издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Приют под высочайшим покровительством...

  • Автор: Александр НАУМОВ

35 лет назад в Ангарске была создана
воспитательно-трудовая колония для
несовершеннолетних. Однако мало кто знает, что
подобное учреждение существовало в Приангарье еще в
XIX веке. В 1898 году было организовано Иркутское
общество воспитательно-исправительных заведений для
подростков, а при обществе учредили
«состоящий под высочайшим его императорского
величества покровительством Иркутский
воспитательно-исправительный приют для
несовершеннолетних имени П.П. Сукачева».

Каждый год из стен приюта выходило 30-40
воспитанников. Всего же за пятнадцать лет, с 1898 по
1912 год, было выпущено 340 ребят.

!I1!В члены комитета Иркутского общества
воспитательно-исправительных заведений избирались
уважаемые в городе чиновники. В 1910 году его
председателем был прокурор Иркутской судебной палаты
Е.П.Нидерман, заместителем — председатель Совета
присяжных поверенных М.С.Стравинский, попечителем
приюта и казначеем общества — мировой судья
Б.К.Мейссель.

Членами комитета являлись чиновники иркутской
судебной палаты, городской голова, губернский
тюремный инспектор, помощник иркутского врачебного
инспектора, заместитель прокурора окружного суда.

Комитет занимался самыми разными вопросами — от
организации благотворительных лотерей по сбору
средств в доход воспитательно-исправительных
заведений до возбуждения ходатайств перед местными
властями о выделении денег на ремонт зданий приюта.

Система воспитания и обучения в приюте
осуществлялась следующим образом. Школьные занятия
проводились ежедневно с 8.30 утра до 11.30
дня. Вечером выделялось полтора часа для
выполнения уроков. Воспитанники изучали закон божий,
чтение, письмо, арифметику по программе одноклассных
народных училищ. Кроме того, «велись с
воспитанниками духовно-нравственные беседы, во время
которых им особо объяснялись: преступность воровства,
неприличие употребления бранных слов, позор лжи и
обмана».

В 1912 году в приюте ввели новые предметы: военную
гимнастику и строевой марш. Занятия проводил
специально нанятый унтер-офицер.

Все хозяйственные работы выполняли сами
воспитанники. В сапожной и столярной мастерских
исполнялись заказы частных лиц. Вырученные средства
шли в доход заведения. Часть денег поступала от
проданной сельскохозяйственной продукции, выращивать
которую учились на «занятиях по огородничеству».

Средства в приют поступали от взносов членов
общества, пожертвований частных лиц, процентов от
капитала и поступлений от операций с процентными
бумагами, из городской Думы, земства, тюремного
комитета.

!I2!За нарушения порядка к воспитанникам применялись
дисциплинарные взыскания. Это могли быть «выговор
наедине, выговор публичный, лишение сахара или
порции говядины, внеурочное назначение на работу и
оставление без отпуска».

Было в приюте и помещение с решетками и запорами.
Особо трудных подростков, чаще других нарушавших
режим, запирали здесь на ночь, а днем выпускали.

Кто же попадал в исправительный приют? В основном
дети крестьян, реже — мещан. В старых документах
сохранились характеристики на юных воспитанников.
«Умственно неразвит. Неграмотен. Учение не дается.
Работать не любит и под различными предлогами
старается уклониться от работы. Курит табак. Не
прочь выпить. Трудовой, непривычной для него жизнью
приюта тяготится. Убегает из приюта и занимается
ниществом».

«Родителей своих не знает, не имеет ни
родственников, ни знакомых. В школе не учился.
Занимался ниществом. Задержан на ст. Иркутск за
бесписьменность. Ведет себя странно: прикидывается
идиотом, но в сущности мальчик неглупый, но очень
большой лентяй. Работа для него наказание.
На работе перестает понимать приказание или исполняет
его наоборот. Если этот обман ему не удается, тогда
мальчик начинает жаловаться на какое-нибудь
недомогание, плачет и всеми силами старается
отбиться от работы. Из приюта бежал через пролом
потолка отделения для трудноисправимых».

«Отец чернорабочий, мать ходит на поденные работы.
Учился в школе, но не прошел и одного отделения,
как самовольно прекратил занятия. С этого времени он
стал служить в батраках, переменил несколько хозяев
и, наконец, у одного из последних похитил 300 руб.
из кошелька, был уличен».

«Мать страдает алкоголизмом, имеет связи с
преступным миром, инициаторша преступных деяний.
Своих детей посылает сама на кражи. Красть питомец
начал с очень раннего возраста. В приют однажды уже
помещался, но судьей был выдан по просьбе матери под
ее надзор. Не прошло года, как он был снова пойман
на краже. Глубокие корни пустила порочная жизнь в
питомца. Его мечта — разгульная жизнь, карты, вино,
женщины. На кражу смотрит, как на ремесло».

Содержали в приюте воспитанников до 18 лет, но и
выпуская прослеживали их жизненный путь. Такие
характеристики на бывших обитателей приюта тоже
дошли до наших дней. Но это уже, как говорится,
другие истории.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер