издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мировое турне режиссёра

Постановку самого знаменитого голливудского мюзикла ХХ века «Звуки музыки» Ричарда Роджерса на сцене музыкального театра имени Загурского осуществляет режиссёр из Санкт-Петербурга Юрий Александров. Маэстро востребован не только у нас в России, но и ведущими театрами мира. В течение последнего сезона Александров осуществил большой тур: в «Метрополитен Опера» Нью-Йорка поставил «Мазепу», в «Ла Скала» Милана - «Черевички» Чайковского, в итальянском театре «Арена ди Верона» - «Турандот» Пуччини. В столице Казахстана - Астане он создал национальную оперу, постоянно курирует этот коллектив и каждый сезон ставит там один спектакль. Был и «Любовный напиток» Доницетти в Риге, в Санкт-Петербурге Александров поставил три спектакля в своём театре, были премьеры и в других театрах.

— Юрий Исаакович, вы за-служенный деятель искусств России, лауреат национальной премии «Золотая маска», художественный руководитель и директор камерного музыкального театра «Санктъ-Петербургъ Опера» и режиссёр-постановщик знаменитого Мариинского театра. Как нашли время для работы в Иркутске?

— Я, действительно, обременён многими обязанностями, среди которых руководство ассоциацией музыкальных театров России, созданной два года назад. Я хорошо знаю, что театры московского Садового кольца и Санкт-Петербурга — это совсем не то, что происходит в провинции. Сейчас в нашу организацию вступили Большой театр и театр имени Станиславского, оперные и музыкальные коллективы крупнейших городов России. Проблемы и задачи у нас общие, поэтому и решать их надо сообща.

В этом году в Омске наша ассоциация организовала первый фестиваль музыкальных театров России. Идею поддержал губернатор Омской области Леонид Полежаев, выделивший на его проведение миллион евро. Мне удалось пригласить туда театр «Арена ди Верона» из Италии, с которым я постоянно сотрудничаю. Коллектив приехал в составе ста семидесяти человек, на открытии он исполнил «Реквием» Верди, на следующий день итальянские артисты дали гала-концерт. Для омичей театральный форум стал пиршеством музыки, зрители смогли увидеть и услышать крупнейшие коллективы России, были и небольшие, как, например, театр из Калининграда.

Фестиваль проходил 21 день. Губернатор, потрясённый восторженным приёмом музыкальных спектаклей, предложил и следующий фестиваль провести в Омске. Но мы ещё подумаем. Организовывая форумы музыкальных театров, мы предполагали, что они будут передвижными, будут поднимать культуру других городов и давать возможность губернаторам понять, куда надо вкладывать деньги.

— И всё-таки, как вписался в ваши творческие планы Иркутск?

— Когда мы познакомились с Владимиром Шагиным, он мне показался человеком серьёзным, настоящим хозяином театра. На предложение поставить в Иркутске спектакль я согласился сразу. Меня не пугает отдалённость мест, куда приглашают на постановки. Помните, есть присказка: «Ты где? В Караганде…» У меня этот случай произошёл на самом деле. В прошлом году я ставил спектакль в Караганде. Уговорил директор, который сказал, что если не поставлю спектакль, то театр закроют. Убеждал, что моё имя привлечёт внимание местного руководства, от которого зависит творческая и финансовая жизнь коллектива. Я моментально согласился: это моя задача — помогать. Во время работы раздался звонок из Нью-Йорка, где я должен был ставить спектакль в «Метрополитен Опера». Спрашивают: «Вы где?» — Отвечаю: «В Караганде…» «Нет, мы серьёзно…» — «Я серьёзно и отвечаю, в Караганде…»

Всё в моей жизни было, я знаю, если театр хороший, он может быть хорошим везде, и плохой тоже может быть везде. Сегодня Большой театр не в самой лучшей форме, многие испытывают трудности. Скажу сразу, в Иркутске мне хорошо, устраивает творческая работа, погода в городе, потрясают поездки на Байкал. Когда бываю в Петербурге, на меня сваливается масса проблем. В моём театре ведётся реконструкция здания, приходится быть и прорабом, и снабженцем, звонки до трёх часов ночи.

Сколько бы я ни ставил на Западе, знаю, что главное дело моей жизни — работа в России. Писатели, поэты, музыканты, начиная от Гоголя и Тургенева, жившие в других странах, душой оставались в России. Святое дело — помогать! Во время работы в Иркутске мы с Шагиным ездили на съезд Союза театральных деятелей, где поднимался вопрос о театральной реформе. В этот непростой момент для театров России мы обязаны были высказаться, попытаться проанализировать время, продиктовавшее противоречия, возникшие между свободой творчества и работой.

Рано или поздно я должен был оказаться в Иркутске, ни-сколько не жалею об этом. У нас сложились самые доброжелательные, человеческие отношения, репетиции «Звуков музыки» стали событием в моей жизни. Великий режиссёр ХХ века Анатолий Эфрос свою книгу назвал «Репетиция — любовь моя». Нечто подобное я сегодня испытываю в иркутском театре.

— Как вы оцениваете потенциал труппы? Есть сложности в работе с детьми, которые в мюзикле играют далеко не эпизодические роли?

— Театр замахнулся на сложнейшую историю, музыку которой знают все. То, что у театра есть детская студия, — большое дело. Занятые в спектакле ребятишки — потрясающая краска, переиграть животных и детей невозможно, но работать с ними непросто, начиная со школьных проблем, которые надо решать. Очень помогают родители, они понимают, что театр — творчество коллективное и подводить друг друга здесь нельзя. Дети стараются, сегодня они знают свои мизансцены, умеет не только петь, танцевать, но и пользоваться микрофонами, что для мюзикла очень важно.

На роли взрослых исполнителей распределено два равноценных состава. Я считаю, театр вообще в порядке, в его труппе есть все амплуа, есть и интересный балет. На спектакль я пригласил хореографа, заслуженного деятеля искусств Сергея Грицана, с которым выезжаю на самые ответственные постановки, только что он был со мной в «Метрополитен Опера». Грицан получил Государственную премию за спектакль «Ревизор», в России и за границей он нарасхват, и то, что он в Иркутске работает более месяца, событие исключительное. Как правило, он придумывает рисунок танцев, проводит первые репетиции, потом ассистенты доводят его замысел до премьеры. Сценографию спектакля осуществляет художник-постановщик Иван Совлачков. Это очень талантливый молодой человек, думаю, декорации, придуманные им, понравятся зрителям.

— Месяц работы в Иркутске сравним со сроками выпусков спектаклей в театрах зарубежья?

— Во всём мире на постановку отводится максимум пять недель. Ты можешь репетировать больше, но за свой счёт, если не уложился в срок, дополнительную работу тебе никто не оплатит. Месяц работы над спектаклем — это нормально, так и должно быть. Правда, не надо забывать, что до момента приезда постановочной группы в театре полгода велась работа над клавиром, разучиванием партий.

— Что важнее в «Звуках музыки» — мелодия или сюжет?

— И то, и другое важно. Сегодня необходимо обращать внимание на проблему отцов и детей. Мы часто гладим своих чад по головке и не замечаем, как от одиночества ожесточаются их сердца. Спектакль о диктате мужчин в семье, о том, как отец превращает своих детей в оловянных солдатиков, как, приспособившись к муштре, ребятишки начинают имитировать любовь к папе. Конечно, музыка врывается на сцену, начинает существовать самостоятельно, не случайно, мюзиклы пользуются такой популярностью у зрителей. Мы хотим заострить внимание на болевых точках нашей действительности, поговорить со сцены о том, что составляет смысл жизни каждого человека. Я считаю, что спектакль «Звуки музыки» — семейный и его должны смотреть родители с детьми.

Беседу вела Светлана ЖАРТУН

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер