издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За полтора часа до катастрофы

За
полтора часа до катастрофы

Владимир КИНЩАК
"Восточно-Сибирская правда"

Накануне Нового года Усть-Кут
оказался на грани катастрофы, по
сравнению с которой энергетический
кризис в городах Приморья выглядел
бы мелкой неприятностью.

— Двадцатого
декабря было объявлено
чрезвычайное положение, встал
вопрос об эвакуации 24 тысяч жителей
из центральной части города,
оставшейся без тепла, — признался
Владимир Сенин, исполняющий
обязанности сбежавшего в отставку
мэра Усть-Кута. — Еще полтора часа и
400 тысяч кв. метров жилья были бы
разморожены.

Хроника
чрезвычайной ситуации

В субботу, 14
декабря, на центральной котельной
Усть-Кута (станция "Лена")
вышли из строя все четыре котла.

— Остановка
водогрейных котлов произошла из-за
того, что мы работали на угле с
низкой зольностью, — объяснил
мастер котельной Олег Копылов. — Он,
в отличие от азейского угля, на
который рассчитана котельная,
сгорает полностью, без шлаковой
подушки. Решетки колосников не
выдержали высокой температуры и
сгорели. Люди знали, что с таким
углем работать нельзя и что котлы
долго не выдержат:

Тем не менее
люди работали с этим углем. Потому
что другого не осталось. Когда долг
города фирме, поставляющей уголь,
перешагнул за 2,8 млн. рублей, фирма
прекратила поставки.
"Выручили" железнодорожники.
Войдя в положение, они разрешили
снять с проходящего на
Северобайкальск состава
красноярский уголь. Он то и загубил
котельную.

На вопрос,
кто давал команду снять уголь с
проходящего состава и кто этот
уголь снимал, ни Владимир Сенин, ни
новый директор котельной Дмитрий
Чайковский ответить не смогли. А
может быть, не захотели: Нужен был
уголь. Его достали. Какой? Не важно!

Специалисты
утверждают, что теоретически
котельная могла бы работать и на
этих углях. Если бы персонал умел
это делать.

Вмешался
пресловутый человеческий фактор.
После того, как год назад котельная
"Лена", принадлежавшая ВСЖД,
была передана городу, многие
специалисты ушли, появились новые
люди. Кроме того, по словам Дмитрия
Чайковского, штат котельной
укомплектован сегодня лишь на две
трети.

Скорее всего,
что с "человеческим фактором"
связано еще одно, обнаружившееся во
время расследования обстоятельств.
И оно не могло не поспособствовать
аварии. В одной из топок был
обнаружен лом, а в другой — обломок
стальной трубы. Попасть сюда вместе
с углем эти предметы не могли — не
прошли бы через подающее
устройство. Загадка! До сих пор не
разрешенная.

"Вытаскивали"
город прибывшие из Иркутска
специалисты — председатель
комитета коммунального хозяйства
области Петр Воронин, генеральный
директор Государственного
предприятия ЖКХ области Николай
Попов и иркутские мастера. За
несколько часов им удалось
запустить пиковую котельную и один
котел на центральной. Температуру
воды в системе подняли сначала до
тридцати шести градусов, а затем и
до сорока пяти. Мало, чтобы обогреть
город, но достаточно, чтобы
сохранить сети.

Тридцать
восемь специалистов из Иркутска и
местные мастера работали
круглосуточно. Казалось, что еще
немного и в городе будет тепло. Но в
ночь с 19 на 20 декабря случилась
беда. Снова вмешался человеческий
фактор.

Около 23 часов
вечера на пиковую станцию
бензовозы привезли нефть. Ее сразу
стали сливать в емкость, из которой
топливо поступает в котельную.

Температура
воздуха минус тридцать шесть,
температура нефти в баках
бензовозов — минус двадцать шесть,
температура в емкости — около
десяти градусов. В нефти
образовались лед, шуга, парафиновые
сгустки. Они попали в насос и
мгновенно вывели его из строя.
Котельная встала.

Это
случилось в 3 часа 10 минут.
Температура в магистралях и
тепловых сетях центральной части
города, запитанной от этой
котельной, стала падать. На полтора
градуса в час. Специалисты
попытались запустить котельную. К
девяти утра стало очевидно, что
сделать это невозможно. К этому же
времени выяснилось, что ни у
железнодорожников, ни у речников,
ни, вообще, где бы то ни было в
городе и его окрестностях
подходящего насоса нет.

В девять утра
был собран штаб: руководство
муниципальным образованием,
руководители предприятий, Воронин,
Попов, другие специалисты. Анализ
сложившейся ситуации лазеек для
оптимизма не оставлял. До момента,
когда начнут лопаться трубы и
взрываться батареи оставалось
полтора часа. Теоретически
тепловые сети можно было
попытаться спасти — слить воду. Но в
Усть-Куте это бы не получилось —
слишком дряхлые сети в домах,
слишком они забиты илом и накипью.
Не стечет из них вода. Катастрофа
представлялась неминуемой.
Администрация объявила о переходе
на режим чрезвычайной ситуации.
Встал вопрос об эвакуации 24 тысяч
человек. Вот только куда?

И тогда Петр
Воронин принял единственно
возможное, но очень рискованное
решение — "развернуть"
единственный работающий котел на
центральную часть города, отключив
его на время от микрорайона
железнодорожников, где, благодаря
ему, в сетях поддерживался минимум
тепла.

Риск был
предельно велик. Если бы
"разворот" закончился
неудачей, к 400 тысячам кв. метров
размороженного жилья добавилось бы
еще 250 тысяч.

Петр
Александрович отвел в сторону
Татьяну Воронину, заместителя
директора центральной станции
"Лена", и спросил: "Татьяна
Владимировна, можно
"развернуть" котел?".
"Можно", — ответила Воронина
очень спокойно и поехала
"разворачивать". Вся операция
заняла четверть часа — одни
задвижки закрыли, другие открыли:

— Петр
Александрович спас Усть-Кут от
беды, которая казалась неизбежной,
— откровенно заявил Владимир Сенин.
— Но принятое решение было бы
невозможным, если бы летом, во время
реконструкции тепловой системы
города, не построили перемычку
между центральной и пиковой
котельными. Именно она позволила
"переключить" котел.

Когда в
апреле прошлого года на выездном
заседании административного
комитета при губернаторе Иркутской
области было принято постановление
о реконструкции тепловых станций и
тепловых сетей Усть-Кута,
специалисты исходили из грустных
реалий: отопительная система
города пришла в полный упадок.
Котельные и обветшавшие сети в
катастрофическом состоянии.
Следующую зиму город может не
пережить. Проектирование было
проведено в рекордные сроки и
основную часть работ удалось
завершить до начала отопительного
сезона. Реконструкция уберегла
город от катастрофы.

За четыре
часа с минутами, пока "живой"
котел работал на центральную часть
города, температуру в сетях удалось
поднять до безопасной. Аварийные
бригады приступили к ремонтным
работам.

Потери

В результате
техногенных аварий, которые
потрясли Усть-Кут в декабре,
разморожены: один жилой дом,
железнодорожная больница и школа N
9.

Школа
пострадала из-за технических
ошибок, допущенных при ее
строительстве. Группа мастеров из
Иркутска восстановила
отопительную систему за четыре дня.
Эта же команда работает сегодня в
железнодорожной больнице. Она
усилена местными техниками и
спецами из других городов области.
Даже с железной дороги прислали
четырех рабочих.

— Ситуация
здесь страшная, — переживает прораб
из Зимы Владимир Якимов, —
загублено несколько миллионов
рублей, придется заменить тысячи
метров труб, 560 радиаторов: О
персонале больницы, который
продолжает работать в холодных
помещениях, о больных, которых
пришлось перевести в ЦРБ, и
говорить не приходится:

По мнению
специалистов, аварию в больнице
можно было предотвратить. Но здесь
даже не пытались принять какие-то
меры, не попробовали слить воду из
сети.

В городе
потеплело

В школе N 9
по-настоящему тепло. Идут занятия.
Директор, Дина Николаевна
Скажутина, взволнована и
эмоциональна:

— Спасибо
Петру Александровичу Воронину,
спасибо Николаю Ивановичу Попову.
Они нас спасли: И еще! Мы никогда не
видели, чтобы люди работали так, как
мастера из Иркутска. Их было всего 9
человек. Ночами работали. За четыре
дня все сделали. Руководил ими
Владимир Якимов, чудесный человек.
Мы все — дети, учителя, родители
бесконечно обязаны этим людям.

На следующий
день, накануне нашего отъезда, Дина
Николаевна нашла меня и попросила:
"Если можно, передайте пожалуста
через газету нашу благодарность
губернатору — Борису
Александровичу Говорину".

Также, как и в
школе N 9, занятия в четвертой школе
были прекращены в декабре, когда в
коридорах появился лед. Сейчас,
когда "каникулы" закончились,
директор школы Николай Потапов
каждое утро измеряет температуру
воды в тепловой сети и в классах.

— Сегодня
двадцать один градус тепла, — с
удовольствием говорит он нам.

Заходим в
класс на урок истории.

— Поднимите
руки, у кого дома холодно, —
обращаюсь к детям.

Таких в
классе нет. А одна из девочек
говорит, что сейчас дома даже
горячий душ можно принять.

Реконструкция
продолжается

Пиковая
станция, на которую ярахтинская
нефть продолжает поступать "с
колес" и малыми порциями,
работает. На центральной котельной
задействовано уже три котла. Через
неделю обещают запустить последний
— четвертый. Небольшой запас угля
есть. И, надо думать, что перебоев с
топливом не будет. Поскольку
областная администрация помогла не
только специалистами, но и
деньгами.

Однако
выполнение температурного графика
котельными не гарантирует тепла в
домах жителей Усть-Кута. Тепловые
сети во многих домах настолько
обветшали, что нуждаются в полной
замене. Забитые накипью и илом
батареи не в состоянии обогреть
жителей этих домов даже тогда,
когда котельные работают в
предельном режиме, сжигая горы
топлива.

План
реконструкции, под которую было
выделено 120 миллионов рублей,
предусматривал и восстановление
сетей в жилых домах. Не во всех. На
всех денег не хватило. Лишь в самых
больных и холодных. В списке их
тридцать шесть. Двадцать четыре
дома уже восстановлены. Осталось
двенадцать.

В них
продолжают работать ремонтные
бригады из Иркутска, Братска,
Тулуна и других городов области.

Сантехников
из Тулуна мы застали в залитом
фекалиями подвале дома N 40 по ул.
Горького. Мастера возмущены: то
машины нет, то материалов. А сейчас
приходится искать сантехников из
местного ЖЭУ. Бригадир разыскивает
их уже второй час:

Тем не менее
четыре дома ребята уже сделали.
Сделают и этот. И пожилая женщина, в
холодную квартиру которой мы зашли,
забудет о том, что у нее уже много
лет едва теплые батареи зимой, а
горячей воды в кране отродясь не
было.

А у жильцов
дома N 66 на ул. Халтурина праздник.
Час назад в обновленную
отопительную систему дали горячую
и холодную воду. В квартирах стало
настолько тепло, что можно
выключить электрические
обогреватели, без которых уже много
лет невозможно было зимовать.
Непривычно как-то.

Чрезвычайное
положение не отменено

— Радоваться
рано, — считает Владимир Сенин,
исполняющий обязанности
сбежавшего в Сочи мэра.
Чрезвычайное положение не
отменено. Специалисты из области
сделают свое дело и уедут, оставив
северный город один на один со
всеми своими проблемами.

Чтобы
сделать отопительную систему
Усть-Кута достойной современного
города нужны сотни миллионов
рублей. У муниципального
образования с крохотным
дотационным бюджетом таких денег
нет.

Остается
проблема с топливом. И если этой
зимой на волне всероссийского
внимания к усть-кутской беде и с
помощью областного бюджета удастся
дотянуть до весны, то в следующем
сезоне вопрос, на что покупать
топливо, не рассосется.

Останется
проблема кадров для тепловых
станций и всего жилищно-
коммунального хозяйства. Проблема
задолженности жителей перед
коммунальщиками. Проблема низкой
заработной платы у людей, в чьих
руках жизнь города. Останутся
десятки других, нанизанных одна на
другую проблем.

Впрочем, все
эти проблемы характерны для
большинства российских городов. И
то, что чуть не произошло в
Усть-Куте, может случиться где
угодно. Если не этой зимой, то
следующей.

Усть-Кут,
10-12 января 2002 г.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер