издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Коварный спирт

  • Автор: Виктор Игнатенко

Накануне двадцатилетия горбачевского «сухого закона»
российский министр сельского хозяйства Алексей
Гордеев выступил с заманчивой инициативой —
обеспечить полную денатурацию всех видов
производимых в стране технических спиртов.
Денатурация — это специальная переработка спирта,
которая исключает применение его в пищу. Такой
переработанный спирт в народе называют денатуратом.

Согласно действующему законодательству производители
денатуратов не платят акцизы. Эти самые акцизы
берутся за изготовление пищевого спирта, из которого
изготавливается водка. 146 рублей берется с одного
литра безводного спирта, или 30 рублей с одной
обыкновенной бутылки водки.

С точки зрения здравого смысла, денатурат должен
отличаться от питьевого спирта и вкусом, и цветом, и
запахом. Так оно и было при советской власти. С
далеких школьных лет помню, как выглядел денатурат,
который использовался в спиртовках в кабинете химии:
он был голубоватого цвета с еле уловимым малиновым
отливом.

Но то, что диктует здравый смысл, не всегда
учитывается нашим правительством. В постановлении N
732 от 9 июля 1998 г. правительство установило
перечень денатурирующих добавок, допускаемых в
стране к использованию в производстве спирта. Этот
перечень включает пятнадцать добавок. Но вот
парадокс: некоторые из этих добавок совершенно не
меняют ни вкус, ни цвет, ни запах спирта. Благодаря
таким добавкам внешне никак не отличить
денатурированный технический и неденатурированный
питьевой спирты. Для этой цели необходимо проведение
соответствующего лабораторного химического анализа.
Но покупатель, разумеется, не проводит такого
анализа и, приобретая спиртное, не может понять, из
какого спирта изготовлена приобретенная им водка.

На вопрос, из какого спирта была изготовлена выпитая
водка, профессиональный ответ могут дать судебные
химики и патологоанатомы. Если поговорить с этими
специалистами, то они могут рассказать следующее.
Есть такое химическое вещество, которое называется
диэтилфталат. При его добавлении в спирт оно никак
не меняет ни цветовых, ни вкусовых, ни запаховых
характеристик таким способом денатурированного
спирта. Именно это вещество является единственным из
перечня разрешенных правительством, которое в
массовом порядке используется в нашей стране для
денатурации. Но это вещество коварно — оно способно
накапливаться в печени человека в течение пяти лет,
постепенно отравляя организм, и только после такого
длительного воздействия вызывает неминуемую смерть.

Кому выгодно использование диэтилфталата в
денатурации производимого в стране технического
спирта? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности:
это выгодно теневым производителям водки.

Россияне умирают от отравлений, а государство
недополучает налоги. Как ни крути, но этому в
какой-то мере способствует и постановление
правительства N 732 от 9 июля 1998 г.

В России, только по официальным данным, в год гибнет
от отравлений некачественным алкоголем 40 тысяч
человек. По оценкам экспертов, только четверть
технического спирта в самом деле идет в парфюмерию и
на промышленные нужды. Из остального спирта
изготавливается «левая» водка.

Действительно, денатуризация всех видов технического
спирта может серьезно усложнить годами отработанную
схему появления неучтенного спирта и производства
«левого» алкоголя. И все-таки это предложение —
полумера в борьбе с изготовлением паленой водки и с
уходом от уплаты акцизов.

Быть может, уже настала пора ввести в стране
государственную монополию на оборот спирта, а заодно
признать трагически ошибочным подписанный 7 июня
1992 г. Борисом Ельциным указ об отмене
государственной монополии на водку?

Тот же министр сельского хозяйства Гордеев предложил
интересный вариант решения проблемы. Речь идет не о
«большевистской» национализации спиртового
производства, а о государственной монополии именно
на оборот спирта. По этому проекту и спирт, и водку
делают хозяйствующие субъекты. Но весь произведенный
спирт (физически или путем учета) должна забирать
специальная государственная структура с примерным
наименованием «Росгосспирт», и только от нее спирт
будет поступать производителям водки и
спиртосодержащей продукции. Уплату акцизов
предлагается перенести на спирт.

Согласится ли с этим далеко идущим предложением
Государственная Дума? Не знаю. Раздумывающая Госдума
уже семь раз отправляла на доработку законопроект о
спирте и водке. У нас в стране спирт, как и нефть, —
вопрос большой политики. А в большой политике
простых и быстрых решений не бывает.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное