издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Судьба людского поля

Судьба
людского поля

Геннадий
ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

— Почему бы
не заехать нам в Люры? — как бы
предлагая, спросил Анатолий
Прокопьевич Табинаев, глава
Баяндаевской администрации. И с
этими словами вдруг круто повернул
руль "Волги", и мы выскочили на
проселочную дорогу.

— В прошлом
году засуха нас поразила
страшеннейшая, — продолжал
Табинаев. — В эпицентре ее
оказались как раз Люры. Между тем,
мужики там очень серьезно за
обработку земли взялись. Пары все
лето чистили, зябь пахали, тут надо
отдать должное директору
Занданову. И вдруг такая стихия. На
верховьях склонов вообще ничего не
выросло. Так люди чуть не плакали.

С директором
Виктором Зангеевичем Зангановым я
познакомился года три назад.
Наверное, это было самое трудное
время. Хотя, как ни прокручивай
последующие события, когда оно было
легким в жизни села? Но надо знать,
что такое Люрский совхоз. Когда-то
он был головным предприятием
межхозяйственного обьединения по
откорму и доращиванию скота. Это
была крупнейшая в нашей области
фабрика мяса. Но она и дня не
просуществовала бы, если бы
полеводы тогда работали спустя
рукава. Славилось хозяйство своими
отменными хлеборобами. Однако с
наступлением реформ разрушается
межхозяйственное обьединение, а в
середине 90-х предприятие в
одночасье лишается всего поголовья
за какие-то долги. Казалось, все,
совхозу осталось жить считанные
дни и часы. Именно в это время, к
руководству пришел Виктор
Зангеевич. После своих знаменитых
предшественников — а хозяйство это
не столь уж и старое— стал он
третьим директором.

Что делать в
такой ситуации? Ведь тут не то что
бычков, тут отродясь молочным
животноводством не занимались.
Здешние женщины знать не знали, что
такое быть совхозной дояркой.

"Все
начинается с земли!" — не раз
напоминал своим односельчанам их
бывший парторг и агроном Занданов.
Пары, зябь, хлеб, корма — вот что
больше всего беспокоило
начинающего руководителя. "Зачем
вам корма, коли не было скота?" —
этот вопрос буквально вертелся у
меня на языке, когда мы снова
встретились, теперь уже в поле. И
Виктор Зангеевич, словно чувствуя
мое недоумение, объяснил, что еще в
недавние времена Люры отдавали
силос, сенаж, сено соседям, сильно
пострадавшим от засухи, а те в
качестве оплаты передавали им
своих буренушек, бычков, молодняк.

— И вот таким
образом мы имеем 300 голов скота,
коров свыше полусотни.

— Он
единственный в нашем районе, кто не
только не сбрасывает поголовье, но
наращивает его, — пояснил ситуацию
глава администрации Табинаев. — В
этом году здесь телятник построили.
Немного позднее еще коров
пятьдесят закупит.

Возражений
со стороны директора не
последовало, а это верный признак
того, что так и будет.

Не просто
даются даже вот такие небольшие
шажки вперед. Но они дороже и
значимее для всех нас. Вообще-то в
Бандаевском районе происходит
своеобразная поляризация. В селе
Нагалык, куда мы попали на
следующий день, учительница
местной школы буквально на горло
наступала начальнику
сельхозуправления, требуя
обьяснить, почему нельзя отдать под
суд последнего директора их
агрофирмы "Баяндай", который
развалил ее? Действительно,
когда-то было здесь тысяч шесть
овец — сейчас ни одной не осталось.
Имелись молочные фермы — все
закрыты. Из пяти тысяч гектаров
пашни лишь двести засеваются.
Спасибо за это пяти фермерским
семьям. Главное — хозяйства как
такового уже нет. Неподалеку
находится небольшое ОАО
"Шаманка", которое не так давно
отделилось от крупного колхоза,
возглавил его опытный и энергичный
Александр Иннокентьевич Бушков.
Так сейчас любо-дорого проехать по
его полям, побеседовать с
механизаторами и животноводами.
Хозяйство не только все засевает,
ему уже своей земли не хватает, у
соседей в аренду берет. А взять
колхоз "Путь Ленина", которым
немногим более года руководит
Анатолий Владимирович Германчук.
Какие нетрадиционные пути
укрепления экономики выбирает он.
Почти повсюду на селе безработица
или неполная занятость людей, а тут
работников не хватает. К сожалению,
рядом с такими
сельхозпредприятиями существуют и
другие, где тон задавали и задают
свои доморощенные реформаторы или
безответственные люди. И вот уже
перестали существовать два
коллективных хозяйства, третье — на
пути к исчезновению.

Но вернемся в
ОАО "Люрское", в поле, где
полным ходом шел обмолот хлебов.
Нынешняя засуха, нашествие саранчи
не могли не сказаться на урожае. С
того массива брали по 10 центнеров.
Он, очевидно, один из самых худших.
По дороге видели овес с хорошей
метелкой. Уж он-то даст зерна, хотя с
обмолотом его и припозднились. Но
не все зависит от механизаторов.
Они уже убрали ячмень — 17 центнеров
вышло на круг. Нынешний урожай дает
право надеяться, что хозяйство
рассчитается со всеми долгами.

Не забывают
здесь и про кормовое поле. На
сегодня сочных кормов имеется
столько, что их на полтора года
хватит. Здорово?

—Но мы еще
сеном будем заниматься,— делится
планами В.З. Занданов. — 600 тонн
поставлено в зароды и еще тонн 400
накосим.

Радоваться
бы этому. Но…

С вершины
некрутого косогора, где шел
обмолот, открывалась широкая
панорама. Далеко впереди чернели
пары, которые готовили фермеры под
будущий урожай. Все они местные. Это
или бывшие специалисты, или лучшие
механизаторы. А внизу, совсем рядом,
тоже чернели и бурели поля. Серые от
поникшего осота и других сорняков.
Это паи частников, большинство из
которых вышли из совхоза со своими
земельными долями. И всего таких
долей немало, гектаров 700. "На
одном энтузиазме не проживешь,
поэтому иные и норовят выйти из
коллективного хозяйства,"—
заметил по этому поводу глава
администрации района Табинаев. Да и
сам "Люрский" засевает
зерновыми вдвое меньше, чем
когда-то возделывал. Примерно,
половина имеющейся пашни
используется под сенокосы и
пастбища.

— Да разве я
не понимаю, что заниматься пшеницей
намного выгоднее? Но уже нет тех
возможностей. И потому столько
земли мы по сути консервируем, — с
горечью говорит Виктор Зангеевич.

— Если бы
сюда цистернами везли горючку, он
все равно не освоил те земли. Нет у
него прежней техники, — уточнил
главный агроном сельхозуправления
Анатолий Павлович Кушнарчук.

Оказывается,
самому молодому комбайну десять
лет, самому старому— за двадцать.
Такая же ситуация с тракторным
парком. И потому уборкой здесь
занимаются не только свои
механизаторы, но и приехавшие из
далекого хозяйства. Но дайте ему
завтра трактора, плуги, и вся земля
будет пущена в оборот.

— Но это дело
будущего, а сегодня надо взять
кредит, купить мельницу, — советует
глава администрации района.— За
полгода окупятся затраты. Ведь у
вас прекрасная пшеница, с богатой
клейковиной. Будет своя мука, свой
хлеб — появится и прибыль. Как ее
расходовать — не вас учить.

На этой
оптимистической ноте и закончился
наш разговор о судьбе люрского
поля. Хочется верить в слова
А.П.Табинаева. Ведь сумели
сохраниться Люры. Начали
подниматься с колен, и потому даже в
таких суровых условиях смогли
вырастить сравнительно неплохой
урожай. Удачи вам, хлеборобы!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер