уголовный кодекс, а в том, как поступил по отношению к своей партии. Скамейка запасных у КПРФ короткая, так что ею пользуются проходимцы с точки зрения партии.

В дискуссию вступили наблюдатели. Сергей Шмидт, политолог, доцент исторического факультета ИГУ, демонстрируя усталость от традиционных линейных политических игрищ, спросил у Ольги Носенко, не хочется ли ей новизны? «Вам не любопытно посмотреть, как пройдут выборы в городскую Думу в 2019 году, когда все будут знать, что каждый депутат – это потенциальный мэр?» – поинтересовался он.

Дискуссия явно уходила в область идей, теорий и экспериментов. И, видимо, нуждалась в приземлении.

– На улице Якоби стоят сухие деревья! Я жду, когда они на кого-нибудь упадут, – поделился надеждами журналист Владимир Скращук, работающий в том самом издании, которое технологично собирало подписи для коммунистов. – Выйдите на улицу Карла Либкнехта, посмотрите, как идёт ремонт!

И, чтобы публика осознала масштаб коммунальной катастрофы, он решительно покинул помещение.

«Усы Пескова» взметнулись вверх.

– Действующий мэр работает два года, ему нельзя предъявлять претензии за всю историю города Иркутска, – парировал Фалейчик вслед стремительно унёсшемуся Скращуку. – Сейчас мы можем только смотреть тренд: позитивный он или негативный.

К дискуссии подключился завкафедрой журналистики и медиаменеджмента, профессор ИГУ Александр Гимельштейн. Он заметил, что в Париже, Берлине и ещё целом ряде столиц нет прямых выборов мэра: там действует примерно такая же система, как и в Иркутске. Но никаких неудобств и ущемления жители не ощущают. А вот о качестве самой политической дискуссии по этому вопросу, развёрнутой инициаторами референдума, он выразился нелицеприятно. Напомнил, что добрая половина редакции «Восточно-Сибирской правды», которую он возглавляет, выступала в своё время против отмены прямых выборов мэра Иркутска. Некоторые даже на единственный разрешённый митинг ходили, на котором не было транспарантов и флагов ни КПРФ, ни «Гражданской платформы». Тогда губернатором был Сергей Ерощенко. «Он позвонил мне и спросил, можно ли встретиться с моими журналистами. Приехал, настаивал на своей позиции, но ни в чём их не убедил. И уехал. Замечу на контрасте, что за несогласие с мнением нынешних обитателей «Серого дома» следует грязная информационная кампания в социальных сетях, когда людей просто поливают грязью», – поделился уникальным опытом издатель. По мнению Александра Гимельштейна, областные законодатели должны принять закон, передающий право определять порядок избрания мэров городов и районов местным Думам, представительным органам местного самоуправления, права которых, на его взгляд, попираются и ограничиваются органами государственной власти. «Вот тогда иркутская Дума и определит, каков будет порядок избрания мэра в 2020 году. Совершенно не исключаю, что последует возврат к прямым выборам», – подытожил он.

К барьеру вышел один из «виновников торжества» – депутат городской Думы Алексей Савельев, представитель того самого большинства, которое избрало из своего состава мэром Иркутска Дмитрия Бердникова.

Савельев искренне пытался убедить собравшихся, что мэр – это не политик, а хозяйственник. Сидевшие на галёрке политтехнологи КПРФ сверкнули зубами: кому как.

– В кошмарном сне не приснится, чтобы директора Иркутского авиазавода, АНХК или АЭХК избрали на общем собрании коллектива, – начал он пугать аудиторию.

Но поскольку это не сильно помогло, стал топить тему: прежде чем принимать решение, нужно опросить экспертов, обсудить на совещаниях и т.д. Короче, сделать ровно то же, что КПРФ в лице своего первого секретаря – губернатора Иркутской области – делает со Стратегией социально-экономического развития Иркутской области. Тихо и с почестями похоронить идею и жить как-то дальше, по привычке.

Голубем с оливковой ветвью вышел на авансцену профессор ИГУ Станислав Гольдфарб, директор медиагруппы «КП-Иркутск», пытающийся сохранять отношения со всеми сторонами политического противостояния в регионе.

– Хочется, чтобы дискуссия завершилась, чтобы коммунисты с единороссами взялись за руки, – начал мечтать профессор.

– Не тот город вы выбрали для покоя, – разрушил чужой воздушный замок Сергей Шмидт.

Но дал надежду всем собравшимся (за исключением политтехнологов КПРФ, для которых референдум – это хлеб с маслом и икоркой):

– Я вполне допускаю такой вариант, что через полгода проблема сама отпадёт, если аналитики «Единой России» посчитают, что не следует накануне выборов в Законодательное Собрание отдавать коммунистам такую важную тему, как выборы мэра Иркутска.

И обратил внимание на интересную закономерность: против действующего мэра Дмитрия Бердникова не выступают даже те СМИ, которые работают по контракту с областным правительством. То есть к качеству его работы нет претензий. Поэтому тем, кто качает тему «плохого мэра, которого нужно переизбрать на прямых выборах», приходится пользоваться услугами анонимных сетевых активистов. По-фейсбучному они называются «ботами».

Внезапно вернувшийся Владимир Скращук решил тут же переубедить Шмидта, доказав, что и среди СМИ имеются недовольные работой Бердникова (хотя в их газете об этом ничего не прочтёшь).

– За всю историю города Иркутска было два хороших мэра: Салацкий и Мезенцев, который хоть и значился губернатором, но по факту был мэром.

Скращук заявил, что мэры в Иркутске нормально работают только первый год после победы. Потом свыкаются со стонами иркутян и уже ничего не слышат. Сам он по этой части много экспериментировал: сначала над Кондрашовым, теперь – над Бердниковым. Поэтому предложил новаторскую идею – сократить срок полномочий мэра до одного года (хотя, развивая учение Скращука, можно и два года дать: первый мэры будут работать на энтузиазме и от страха, второй – чтобы быть избранными на очередных выборах ещё на пару лет).

И напоследок (видимо, в порядке эксперимента – посмотреть на скорость реакции мэра Бердникова) высказал личную претензию по поводу стадиона в 14 школе, который «как был несколько лет назад, так и остаётся».

Станисав Гольдфарб внёс своё веское слово:

– Да, не всё хорошо, но невозможно все проблемы сразу решить. У нас хотя бы города не закрываются. Вон в США – закрываются: Детройт умер…

Тут бы добавить, что у них и негров линчуют, а у нас с ними довольно вежливо обходятся… Но за дело взялся тот, кто знает быструю дорогу к Детройту и неграм.

– Та вертикаль, которая выстроена партией власти, рушится на глазах, – радостно констатировал Павел Бицура.

После недолгой, но пронзительной рефлексии политтехнолога Антона Баталина на темы «насколько мы искренни, обсуждая этот вопрос», «могут ли иркутяне избрать хорошего мэра» и «верните мне право голоса» Роза Абдулина решила закрывать дискуссию.

Ораторы блеснули финальными аргументами. Ольга Носенко сказала, что референдум нужно провести одновременно с выборами президента России 18 марта 2018 года, потому что так обойдётся дешевле (ещё дешевле – и вовсе не проводить, но истинные коммунисты на демократии не экономят: больше выборов и референдумов, хороших и разных!). А Фалейчик вдруг вспомнил, что губернатор Левченко обещал при помощи референдума поднять явку на выборах президента, но это уж дудки.

– Я не знаю такого вопроса, который поднял бы явку, – заявил он.

– Однополые браки! – подсказал Шмидт.

– Вопрос, сформулированный для референдума, безобразен, – Фалейчик решил оставаться серьёзным, но при этом напоследок испортить атмосферу всеобщей любви, чтобы потом было хоть, что вспомнить. – Какое дело жителям Бодайбо до того, как проходит избрание мэра Иркутска? А референдум будет областным. Вы в головы людей вселяете паразита, который сбивает все настройки. Как люди увяжут два вопроса – выборы президента и выборы модели избрания мэра Иркутска?

На последних словах участники дискуссии уже начинали горячо и тепло прощаться друг с другом, расцеловываясь напоследок. Все получили, что хотели: послушали основных спикеров, услышали взаимные аргументы, прикинули, как будут их отбивать на следующих дискуссиях. И дружной оравой вывалились к ничего не подозревающим о своей сложной избирательной судьбе горожанам, в вечерний Иркутск, над которым вполне безыдейно краснел закат.

 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры