издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Восточка" в моей жизни

Накануне юбилейного выпуска мы попросили наших читателей поделиться с редакцией, какую роль играет в их жизни газета, за что они любят "Восточку" и дорожат общением с нею. В ответ пришли десятки писем, часть из которых мы публикуем сегодня. Спасибо всем, кто не пожалел добрых слов в адрес газеты.

«Газета для всей семьи»

Мне было всего пять лет, когда началась Великая
Отечественная война. Но я помню, как отец,
мобилизованный вместе с остальными мужчинами
поселка, прощался со мной и мамой. Он говорил, что
вернется очень скоро, но так и не вернулся с той
войны. Мама, пока была жива, бережно хранила тоненькую
пачку треугольников полевой почты. После ее смерти
я, разбирая старые семейные реликвии, вдруг
обнаружила среди писем с фронта стершуюся по сгибам
вырезку из «Восточно-Сибирской правды». Небольшая
заметка была опубликована, очевидно, в начале
газетной страницы, потому что четко выделялась дата
— 5 октября 1943 года. Прочитав заметку, я
поразилась — она была подписана политруком роты и
рассказывала читателям о подвиге моего отца. Он, младший
сержант Петр Евгеньевич Шумейко, вместе с двумя
разведчиками, уйдя глубоко в тыл противника,
доставил в штаб нескольких немецких солдат и одного
офицера. Сведения, добытые от них, оказались
настолько важными, что изменили к лучшему весь ход
нашей предстоящей атаки. Откуда такая заметка в
газете тылового города? Долго ломать голову мне не
пришлось: вскоре, перебирая фронтовые письма, я
обнаружила среди них и официальную благодарность
семье, подписанную тем самым политруком — лейтенантом
Березовым. Больше с фронта мы не получали вестей.
Если не считать похоронки, пришедшей в наш дом
накануне нового, 1944 года. Мама никогда не
рассказывала мне, но я, сопоставив числа, поняла:
возможно, ей хотелось как-то увековечить
память об отце, и она, наверное, от руки переписав
благодарность, послала ее в «Восточно-Сибирскую
правду». Вот с того времени, как я, обнаружив старую
заметку в «Восточке», узнала что-то новое и о маме, и
о своем погибшем отце, и выписываю эту газету. Тому
пошел уже двадцать второй год — мама умерла в 1983
году. И за все эти годы ни разу не пожалела о том,
что «Восточно-Сибирская правда» стала газетой моей
семьи.

Марина Петровна Шумейко, поселок Мама.

«Она всегда говорит со мной на равных»

Я выписываю «Восточку» более сорока лет. Все было в
моей жизни: крестьянствовал, воевал, работал в
колхозе и за тракториста, и за комбайнера. Грамоте
особо не обучен, только сельскую начальную школу
окончил. Но это никогда не мешало мне понимать
«Восточку». Потому что она всегда говорит со мной
на равных — доступным, ясным языком. И я всегда ей
верил. Сейчас я остался один, схоронил жену, а детей
не нажил. Потому с таким нетерпением жду почтальона.
Он приносит мне «Восточку», и мне кажется, что в дом
приходит живой человек, которому можно верить.

Виктор Алексеевич Перфильев, деревня Московщина,
Иркутский район.

«Жду встречи каждый день»

Пишет вам постоянный подписчик, читаю «Восточку»
даже не помню с какого года. Встречи со своей любимой газетой жду
каждый день. Вот снова оформила подписку, и
на душе приятно, что буду снова ее получать. Без нее
мне сейчас очень плохо. Я инвалид второй группы с
1966 года. И с этого года города больше не видела, а
по дому хожу только с тросточкой, на улицу мне
хода нет. Вот и узнаю все новое только из
газеты. Она — мой осведомитель, у меня даже телевизора
нет. Только «Восточка» рассказывает о том, что
делается в мире. И ее буду
выписывать, пока буду жить. Если «Восточка»
перестанет приходить в мой дом, мне покажется, что
заколотили все его окна. В прошлом я была большой
общественницей, всегда среди людей. Даже не
верится, что это была я. Сейчас я абсолютно забытый
человек. Больно об этом писать вам, но что поделать
— такова жизнь. Теперь вы, наверное, поймете, что
такое для меня «Восточка».

Надежда Ивановна Парилова, поселок Дзержинск,
Иркутский район.

«Ступеньки» для сына

Сколько себя помню, «Восточно-Сибирская правда»
всегда была в нашем доме. У нас большая семья, целых
три поколения живут вместе: бабушка с дедом,
родители и я с женой и ребенком. Когда дед еще
работал в карьере, он, приходя домой после смены и
отдохнув, брал в руки «Восточку». Это так врезалось
в память: бабушка собирает на стол, а он, уже
переодевшись, умывшись, просматривает газету. Именно
просматривает — по-настоящему он брался за нее
вечером, когда мы, ребятня, успокаивались, в доме
наступала тишина. Привычка эта от него перешла к
отцу. Только вот читали они, дед и отец, «Восточку»
по-разному. Дед начинал с первой страницы, потом
переходил ко второй, а то, что было напечатано на
третьей и четвертой, просто пробегал глазами. Отец
же, как я понял, став старше, интересовался,
наоборот, не серьезной политикой и не «партийной
жизнью», о которых рассказывалось именно на первой и
второй страницах, а разнообразной информацией о
культуре и спорте. Ну а мама была заядлой поклонницей
«Бруснички»— был такой раздел в газете, где
рассказывалось о всяких домашних секретах и
хитростях. Кстати, она до сих пор скучает по
«Брусничке». Можно поинтересоваться, почему ее
теперь нет в газете? Что же до меня, то, признаюсь
честно, так внимательно читать газету, как дед или
даже отец, у меня времени нет. Но за спортивной
информацей слежу всегда, и мне нравится, что она
публикуется на первой странице. Когда появились
«Ступеньки», я решил, что они — для сына. Ему
только подрасти нужно немного, и будут в самый раз.
Так что «Восточка» в нашей семье — и привычка, и
традиция, и даже личная привязанность. Спасибо ей за
это.

Виктор Матюшенко, Железногорск-Илимский.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер