издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не покоренная пока еще Сибирь Стройки века 25 лет спустя

Не
покоренная пока еще Сибирь
Стройки века 25 лет спустя

Ушла в историю эпоха великих
строек Сибири. О них теперь мало что
слышно, словно они сами, как их
старички строители, не
востребованы и живут печальными
счастливыми воспоминаниями. Между
тем в городах стабильное население
— в Братске (180 тыс.), Ангарске (270
тыс.), Усть-Илимске (106 тыс.), Шелехове
(55 тыс.)… Они сегодня дают России 7%
электроэнергии, 32% алюминия, 54%
всевозможных смол, а также уголь,
лес, пиломатериалы. По объемам
экспорта (в 1999 г. — 2,5 млрд. долларов)
регион вышел на пятое место в
федерации. В числе собственников
крупных предприятий — молодые
прагматики, сыновья
первостроителей. У этих все другое
— образование, расчетливость,
хватка. Что же теперь происходит с
таежными городами? Об этом разговор
с иркутским губернатором Борисом
ГОВОРИНЫМ.

— Во-первых,
как живется молодым городам,
зависит от предприятий, от
эффективности управления ими со
стороны акционеров. Заложником их
неопытности или неумения
становится население. На
Усть-Илимском лесопромышленном
комплексе люди годами не получали
зарплату, как и работники бюджетной
сферы. Прекратились перечисления в
фонд медицинского страхования, в
пенсионный фонд, который должен
заботиться о ветеранах, в том числе
о первостроителях. С переделом
собственности, реорганизацией
производств, сокращением рабочих
мест многие предприятия
становились источником
напряженности на рынках труда.

Во-вторых, в
городах на виду носители новой
психологии. Так называемый
собственник говорит: я сегодня
вложил капитал, завтра хочу
вернуть. Люди, намеренные строить
бизнес основательно, просчитывают
перспективу на много лет. Иначе в
Сибири невозможно: здесь
выигрывают не те, кто ищет быструю
отдачу, а другие — способные
создать стабильное производство.
Капиталы, вложенные в новостройки
60-70-х годов, окупили себя уже
десятки раз. Нетерпеливость и суета
молодых обнаруживает в них
самоощущение временщиков: сегодня
выгодно —делаем, невыгодно — не
делаем. Здесь водораздел между
подходами двух поколений.

В-третьих,
некоторые предприятия до сих пор
являются объектами противостояния
и борьбы крупных капиталов.
Произошла смена собственника на
Братском алюминиевом заводе
(БрАЗе). До сих пор им владели Лев
Черной, Дэвид Рубин, Шляйфштейн с
Громовым. Недавно первые двое
продали контрольный пакет акций
(66,6%) Роману Абрамовичу.


Пионеры новостроек Сибири жили в
палатках, ходили в накомарниках и
вспоминают те времена как первую
любовь. А их сыновья, имея коттеджи,
автомобили, личную охрану, живут с
чувством страха за себя, свою семью,
собственный бизнес. Это прогресс?

— В
современную экономическую жизнь,
сибирских новостроек в том числе,
привнесено много криминального.
Правила игры, раньше присущие
местам лишения свободы, стали
реальностью нашего бытия. Подобно
тому, как у пахана в зоне есть
шестерки, которые его обслуживают и
охраняют, они появились у юных
собственников. Отстрел
конкурентов, взрывы, теневые
деньги, уход от налогов… Полное
зеркальное отражение типов
мышления и форм поведения.

— Видимо,
сказывается политика прежних лет,
когда в Сибирь отправляли
уголовников со всей страны…

— В восточных
районах ситуация действительно
особая. Многие преступники, отбыв
наказание, но не порвав с прошлым, в
области оседали и теперь
составляют определенную часть
населения. А отправка осужденных в
Сибирь продолжается. Сегодня в
иркутских зонах 9,5% заключенных — из
других регионов России.

— Братск
теперь город трех крупных частных
компаний — алюминщиков,
энергетиков, лесохимиков. Под силу
ли бедной муниципальной власти
решать общие для всех социальные
проблемы?

— Вопрос
интересный. При передаче от
государства в частные руки крупных
промышленных комплексов
находившаяся в их руках социальная
инфраструктура города
сбрасывалась на плечи неокрепших
безденежных муниципалитетов:
ветхое жилье, требующие ремонта
коммуникации и т.д. Затраты даже на
их поддержание превышают
возможности местных бюджетов. И
когда приватизированные
предприятия к тому же хромают, не
платят налоги ни в федеральный, ни в
местные бюджеты, обстановка
накаляется до критических отметок.

Сегодня БрАЗ
и "Братсккомплексхолдинг"
(прежний Братский ЛПК) вместе
обеспечивают больше половины
доходной части городского бюджета.
Когда на этих частных предприятиях
происходят сбои, возникают
проблемы с жизнеобеспечением
Братска. Система взаимоотношений
города и собственников еще
складывается, но уже очевиден
камень преткновения: в интересах
собственника сейчас извлечь
максимальную прибыль, в то время
как город не может жить одним днем.


История вокруг притязаний РАО
"ЕЭС России" на АО
"Иркутскэнерго", третью в
стране энергокомпанию, наводит на
мысль о неизбежных будущих
конфликтах между федеральным
центром и местными властями,
заполучившими контрольный пакет
акций над крупными предприятиями
Сибири.

— В свое
время государство в лице
президента и правительства приняло
решение о приватизации
"Иркутскэнерго" отдельно от
ЕЭС. Дискуссия о его правомерности
была предметом изучения в
Конституционном суде РФ,
признавшем право области на часть
собственности энергетической
компании и возможность ее
отдельной приватизации. Это снова
было подтверждено в 1996 году в
рамках двустороннего соглашения
между центром и субъектом
федерации. Никто не подвергает
сомнению законность
акционирования и приватизации АО
"Иркутскэнерго". Предметом
урегулирования должен быть
40-процентный пакет акций
собственности государственных
органов.

Меня
спрашивают, не в том ли загвоздка,
что губернатор не хочет идти к
Чубайсу. Я ответил и готов
повторить: менеджер энергетической
компании, даже такой крупной, как
РАО "ЕЭС", не представляет
государство. Зачем губернатору к
нему идти? Проблема требует диалога
с руководителями страны.

— Многих
людей глубоко задела ситуация
середины и конца 80-х, когда Кремлю
понадобились средства,
предназначенные для завершения
строительства БАМа, одного из самых
проработанных и дальновидных
проектов в истории нашей экономики.
Газеты принялись порочить стройку,
писать о ней в издевательском тоне.
Не думаете ли вы, что беречь Россию
означает, между прочим, оберегать
ее также от попыток политиков
приносить в жертву собственным
амбициям программы
долговременного развития
восточных районов?

— БАМ был
величайшей стройкой, вошедшей в
историю столетия. Это глубоко
продуманное с точки зрения
геополитики решение. У нас в
области магистраль вызвала приток
населения, появились новые поселки
и предприятия. Но проект
действительно опорочили, деньги
для завершения работ изъяли. Это
повлекло за собой деградацию
пробудившейся было обширной
территории. Можно только сожалеть,
что переход от одного лидера к
другому сопровождался пересмотром
принципиальных воззрений на
развитие страны.

— Это,
видимо, одна из причин, почему
многие бамовцы, не видя перспектив,
вынуждены были эмигрировать.
Знаете ли вы, что в Германии создано
"Общество строителей БАМа", в
котором сотни ветеранов стройки?

— О
германском обществе не слышал. Но
сейчас, насколько я знаю,
руководство страны предпринимает
шаги к возрождению строительства.
Это неизбежно: путь проходит по
территории, где сосредоточены
минерально-сырьевые ресурсы в
объемах мирового масштаба. Обе
палаты парламента одобрили
законопроект "Об особых
экономических зонах
Байкало-Амурской железнодорожной
магистрали". Документ прошел
тщательную экспертизу, в том числе
в правительстве, и находится на
рассмотрении в администрации
президента. Завершение
строительства поможет решению
многих российских проблем. И через
четверть века мы сможем повторить
слова, которые сегодня относим к
молодым городам Сибири: несмотря на
все пережитое — сделано было не зря.

Леонид
ШИНКАРЕВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector