издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Третьего не дано

У Всемирного банка есть деньги на экологическую оценку только двух гидроузлов в бассейне Селенги

Всемирный банк готов профинансировать региональную экологическую оценку только двух проектов в монгольской части бассейна Селенги – гидроэлектростанции «Шурэн» и плотины на Орхоне для отвода воды в район пустыни Гоби. Более масштабная и мощная ГЭС «Эгийн-гол», подготовительные работы по которой практически завершены, в этот перечень не входит. Об этом стало известно на прошедшем в Улан-Баторе в начале октября первом заседании российско-монгольской рабочей группы для комплексного рассмотрения вопросов, связанных с планируемым строительством в Монголии гидротехнических сооружений на водосборной территории Селенги. Такой подход противоречит решению Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, который на 41 сессии в июле напомнил о необходимости проведения стратегической экологической оценки всех проектов, связанных с распределением водных ресурсов в бассейне реки, которая даёт половину притока в Байкал.

Восьмёрка становится магическим числом для тех, кто причастен к обсуждению проектов гидротехнических сооружений на водосборной площади Селенги на территории Монголии. Восемь часов заняло согласование протокола по результатам мартовских общественных слушаний в Республике Бурятия, столько же ушло на подготовку итогового документа заседания рабочей группы в Улан-Баторе, которое проходило 2-3 октября. В результате он был подписан только утром 4 октября. Тем не менее обсуждение проходило в конструктивном ключе, сообщил корреспонденту «Сибирского энергетика» научный руководитель ИНЦ СО РАН, директор Института динамики систем и теории управления имени В.М. Матросова Игорь Бычков, участвовавший в заседании. Монгольская сторона, в частности, представила предварительный вариант технического задания на проведение региональной экологической оценки (РЭО) района бассейна Селенги и Байкала в контексте проектов Шурэнской ГЭС и водоотвода «Орхон», переведённый на русский язык, и техзадание для оценки воздействия на окружающую среду гидроэлектростанции «Эгийн-гол». Последнее – документ иного уровня, который в отличие от региональной экологической оценки разрабатывается на основании уже готового технического проекта.

Работы продолжаются?

«На мой прямой вопрос представителю Всемирного банка о том, готовы ли они профинансировать выполнение региональной экологической оценки по всем трём объектам, был дан отрицательный ответ, – рассказал Бычков. – При этом монгольская сторона во главе с государственным секретарём Министерства окружающей среды и туризма страны Цэгмидийном Цэнгэлом заявляет о том, что приоритетными являются три проекта, а первоочередным выступает «Эгийн-гол». Более того, после заседания пресс-секретарь государственной компании «Эгийн-гол» Давааням заявил, что «проект продолжается» и может быть реализован в течение пяти-шести лет. «Все планы и чертежи ГЭС сделаны, а также завершены предварительные работы по строительству инфраструктуры, – цитирует его слова монгольский новостной портал iToim. – К примеру, от Эрдэнэта проложена линия электропередачи протяжённостью 72,6 км, по концессионному соглашению с Китаем построен мост через Селенгу. Сейчас ожидается решение со стороны России».

Гидроэлектростанция «Эгийн-гол» вместе с Шурэнской ГЭС и водохранилищем на Орхоне, притоке Селенги, в свою очередь, являются составляющими инфраструктуры для проекта «Поддержка инвестиций в развитие горнорудной промышленности» (Mining Infrastructure Investment Support Project, MINIS), который финансирует Всемирный банк. Финансовое учреждение выделило 25 млн долларов на предварительные работы по нему. Оно же год назад объявило тендер на проведение региональной экологической оценки, а также оценки воздействия на окружающую среду и социальных последствий ГЭС «Шурэн» и Орхонского проекта, который в сентябре был отменён. Причиной, следует из официального уведомления, стали итоги общественных консультаций в России и Монголии, которые проходили в мае–июле. При этом, сказано в документе, в ближайшие месяцы Всемирный банк планирует объявить торги на подготовку региональной экологической оценки по указанным объектам.

«Исходя из общей концепции, подхода к проведению подобных работ, она должна учитывать последствия строительства всех возможных объектов в бассейне Селенги, – подчеркнул Бычков. – Вероятное влияние всех трёх гидроузлов должно быть оценено с одинаковых позиций. Невозможно провести региональную экологическую оценку только «Шурэна» и «Орхона», а потом сделать РЭО для «Эгийн-гола». На то же указывает и Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО. В протоколе его 41 сессии, которая состоялась в июле в Кракове, сказано, что организация «ещё раз напоминает о своём пожелании в адрес Российской Федерации и Монголии совместно проводить трансграничную стратегическую экологическую оценку любых проектов по гидроэнергетике и управлению водными ресурсами, которые потенциально могут затронуть» бассейн Селенги и, следовательно, Байкала. РЭО в данном случае можно рассматривать как один из видов стратегической экологической оценки, пояснил российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов. «Коалиция ещё летом направила в адрес соответствующих государственных органов России и Монголии конкретные предложения по поводу того, каким образом можно запустить совместный процесс стратегической экологической оценки Селенги и Байкала, – добавил он. – Положительный ответ от Минприроды РФ уже получен, теперь мы ждём реакцию монгольской стороны».

Работа, предположил Бычков, потребует дополнительного финансирования «вне рамок Всемирного банка». Однако Колотов заметил, что она должна быть проведена на средства проекта MINIS, который финансирует ВБ. «По мнению нашей стороны, она уж точно не должна быть выполнена за счёт российского налогоплательщика», – заключил, в свою очередь, научный руководитель ИНЦ СО РАН. Так или иначе, Россия и Монголия, по его словам, сходятся в том, что региональная экологическая оценка должна охватывать все три проекта в бассейне Селенги. «И учёные, и другие эксперты неоднократно говорили, что мы не можем начать строительство, не имея в рамках сегодняшних компетенций оценки воздействия на окружающую среду, – сказал он. – Это бессмысленно, как, скажем, начать возводить пятнадцатиэтажный дом и параллельно исследовать грунты, сейсмику и всё остальное. Мы понимаем, что сегодняшний уровень наших компетенций, может быть, не позволит в полной мере оценить все последствия, но провести эту работу мы обязаны. И только после региональной экологической оценки можно будет решать, переходить или не переходить к следующим этапам – оценке воздействия на окружающую среду и строительству».

Экономика впереди энергетики

При этом в протоколе заседания в Улан-Баторе ещё раз подчёркивается, что Россия «уважает суверенное право Монголии по обеспечению собственной энергетической безопасности и доступа населения к чистой воде, но при этом призывает принимать все возможные меры для предотвращения возможных негативных последствий для объекта всемирного наследия ЮНЕСКО – озера Байкал». Поэтому предлагается несколько альтернатив ГЭС. Среди них объекты атомной энергетики, ветровые или солнечные электростанции. Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской, чьи слова приводит пресс-служба Минприроды, упоминает также энергомост в рамках проекта «Азиатское суперкольцо». Передача электричества по ЛЭП из России, подчеркнул он, «обеспечит более низкую стоимость электричества, чем при реализации строительства ГЭС».

Соображения экономики действительно стимулируют поиск альтернатив. По своей высоте – 103 м – плотина «Эгийн-гола» сопоставима с плотиной Усть-Илимской ГЭС, а по длине – 710 м – не сильно уступает Бурейской ГЭС. Только её мощность составляет 315 МВт. Для сравнения: Усть-Илимская ГЭС выдаёт 3840 ГВт, Бурейская – 2010 ГВт. «Если учесть, что ниже по течению планируют возвести компенсирующую плотину (это новшество ранее не обсуждалось), которая могла бы в зимний период накапливать сбросы и тем самым балансировать внутригодовой гидрологический режим, я бы сказал, что требуется дополнительное экономическое обоснование и рассмотрение, – добавил Бычков. – Вдобавок мы так и не получили ответ на вопрос, учтены ли в стоимости строительства гидроэлектростанции ЛЭП для выдачи её мощности». Их цена может оказаться немалой, ведь необходимо будет обеспечить связь между центральной энергосистемой Монголии, в которой планируют возвести ГЭС, и юго-востоком страны, где располагаются основные потребители электричества – горнодобывающие предприятия. «Это отдельный вопрос, который тоже возникал и рассматривался, – уточнил научный руководитель ИНЦ СО РАН. – В том числе в свете него работу над альтернативными решениями нужно проводить с сегодняшнего дня, а лучше даже со вчерашнего».

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер