издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Собор-первенец

На рубеже XVII и XVIII веков Иркутск представлял уже крупный административный центр. Светская власть без опоры на власть духовную была немыслима, и к иркутским церквям прибавляется собор.

Деревянный, рубленный «клетями» — срубами, крытыми двускатными крышами, Богоявленский собор появился в 1693 году. Крышу самого высокого сруба венчал четверик с луковичной главой.

Деревянному собору простоять долго не довелось — летом 1716 г. в Иркутске полыхнул пожар, уничтоживший значительною часть городских строений. Сам острог уцелел, отстоять удалось и каменную Спасскую церковь, а вот собор сгорел.

От огня пострадала и первая иркутская реликвия — мощи святителя Софрония. Софроний, епископ Иркутский и всея Сибири, преставился в марте 1771 года. Пока ожидали решения Святейшего Синода о погребении, шесть месяцев его тело оставалось не преданным земле и, по церковным свидетельствам, за это время не подверглось тлению. Паства стала почитать его как угодника Божия, пожар в Богоявленском соборе Иркутска оставил только кости святителя, но не умалил, а, наоборот, увеличил благоговейное почитание святителя верующим народом, и неоднократно мощи «свидетельствовались как нетленные и источающие благодатные чудотворения».

А на месте старого решено было строить новый собор — каменный. Как пишет иркутский историк Тамара Крючкова, «в 1717 г. сибирский митрополит Феодор (Филофей Лещинский) даёт разрешение на сооружение нового храма на месте сгоревшего, и сразу начинается сбор средств, «приношений от доброхотных дателей». Комендант Л. Р. Ракитин и его брат Иван подписали 200 рублей на строительство собора. На протяжении 1710-х и 1720-х гг. идут постоянно вклады иркутян деньгами и драгоценностями. Первым старостой собора был Матвей Гранин, а затем его сын Иван, который на первоначальное строение собора купил в Иркутском Вознесенском монастыре 250 тысяч кирпичей (по 1 руб. 33 коп. за тысячу), 700 бочек извести (30 коп. за бочку) и бутового камня на 40 руб». (1)

Новый собор заложили летом 1718 г., через год начали подниматься стены, а «окончен каменным строением… Богоявленский собор без наружной и внутренней отделки» в 1723 году. Через год, после окончания отделочных работ, был освящён престол во имя св. апостолов Петра и Павла».

В 1727 г. Иркутская епархия отделилась от Тобольской, теперь по статусу Иркутску требовался епархиальный собор. Первый иркутский епископ Иннокентий Кульчицкий уделял его постройке большое внимание, и основные каменные работы были произведены при нём. Возводится новая колокольня с приделом во имя Иоанна Воина на втором этаже — прихожане попадали туда через гульбище, опоясывающее колокольню, поднимаясь по лестнице, которая располагалась с северной стороны. Церковь Иоанна Воина была сооружена по инициативе иркутского сына боярского Ивана Пивоварова. В приходно-расходной книге собора сохранились подробные записи о том, где, как и по какой цене закупался кирпич. Помимо всего прочего, по этим записям видно, как развивалась в Иркутске строительная индустрия. Так, в 1727 году три разных подрядчика обязались поставлять партии кирпича собственного производства объёмом по 20-30 тысяч штук по цене три рубля за тысячу. В 1730 году объём партий увеличился, а цены, соответственно, упали: «посадский человек Пётр Пахаев взял на себя подряд сделать на своём заводе для церковного строения 55 тыс. кирпичу доброго на сроки к 20 числу июля будущего 1731 г. 30 тыс., а остальные 25 тыс. к 15 числу августа. Цены рядили с каждой тысячи по два рубля с полтиною. В случае же непоставки к сроку кирпичей подрядчик обязывался сделать их вдвое». Соответственно, снижались и цены на вывоз кирпича: если в 1728 г. плачено за возку кирпичей с заводов на место постройки по 24 копейки с тысячи, то к окончанию строительства цена упала до двух гривен (двадцать копеек) с тысячи.

Архитекторы считают прямым предшественником Иркутского Богоявленского собора Троицкий собор (1703) в Верхотурье Тюменской области. В самом деле, памятники очень похожи внешне, и это не случайно: Троицкий собор строила артель каменщиков из уральского Усолья — центра владений купцов Строгановых. Строгановских мастеров приглашали ставить соборы в Усолье (Пермская обл.), Соликамске, Великом Устюге…

Но не только архитектурные особенности Троицкого собора повторяет иркутский храм — фриз, украшенный изразцами, также явно заимствован в Верхотурье. Логично предположить, что наш собор возводила та же артель мастеров.

Интересно, что, в отличие от первых иркутских каменных зданий, на возведение всего Богоявленского собора потребовалось 28 лет. Видимо, дело в том, что сооружение собора — грандиозного сооружения по меркам Иркутска начала XVII века — требовало большой концентрации усилий не только строителей, но и мастеров всех специальностей. Одних изразцов для украшения собора изготовили более трёхсот!

Не обошлось при строительстве собора и без громких скандалов. Иннокентий Нерунович, сменивший на посту епископа скончавшегося Иннокентия Кульчицкого, славился нелёгким нравом и был скор на расправу. В 1734 г. «при пересмотре дела о постройке неоконченного… каменного холодного в Иркутске Богоявленского собора… усмотрел, что некоторые церковные старосты злоупотребили достоянием церкви» и отлучил от церкви бывшего старосту Ивана Гранина, который 15 лет назад недоплатил якобы в Вознесенский монастырь за купленный там кирпич, известь и бутовый камень 149 рублей.

Иконостас для нового храма должен был расписать иеродиакон Никон Красовский, но работал он медленно и вызвал недовольство заказчика. В конце октября 1740 г. епископ Иннокентий Нерунович предписывал протопопу Ивану Петрову и ключарю Власию Миронову освидетельствовать у подрядчика Никона его работу, «понуждать его к скорейшему выполнению оной и чрез каждую неделю доносить об успехах». Иконостас был закончен к 1745 году, однако до наших дней не сохранился. Зато сохранился выполненный рукой Красовского рисунок Богоявленского собора. Судьба этого рисунка такова: в 1738 году иркутяне обратились в Сенат с просьбой за разрешением на строительство рядом с Богоявленским собором архиерейского дома. Тогда Сенат затребовал от Иркутска изображения ближайших строений, чтобы предполагаемое здание вписалось в архитектурный комплекс (2). Так до нас дошло практически единственное изображение собора в первой половине XVIII века. Буквально через четыре года в Иркутске случилось сильное землетрясение, с соборной каменной колокольни упал шатёр, а с церкви — крест. После землетрясения шатровое навершие колокольни восстанавливать не стали, а сделали на ней деревянный купол и шпиль.

Освящение Богоявленского собора состоялось 25 сентября 1746 г., а уже через десять лет он вновь начал строиться и перестраиваться: сооружена каменная ограда, в 1764 году пристроен придел во имя Богоматери Казанской, а с ангарской стороны — приделы во имя Иоанна Крестителя, а второй — во имя Всех Святых.

Богоявленский собор занимал серьёзное место в церковной жизни Сибири и Дальнего Востока, и даже Аляски! Здесь в 1799 году был рукоположен в сан епископа Кадьякского, викария Иркутского, миссионер Иосаф, который до этого несколько лет успешно распространял православие среди алеутов. После рукоположения Иосаф вновь направился в Америку, но его корабль попал в бурю и пропал вместе с экипажем и пассажирами.

В Богоявленском соборе несколько раз служил во время своих приездов в Иркутск знаменитый миссионер Иннокентий Вениаминов, ставший под конец жизни митрополитом Московским и Коломенским. С его служением связан интересный факт: в апреле 1854 года на заутрени Иннокентий вместе с архиепископом иркутским Афанасием читал в соборе Евангелие на 11 языках, в том числе на бурятском, якутском и даже алеутском.

Богоявленскому собору всё время доставалось от ударов стихии. В 1804 году сильное землетрясение вновь «с соборной колокольни сронило крест и бросило на несколько сажень от церкви…». С тех пор собор лишился пятиглавого навершия. В 1839 году сильное землетрясение сделало щели в центральном восьмерике, а ещё через три года бурей сорвало одну из глав. Сильно пострадал собор и в декабре 1861 года: не осталось ни одного целого свода. Последующая капитальная перестройка собора в очередной раз сильно изменила его внешний вид: северный придел был притянут к главному зданию стальными обручами, укрепили стены колокольни и разобрали деревянную галерею-гульбище. Увы, при этом собор лишился изрядной доли своего пышного декора — старинное узорочье было заложено кирпичом или стесано, уничтожена или замазана большая часть изразцов. А вот страшный пожар 1879 года только что отремонтированный храм пощадил: пламя чудесным образом остановилось у его стен.

[dme:cats/]

В советские годы Богоявленский собор счастливо избежал судьбы кафедрального Казанского собора, хотя и пережил тяжёлые годы. Под его сводами разместился иркутский хлебозавод. В соборе стояли печи, в которых выпекались кондитерские изделия и сухари, четверик, разделённый деревянными перекрытиями на несколько этажей, использовался как общежитие… Теперь только глубокий знаток архитектуры смог бы увидеть в нагромождении хозяйственных построек шедевр древнего русского зодчества.

(Продолжение следует)

1 Крючкова Т.А. Из истории строительства и реставрации Иркутского Богоявленского собора.

2 Полунина Н.М. У истоков каменного града, Иркутск, 1979. с.102

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector