издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чужая кровь в ближнем зарубежье

Чужая
кровь в ближнем зарубежье

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

В Латвии,
освободившейся, наконец-то, от
"имперского рабства",
продолжают процветать
"свобода" и "демократия".
В этом своем стремлении к
библейским ценностям внуки красных
латышских стрелков и дети
легионеров СС сумели найти
объединяющую национальную
идею-фикс. О том, насколько
конструктивной и многообещающей
эта идея оказалась, можно судить по
впечатляющим успехам, которых
достигла Латвия в борьбе с детьми,
родившимися от смешанных браков.

"Чисто
латвийская трагедия" Ирмы
Ткешелашвили, ее мужа Ральфа
Дреслера и их дочери Дагнии
подробно описана в латвийской
прессе.

13 октября
Рижский окружной суд принял
решение оставить в силе
распоряжение о выезде из Латвии,
которое департамент гражданства и
миграции выдал бывшей гражданке
СССР Ирме Ткешелашвили. Эта женщина
имела неосторожность полюбить
латышского парня Ральфа Дреслера и
в 1990 году (в то время ныне
независимая страна называлась все
еще Латвийской Советской
Социалистической Республикой)
приехать в Ригу. Ирму объявили
нелегалкой, а в ЗАГсе отказались
регистрировать ее брак с Р.
Дреслером. В течение трех лет после
рождения дочери Ирма не могла
получить свидетельство о рождении
ребенка. Когда зимой прошлого года
Дагнию искусала крыса, латвийские
врачи отказались оказать
медицинскую помощь двухлетней
девочке из-за отсутствия у нее
персонального кода (такой код
должен иметь каждый житель Латвии,
он присваивается во время
регистрации).

О степени
отчаяния, которое овладело Ральфом,
можно судить по письму, которое он
отправил два года назад директору
департамента гражданства и
миграции. Дреслер просил власти
признать факт существования
Дагнии. Он писал: "После
установления отцовства и получения
свидетельства о рождении мы вместе
с нашей дочерью обязуемся покинуть
территорию Латвии без всякого
сожаления и никогда не напоминать о
Латвийской республике ребенку. В
стране, в которой так варварски
относятся к людям, нет и не может
быть места ни нам, ни нашей
дочери".

Дагния была в
конце концов признана гражданкой
Латвии. Это единственное, чего
добились ее родители. Ральф в
борьбе с чиновниками сломался. Он
стал пить и ушел из дому. Где он
сейчас, Ирма и Дагния не знают. Ирма
оказалась более стойкой, чем ее не
состоявшийся спутник жизни. Она
живет с дочерью на случайные
заработки. Хотя хлеб
"нелегалки" в Латвии ой как
горек.

Признание
"существования" Дагнии
сыграло с девочкой злую шутку. Суд
принял решение о выдворении из
Латвии Ирмы Ткешелашвили, но это не
касается четырехлетней Дагнии.
Гражданку страны депортировать
нельзя!

"Если отец
не сможет заботиться о девочке
после вашего выдворения из страны,
— объяснил Ирме чиновник, — то
ребенок, вероятно, будет отдан в
детский дом".

Ситуация
дикая. Выпустить Дагнию из страны
вместе с матерью нельзя. Это будет
нарушением прав маленькой
гражданки, это можно будет назвать
страшным словом "депортация".
Если насильственно отнять ребенка
у матери, создается юридический
прецедент иного рода. Кроме того,
легко догадаться, как будет
относиться к "родине" выросшая
в приюте Дагния…

Не только
Ральф и Ирма столкнулись с
проблемой легализации. До сих пор
7275 латышей — неграждане. Среди
представителей коренной
национальности, чистоту крови
которой блюдут в этой сильно
демократической стране,
достататочно людей, которые не
только родственников, но и самих
себя не смогли легализовать. Они не
сумели документально доказать
чистоту своей латышской крови, не
сумели доказать что мама, папа,
бабушка и дедушка жили в Латвии до
1940 года. Им отказано в гражданстве.

Помнится,
несколько лет назад я встретил в
Риге иркутского латыша, который
приехал посмотреть на историческую
родину.

"Ну и
как?" — спросил я.

— Лучшая
Латвия — это Сибирь, — махнул рукой
иркутянин. — Завтра еду домой.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер