издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Олигархия и политика

Олигархия
и политика

Олег ВОРОНИН

(Опыт политического
позиционирования в субъектах
Федерации Сибирского региона)

Первый
набросок данного исследования
появился в 1999 г. во время работы над
аналитической справкой
Экспертного института РСПП в
Москве (руководители проекта
А.Нещадин, Я.Паппэ и М.Малютин),
посвященной всем российским
субъектам Федерации. Но в ходе
дальнейших исследований стала
очевидной необходимость выделить
особенности Сибирского и
Дальневосточного регионов,
поэтому, опираясь на
концептуальные соображения
вышеназванных экспертов, автор
дает самостоятельные объяснения
происходящих событий, во многом не
совпадающие с их оценками, и
целиком отвечает за свое видение
политического позиционирования в
регионе. К тому же прикладные
политологические исследования —
продукт "скоропортящийся" и
события 2-й половины 2001 г.
показывают, что уважаемые
столичные эксперты иногда
интерпретировали факты,
"подгоняя" их под свои
концепции. Вот эти-то
"шероховатости" автор и
постарался исправить.

Сибирский
регион в данном исследовании не
совпадает с проведенным в начале
нынешнего президентства делением
на Федеральные округа, автор скорее
следует традиционным
экономико-географическим
представлениям, по причинам,
которые станут ясными из текста
материала.

ПОСТАНОВКА
ПРОБЛЕМЫ

Слово
"олигархи", применительно к
российским условиям, является
скорее "пиаровским" знаком,
чем рационально осмысленным
научным термином. В мировой науке
закрепилось определение новейшей
"олигархии" (эксплицитно его
дал наиболее крупный в современной
России специалист по данной
проблеме Яков Паппэ — автор книги
"Олигархия"): "Небольшая
группа влиятельных лиц, связанных
общим долгосрочным интересом,
способная диктовать свою волю
государству и обществу".

Другие
специалисты отмечают:
"Олигарх" не может быть один:
это всегда некое замкнутое
множество членов, в котором есть
реальный лидер, публичный спикер
(эти роли не всегда совпадают) и
"группа поддержки", где у
каждого самостоятельного члена
есть "свой интерес" (Михаил
Малютин).

Поскольку, по
оценке экспертов РСПП, к
долгосрочной кооперации
появившиеся путем
"самозахвата" казенной
собственности экономические
"хозяева" новой России
оказались неспособны в принципе
(добавим к этому, что региональные
"хозяева" в Совете Федерации
страдали тем же самым недостатком:
сплачиваясь по конкретному поводу,
они продолжали остро враждовать по
иным — В.О.), экономическая олигархия
как система в России не возникла, но
"олигархи" в России были и
есть. В кавычках этот термин Я.Паппэ
предлагает употреблять по
отношению к тем, кто "в силу
объема экономических и иных
ресурсов способен вести
индивидуальный и групповой торг с
государством и его отдельными
органами и получать для своих фирм,
банков и т.п. необоснованные
эксклюзивные преимущества" (по
оценке Паппэ, "период "Путина у
власти" в этом отношении в стране
немногое изменил — кроме ситуации с
федеральными ТВ-каналами в СМИ и
большего контроля за госпакетами в
естественных монополиях (РАО
"ЕЭС" и "Газпроме")". С
политологической точки зрения
феномен "олигархов без
олигархии" в России изучал в
своих работах А.Зудин.

Под
"олигархом" экспертами РСПП
понимается некий
персонифицированный корпоративный
субъект, способный любые нормы
политической и экономической жизни
длительно и безнаказанно нарушать
в своих интересах, несмотря на
публично выражаемое недовольство
его действиями со стороны
верховной власти. "В прошлые годы
наиболее "крутые" из
новорусских
"олигархов-беспредельщиков"
ухитрялись публично бросать вызов
и неоднократно выигрывать схватки
не только с президентом РФ, но и раз
за разом "кидать" те силы в
мировом сообществе (исламские
террористы и еврейский финансовый
капитал США), с которыми даже Китай
старается публично не
связываться" (М.Малютин).

По нашему
мнению, "олигархи" возникли в
ельцинской России как в результате
осуществления по отношению к
регионам политического курса
"берите столько суверенитета,
сколько хотите" (т.н.
"региональная олигархия"), так
и ускоренной приватизации лакомых
кусков унаследованного от СССР
народно-хозяйственного комплекса
("отраслевая олигархия"),

Слоем,
осознавшим свои привилегии и
начавшим их более-менее
сознательно защищать и расширять,
"олигархи" стали с выборов 1996г.
"Собственно говоря, само
переизбрание стало результатом
некой организованной в Москве
(вокруг А.Чубайса и Т.Дьяченко — при
иностранной поддержке после
Давоса) "олигархической
консолидации" (А.Нещадин).

Весь второй
срок Ельцина прошел под знаком
борьбы различных
"олигархических" группировок:
сначала — за влияние на слабеющего
президента, а после дефолта-98
(продемонстрировавшего всему миру
и населению страны неспособность
"олигархов" договориться
между собой и нормализовать
ситуацию в России) началась схватка
за "ельцинское наследство" в
1999-2000 годах.

Пришедший к
власти в ситуации раскола и борьбы
разных "олигархических"
группировок, Владимир Путин весь
первый год своего правления
старался максимально поставить
разнообразных "олигархов"
(информационно- финансовых,
промышленно-сырьевых,
региональных, в меньшей степени
отраслевых) в ситуацию
"равноудаленности" и большей
подконтрольности верхушке
центральной власти в Москве.

Каких-то
новых, "путинских олигархов"
за два минувших неполных года в
России не появилось, хотя желающих
занять освободившееся место
Березовского и Гусинского хватает (
в этой связи наиболее часто
поминаем Сергей Пугачев — президент
"Межпромбанка", но и он уже
"прославлен" историей Павла
Бородина и кредитными карточками
родственников Ельцина). В данном
тексте под "олигархами" далее
будут пониматься прежде всего
личности, олицетворяющие
структуры, названные Я.Паппэ
"интегрированными
бизнес-группами": К.Бендукидзе, О.
Дерипаска, А. Мамут, А. Мордашев, В.
Потанин, М. Ходорковский. М. Фридман,
А. Чубайс и другие.
"Равновелики" с ними по
степени "олигархичности"
такие столично-региональные
фигуры, как Р. Абрамович, Н.
Аксененко, В. Алекперов, к ним же
относился до ухода на свою
"почетную пенсию" Р. Вяхирев.

События
конца 2001 г., начавшиеся с
"наездов" силовых структур на
руководителей ряда министерств и
ведомств (МПС, МЧС, ГТК и др.),
выявили еще одну сторону изучаемой
проблемы. Политолог Игорь Бунин
внес в определение олигархии
понятие "административных
олигархов", т.е. тех крупных
руководителей, руководство которых
в государственных по форме
структурах он определяет как
"вотчинное держание" (с
использованием ими финансовых и
материальных ресурсов
возглавляемых ведомств в целях
собственных кланов). Таким образом
образуется некое
"триединство" термина (
региональная, отраслевая и
административная олигархии).

Что же
произошло в этом плане на востоке
Российской Федерации?

В результате
слияния "алюминщиков"(т.е.
"отраслевых олигархов")
сначала в Сибал, а потом и в Русал
(при активной внешней роли
Абрамовича-Мамута, которые
"обеспечили крышу" в Кремле и
дали для раскрутки "нефтяные
деньги") уже при Путине возник
качественно новый конгломерат,
объединивший значительную часть
производства черных металлов и
угля Урала-Сибири, а ныне
пытающийся монополизировать
производство подшипников, труб и
пр. в России по "алюминиевой"
схеме. Этот проект, сопоставимый по
масштабам с "ЛУКойлом" и
уступающий только "Газпрому",
"раздавил" в 1999-2000 г.г.в
процессе своей реализации
"МИКОМ" братьев Живилло в
Кузбассе и TWG Дэвида Рубена и
тандема (ныне распавшегося) братьев
Черных, а также местных
"старых" хозяев КрАЗа,
персонифицируемых в Красноярском
крае Анатолием Быковым. Активную
роль сыграл в запуске этого
амбициозного проекта постановки
ресурсов Урала и Сибири под
контроль столичных олигархов Б.
Березовский (фактически приведший
к власти Лебедя в Красноярском крае
и весной того же 1998 г. негласно
организовавший "рельсовую
войну" в Кузбассе). После его
вынужденной эмиграции в конце 2000 г.
проект "утратил напор" (и пока
не претендует на эксклюзивное
политическое влияние в Москве) —
руководители составных частей
конгломерата занялись в ситуации
экономического подъема в России
"перевариванием" полученной
добычи в разных регионах. Прежде
всего, кроме уже названного Русала,
ведущую роль в этом проекте играет
"Уральская горно-
металлургическая компания"
Искандера Махмудова и
"Евразхолдинг" Александра
Абрамова.

Впрочем,
после того как реализация проекта
сломала на Урале и Сибири многие
"перегородки", автаркия
хозяйственных единиц и степень их
прямой подконтрольности сибирским
губернаторам (как и во всей России)
стала значительно меньше (даже
безотносительно к созданию
федеральных округов).

(продолжение
следует)

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер