издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Две жизни за одну козу

  • Автор: Андрей ЧЕРНОВ

Дима Каверин, 14 лет от роду, после смерти матери жил у своей бабушки, Светланы Владимировны Коршиковой, в Тулуне на улице Гидролизной. Несмотря на столь нежный возраст, Дима в полной мере успел вкусить все пороки взрослой жизни. Мальчик любил выпить, затянуться сигареткой, жил с женщиной, которая была в два раза старше его. За многочисленные кражи подростка два раза заключали под стражу в центр временной изоляции для несовершеннолетних преступников. И только по малости лет Диме удавалось избежать уголовной ответственности за отнюдь не детские шалости.

Местный участковый голову сломал в поисках ответа на вопрос, как избавиться от малолетнего вора. Ещё при жизни матери Дима пошёл в школу, да только три года, проведённые в первом классе, никакого положительного результата не дали. Мальчик так и не научился ни грамоте, ни счёту, ни человеческим отношениям. Со сверстниками дрался, с уроков уходил, учителей ни в грош не ставил. Упрямый, вспыльчивый, конфликтный — вот цензурные эпитеты из характеристики Димы Каверина. Из-за этого после трёх лет сидения в первом классе мальчика перевели на домашнюю форму обучения.

Вера Андреевна Самойлова, учительница, которая обучала Диму на дому, скажет на суде:

— Занимался он с нежеланием, приходилось его убеждать, уговаривать. Вскоре учить мальчика стало невозможно, он часто уходил из дома. А потом эти уходы переросли в бродяжничество. Общался Дима только со старшими по возрасту, причём с такими подростками, которые имеют отклонения в поведении. Если мне удавалось застать ученика дома, то во время занятия он мог встать и заявить: «Я устал, хватит уроков!» И уходил. Я вынуждена была отказаться от его посещений.

Отказались от обучения на дому неуправляемого мальчика и другие учителя. Дима вздохнул с облегчением — теперь его вольготной жизни никто не мешал. Старая бабка не в счёт, её подросток воспринимал только как прислугу, которая обязана ему готовить еду, стирать бельё и на скудную свою пенсию исполнять прихоти дитяти.

— Да и то сказать, — вздыхала бабушка Димы, — мать-то, пока была жива, только пьянством и пробавлялась. Он всё своё детство с ней провёл. Только сын ей был не нужен, рос он как конопля дикорастущая. Когда стал у меня жить, так сутками никуда не выходил и ничего не делал — только спал. А уж чтобы его расшевелить, ну чтобы Дима стал что-то полезное делать, так это надо было его заставить. Сам он ничего делать не хочет, это ему не надо.

* * *

Бабушка оказалась не совсем права. В конце июня 2005 года у её внука Димы инициатива всё-таки проснулась. Причём никто его не заставлял совершать то, что он совершил. Как-то так, само собой получилось. Впрочем, мальчик в содеянном ничуть не раскаивается.

Елена Лабинская жила у родной сестры. Она и её восьмилетняя дочь Ксения занимали небольшой пристрой к дому сестры. Ксения росла девочкой болезненной и слабой. Елена воспитывала дочку одна. Она работала продавцом в киоске. Женщина долго откладывала деньги из своей скудной зарплаты, чтобы купить козу. Дочка нуждалась в козьем, полезном для детского организма молоке. Коза обитала в загоне, пристроенном к небольшому жилищу матери и дочки. Попасть в сарай к животному можно было прямо из сеней.

Около одиннадцати вечера 27 июня Елена услышала подозрительные звуки. Мать и дочь ложились спать, потому звуки, раздававшиеся за дверью, были слышны явственно. Женщина решила выглянуть и посмотреть, что происходит в ограде. Елена пришла в негодование от увиденной картины. Какой-то парень тащил её козу за рога к калитке. Мать не могла допустить, чтобы животное, купленное с таким трудом, вот так просто увели. Она подняла шум. Парень бросил козу и направился к Елене.

* * *

Около полуночи в дом к Виктору Борткову постучался Дима Каверин. Бортков к тому времени был уже изрядно под градусом: весь вечер вместе с отчимом своей сожительницы «закладывали за воротник». Сам Виктор недавно был осуждён по части 3 статьи 228 УК РФ — незаконное приобретение или хранение в целях сбыта наркотических средств. Был приговорён условно на пять лет с испытательным сроком в три года. Виктор нигде не работал. И хотя на нём висел условный срок, легко согласился на предложение приятеля.

— Витя, — обратился к Борткову 14-летний отморозок, — там у твоей соседки Ленки в загоне коза, ещё и поросёнок есть. Я один не утащу, пойдём стырим…

— А если Ленка выйдет, шум поднимет, — засомневался Бортков.

— А я её грохнул, а труп в огороде закопал.

Бортков не поверил подростку, но всё же отправился с ним к соседке. Виктор заглянул в дом, там действительно никого не оказалось. Двери были открыты, горел свет. Бортков не стал себя отягощать вопросом, куда делись Елена и её дочь. Может, просто куда-нибудь ушли. А пока надо было действовать. Вдвоём Витя и Дима затащили козу обратно в загон и зарезали. Потом наступила очередь полуторагодовалого поросёнка. Вскоре туши были разделаны. Мясо Бортков утащил домой к отчиму своей сожительницы, с которым накануне распивал водку. Два с половиной килограмма он той той же ночью продал своему знакомому Степанову за 75 рублей. Пьянка с отчимом продолжилась до утра. А утром за Виктором прибыл экипаж милиции. Похмелье настигло Борткова в КПЗ.

* * *

Когда Елена Лабинская закричала, увидев, как её козу крадут самым наглым образом, Дима Каверин обложил её матом и потребовал заткнуться. Угрозы не подействовали, женщина продолжала звать на помощь и гнать грабителя.

— Тогда я решил задушить её, — рассказывал на следственном эксперименте подросток. — Вывел её в огород, бросил на землю. Одной рукой прикрывал рот, другой душил. Она стала хватать меня за руки. Тогда я развязал пояс её халата и затянул на её шее. Подождал, пока она умерла.

В это время на улицу выскочила Ксюша, как была, в нижнем белье, и стала звать теперь уже мёртвую маму. Возбуждённый своей властью и силой подросток бросился к девочке, схватил её тщедушное тельце в охапку и потащил в дом. Бросил на кровать.

— Я решил её изнасиловать, — рассказывал в суде Дима Каверин. — Я ей сказал: «Молчи, а то задушу!» Закрыл ей рот рукой, девочка напугалась и перестала кричать. Тогда я приспустил штаны и хотел с ней совершить половой акт, но у меня не получилось…

Посмертная экспертиза покажет, что всё-таки «получилось». Чтобы девочка ничего никому не рассказала, убийца решил задушить и её. На кровати делать это ему показалось неудобным. Подросток скинул Ксению на пол и продолжил душить. Устал.

— Я стал её бить ногой в грудь, чтобы она быстрей умерла, — говорил на следственном эксперименте Каверин и показывал, как топтал беззащитного ребёнка.

Эксперты насчитали у девочки четыре сломанных ребра, разрыв селезёнки, разрушение ткани печени, глубокие раны лёгких. Всё это привело к обильному внутреннему кровоизлиянию.

— Ну я смотрю, что она умерла, — продолжает подросток, — тогда за домом в огороде выкопал ямку. Так, неглубокую, полметра. Бросил туда труп девочки, лицом вверх. Сверху положил труп её матери, тоже лицом вверх. Яму засыпал землёй. А потом пошёл к своему знакомому Вите, чтобы он помог мне зарезать козу и поросёнка, потому что сам я бы не справился.

* * *

Утром следующего дня зять Елены, Фёдор Нестеренко, отправился к Лабинским. Его удивило, что в пристрое никого не было, двери открыты, горел свет, исчезли коза и поросёнок.

— Пошли слухи, что Лену и Ксюшу убили, — говорила в суде Вера Нестеренко, сестра Лабинской. — Убили и закопали в огороде. Мы с мужем не поверили, но всё равно стали осматривать огород, однако ничего подозрительного не обнаружили. Только кровь в загоне. Мы так поняли, что это кровь поросёнка и козы. У нас постоянно крадут домашних животных.

Тела матери и дочери Фёдор Нестеренко нашёл только через три дня. В укромном месте, у стены дома, он обнаружил свежий перекопанный грунт. Мужчина взял лопату и стал копать. Очень скоро из-под земли показалось тело свояченицы. Дальше эксгумацию проводили сотрудники оперативной бригады. На следующий день был арестован Дима Каверин, которого нашли спящим на диване у сожительницы. Разрубленную пополам тушу козы и разделанного поросёнка милиционеры обнаружили в дровянике отчима сожительницы Виктора Борткова.

Бортков сразу признался в краже, подтвердил свои показания и на суде. Про убийство он ничего не знал. А вот дебильный подросток в судебном заседании свою вину признал только в части кражи, а от изнасилования и двойного убийства всячески открещивался. «Натасканный» адвокатами, подросток перевернул картину преступления с ног на голову:

— Мы с Бортковым решили украсть козу, в это время вышла из дома Лена и стала кричать. Бортков начал её душить, я передал ему проволоку. Когда он задушил Лену, из дома вышла её дочь. Бортков затащил её домой и изнасиловал. Я только помог Борткову закопать покойников в огороде.

Эта корявая ложь на суде не прошла. Тогда подросток поменял тактику. В следующем судебном заседании он заявил:

— Все показания, которые я давал на предварительном следствии, неправда. Я так говорил, потому что сотрудники милиции применили ко мне насилие. Они меня вывезли к реке, стали избивать руками, пинали ногами, били битой, бросали на камни.

Как будто оперативники не понимали, что если тронут дебила хотя бы пальцем, то на суде все результаты предварительного следствия будут исключены как добытые незаконным путём.

Более всего поражает позиция бабушки, которая, жалея «бедненького сиротку», на суде заявила:

— Да, после того, как моего внука задержали, перед допросом я заметила, что одежда его была грязная, он плакал и говорил, что его били.

Несовершеннолетних преступников по УПК РФ можно допрашивать только в присутствии законного представителя. Бабушка как раз и представляла интересы внука присутствуя на всех допросах и судебных заседаниях. Но этот номер с заявлением бабули не прошёл. На предварительном следствии Коршикова об избиении внука не поминала. На теле несовершеннолетнего убийцы действительно были повреждения, но, по заключению экспертов, они возникли при сопротивлении Елены Лабинской, когда подросток её душил.

Тогда, по совету адвокатов, Дима Каверин решил прикинуться невменяемым дурачком. Будто бы он не понимал, что творил. Каверин, и правда, родился и рос в неблагополучной семье, среди алкоголиков, у него налицо лёгкая умственная отсталость, и, несмотря на юный возраст, он уже законченный пьяница. Кроме того, у него слабо развит самоконтроль, низкий уровень интеллекта, примитивные суждения, малый объём памяти и так далее. Но, по результатам экспертизы, он способен давать себе отчёт в том, что творит.

Подростка во многом развратила безнаказанность. Его не могли по закону наказать, пока ему не исполнилось 14 лет. Дима привык, что после краж и драк с ним всего лишь проводили профилактические беседы на комиссии по делам несовершеннолетних. И отпускали, а он снова шёл воровать. На этот раз «деточке» не удалось избежать наказания.

Суд признал Диму Каверина виновным в краже, разбое, двойном убийстве, изнасиловании малолетки. Приговорили его к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Но, кроме этого, суд позаботился о принудительном лечении ненормального подростка у врача-психиатра.

Виктор Бортков был признан виновным в краже. Суд присоединил к новому наказанию часть неотбытого условного срока. В итоге Бортков получил пять с половиной лет колонии строгого режима и был взят под стражу в зале суда.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector