издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вехи судебной реформы

На рубеже 90-х годов в ожидании перемен воспрянула и правовая мысль. Правда, публикаций на этот счет было мало, но разговоров, рассуждений была масса. Правосудие реформаторы представляли себе в общих чертах, поэтому доверили проведение судебной реформы людям, которые в этом действительно понимали и разбирались. Так родилась идея арбитражных судов.

Уже с первого своего появления они показали свою жизнеспособность,
приняли массу экономических дел. И, в отличие от политических
организаций, утопающих в словесных спорах и тяжело
и долго выходящих даже на простые решения, быстро и
толково стали расставлять предпринимателей по «местам»
силой законов, причем используя там, где нужно, и хорошо
послужившее старое право.

Мы должны уже сейчас оценить высокую роль тех, кто
стоял во главе этих процессов, скромно служивших и скромно
уже ушедших, и их сотоварищей, еще исполняющих свою
миссию.

Не все получилось сразу. В 1995 году
тем не менее была проведена сложная корректировка арбитражной
судебной системы, главное место в которой отводилось
новым кассационным судам как предстоящему сильному
движителю всей арбитражной системы.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию размышления председателя
Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа
Сергея Михайловича АМОСОВА, который, что называется,
«своими руками» создавал, организовывал федеральный суд округа
в Восточной Сибири.

В государствах довольно часто происходят события, по
своим масштабам возбуждающие все общество и каждого
гражданина в отдельности. И уже через короткое время
эпизоды событий становятся легендами, воплощаются
в монументах и картинах. Участники их получают историческое
признание.

Однако есть события иной видимости. Они незаметны повседневному
взгляду как сугубо специальные, и их значение раскрывается
не сразу.

Тем не менее поверхностная скромность, отсутствие внешнего
блеска и простота не ставят такие события ниже взрывных
и кипучих.

Таково содержание и значение в обществе образованных
ровно 10 лет назад федеральных арбитражных судов округов.
Кажется, мало кто ощутил на себе перемены в арбитражной
судебной системе, произошедшие в 1995 году. Более того,
поначалу громко, а сегодня очень сдержанно высказываются
мнения об их целесообразности и по экономике, и по правосудности,
и по общественной необходимости.

Вместе с тем роль и значение третьей судебной инстанции
в системе арбитражных судов велики в силу серьезного
регулирования не только судопроизводства, но и всей
российской экономики.

В начале девяностых годов прошлого века Россия была
встревожена парадом суверенитетов, причем не столько
за счет дрейфа в политическую обособленность, сколько
уводом на этот путь экономического потенциала субъектов
Российской Федерации. Это выражалось собственной официальной
интерпретацией федерального законодательства, позволявшей
умалять общероссийское значение в угоду сиюминутным
местным интересам.

Перспективы России отходили на задний план. С завидным упорством
отстаивалась такая экономическая самостоятельность,
которая создавала видимость и эйфорию свободы, но таила
близкий крах по всему экономическому масштабу существования
данного региона.

В то же время образование десяти судебных округов, не
совпадающих с территориями, было ими всеми поддержано.
Даже самые ярые «самостийники» не почувствовали железного
капкана сепаратизму. Он был скрыт для примитивного мышления,
именно такого, какое характерно для безумцев, раскачивающих
государственную лодку под хмельком суррогата свободы.

Шахматный ход на поле России был безупречен и, как все
гениальное, прост. Незаметным движением неглавных фигур
мгновенно была изменена вся диспозиция и в политической,
и в экономической расстановке.

Образование арбитражных судебных округов, поддержанное
и одобренное субъектами России, волей-неволей заставляло
повсеместно соблюдать правовую силу, действовать
и дальше по одобренным правилам.

Сутью же этой правовой силы выпукло, безоговорочно и
исключительно стало общероссийское федеральное законодательство.
Поскольку все и вся стремились обозначить свое законопослушание,
признавали принцип разделения властей, свое уважение
и подчинение судебной власти, которая дружно наделена
была ими широкой подведомственностью, то
сепаратизм получил неброскую, но крепкую федеральную
сеть.

Действительно, чтобы придать легитимность сепаратистским
деяниям, эти деяния получили местную форму местных
же законов. Пользуясь расплывчатыми формулировками федеративных
договоров 1992 года, договорами с центром о разделе
сфер ведения, многие субъекты Федерации обеспечивали
себе преимущества, мало заботясь об общероссийских интересах.
В этих делах они опирались на общественные нормативные
акты.

С появлением судов округов то местное законодательство,
которое противоречило общероссийскому, потеряло всякий
смысл. В кассационной инстанции действия, основанные на такой
правовой основе, легитимизированные судами субъектов
безоговорочно признавались незаконными, пресекались
и исключались из правового пространства России.
Практически без сопротивления экономический сепаратизм
приказал долго жить и исчез из легального пространства.

Суды округов в силу закона свободы от местного влияния
учреждены вне территориального деления России. Они первые
из учреждений государственной власти подали пример,
как вообще целесообразно преобразовать административно-территориальное
деление страны, страдающей от собственного национального
добродушия, старающейся найти путь абсолютного добра
для всех, тогда как вокруг и внутри немало сил, коим
собственный эгоизм дороже Родины.

Общественное восприятие единства законности осуществилось
как бы само собой, а скромный победитель — арбитражные
суды округов — пока должным образом не оценены.
Тем не менее сегодня, в год десятилетнего юбилея, необходимо
напомнить обществу, что оно не зря потратилось на нас.

Другая сторона общероссийского значения арбитражных
судов округов заключается в их полном соответствии федеральному,
а не унитарному государственному устройству России.
С их учреждением значительная часть судебной власти
ушла из центра. Особенно ярко это подчеркнуто нормами
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
2002 года, сократившего до минимума юрисдикцию высшей
арбитражной судебной инстанции страны.

Пока ученые и государственные деятели спорят, наполняя
свое понимание федерализма то одним, то другим содержанием,
неустойчиво используя разного рода аргументы,
появление арбитражных судов округов
четко и твердо показало практическое решение
проблемы федеративного устройства государства.

Но не только политическим значением наших кассационных
судов мы можем гордиться. Крупной вехой они явились
и для судебной реформы. Их специальное профессиональное
значение также велико.
Само по себе образование системы арбитражных судов
служит показателем перехода российского правосудия на
цивилизованный путь. Основа тому — реальная состязательность
и равноправие сторон в процессе, упразднение прокурорского
надзора, подведомственность и доступность правосудия,
широкие возможности обжалования судебных актов, независимость
судей, отсутствие административного управления.

Все это наделяет арбитражные суды реальной властью,
позволяющей обеспечивать права и интересы граждан и
юридических лиц. В такой связи образование кассационных судов округов
вносит дополнительную упорядоченность судопроизводства,
делает его более доступным и действенным, чем активно
пользуются юридические и физические лица. Свидетельство
тому — число дел, рассмотренных Федеральным арбитражным
судом Восточно-Сибирского округа по кассационным жалобам,
возросшее с 1996 по 2005 год почти в 10 раз, с 647 дел до
6000 дел ежегодно.

Суды округов — исключительно доступная судебная инстанция.
Формальные требования к кассационным жалобам минимальные,
а фронт пресечения нарушений законности чрезвычайно
широк. Арбитражный процессуальный кодекс Российской
Федерации предусматривает право обжалования решений
арбитражных судов в экономической сфере как по гражданско-правовым,
так и по административно-правовым спорам, делам по банкротству,
особого производства, по вновь открывшимся обстоятельствам.

Немало примеров, когда только кассационная инстанция
останавливала раскрученные маховики беззакония, твердо
сохраняя и букву, и дух российских законов. Многие судебные
постановления свидетельствуют о мужестве судей окружного
суда, их смелости.

Толкование российского законодательства в экономической
сфере в значительной части перешло к арбитражным судам
округов. Их постановления служат ориентиром для всей
системы, правовая позиция является основой деятельности
юридических лиц и граждан.

Пределы прав кассационной инстанции на первый взгляд
невелики. Согласно статье 286 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации они проверяют правильность
применения норм материального и процессуального права,
являются судами именно права, а не факта. Фактическая
сторона судебного суда устанавливается в судах первой
и апелляционной инстанций.

В кассационном порядке анализируется законность решений,
имея в виду истинное значение фактических обстоятельств
дела, исследованное и вскрытое двумя предыдущими судебными
инстанциями.

Вместе с тем Арбитражный процессуальный кодекс Российской
Федерации в другой статье — о полномочиях окружных
судов — включает право отмены состоявшихся по делу
решений, если их выводы не соответствуют материалам
дела. То есть пределы полномочий российской кассации
шире, чем ее классический вариант.

Это дает повод мнению об отступлении от принципа состязательности
и равноправия сторон, сохранении чуждого для кассации
элемента апелляционного обжалования. Ведь зарубежная
кассация четко ограничена только возможностями права,
а не факта.

Между тем данная особенность российского процессуального
права имеет совершенно иной смысл, может быть, даже новаторского
характера. Классическая кассация как раз несет традиции
прошлого. А примеры наделения ее новым содержанием вызваны
стремлением преодолеть ее формальные корни и извлечь
большую пользу в деле защиты прав и законных интересов
граждан и юридических лиц.

Если вспомнить роман Л. Толстого «Воскресение», то он
завершается не справедливым, а мучительным приговором.
Мучения же вызваны формальной ошибкой присяжных, которую
не вправе исправить классическая кассационная инстанция.

Еще одна значительная черта кассационной инстанции должна
быть выделена. Это простота организации ее деятельности.
Практически любой гражданин-предприниматель способен
обеспечить рассмотрение в суде округа своих жалоб.

Регламент работы суда таков, что не только создается
реальная возможность получения объективного результата,
но и нормы арбитражного процесса формируют уверенность
в этом. Другими словами, если твое дело попало в кассационную
инстанцию, то без каких-либо усилий с твоей стороны
можешь рассчитывать на объективный, законный и справедливый
результат.

Проста и внутренняя структура арбитражных судов округов,
она не имеет никаких бюрократических закоулков, вычурных
подразделений, анахронизмов, и поэтому кассационные
суды исключительно работоспособны.
Скромность во всем присуща арбитражным судам округов,
материальное обеспечение сотрудников практически такое
же, как и в нижестоящих инстанциях.

Но еще одна знаковая особенность должна быть отмечена.
Это высокий профессиональный класс судей, помощников
судей, специалистов арбитражных судов округов.
За десять прошедших лет воспитан новый судейский корпус,
явно выделяющийся по своим профессиональным качествам.

С первых дней кассация нашла опору в требовательном
отношении к законности проверяемых судебных актов, сразу
поняв, какая ответственность перед обществом и государством
легла на новые суды. Но такая позиция повлекла и требовательность
к себе. Профессиональная
гордость не позволила отставать, способствовала упорному
научно-практическому труду все прошедшие десять лет.

Есть надежда, что это стремление не иссякнет и в будущем.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное