издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Соприкосновение душ

Гостей ждали на въезде в Иркутск у загородного поста ГАИ. Ни изнуряющая жара начала сентября, ни удушающие бензиновые выхлопы с трудом преодолённых городских «пробок», ни звуковые сигналы бесконечной вереницы машин, водители которых с весёлым изумлением взирали на живописную группу в царских одеждах и скоморошьих нарядах, над которой реяло бело-голубое полотнище с эмблемой Иркутского областного театра юного зрителя имени Александра Вампилова, не убавили праздничного настроя встречающих. Ждали друзей! И этим всё сказано. Задорный, с подтруниванием в рифму, ритуал встречи, шуточная величальная, хлеб-соль, объятия, снимки на память возле двух комфортабельных автобусов, доставивших из Улан-Удэ 65 посланцев Государственного Бурятского академического театра драмы имени Хоца Намсараева. На лицах расцвели улыбки, дорожное утомление сменилось радостью открытого дружелюбия.

Гастроли спустя семьдесят один год — уже по одному этому событие. Впервые коллектив показывал свой репертуар иркутянам в далёком 1936 году. Нынче у театра год двойного юбилея: 75-летие его основания и 30-летие присвоения звания академического. Памятные даты сопряжены с двумя поездками и тем войдут в его летопись. Первая состоялась весной. Намсараевцы выступили в Москве на сцене Театра Наций. Четыре вечера зал, вмещающий две тысячи зрителей, был забит до отказа москвичами и гостями столицы. Пере-аншлаги, сопровождавшие показ «Трёхгрошовой оперы» Б. Брехта и «Улейских девушек» С. и Э. Жамбаловых, лучше слов говорят о произведённом эффекте. Театральные деятели и общественность восторженно приняли обе работы, свидетельством чему не только отзыв художественного руководителя московского театра, предоставившего престижную сцену, народного артиста России Евгения Миронова, но и высокая оценка в «Литературной газете», «Культуре», журнале «Балет». Осенью — вторая поездка, уже по-настоящему масштабная. В течение декады гости запланировали сыграть для иркутян 18 спектаклей. На их гастрольной афише — пять названий для взрослых и три сказки, а также гала-концерт в день закрытия. За рамками гастролей нас ждёт встреча с полюбившимися актёрами бурятской труппы на «Утиной охоте» А. Вампилова, которую они привезли на очередной фестиваль современной драматургии его имени.

А когда же они успели стать друзьями-то вампиловцев? — возможно, недоумевает кто-то. Три года назад Иркутский ТЮЗ успешно повторил большие гастроли (тоже с немалым перерывом в 16 лет) в столице Бурятии. Тогда и завязались тесные человеческие контакты. Обнаружив взаимную симпатию благодаря сходству художественных устремлений и нравственно-эстетической платформы, оба коллектива заключили договор долговременного творческого содружества. Прошлой весной иркутяне ещё раз нанесли визит, плодотворный для сторон, судя по приёму зрителей даже в бурятской глубинке, а ответно пригласили коллег к себе на постановку «Провинциальных анекдотов», которая уже пополнила вампиловскую афишу.

Конечно, бывают странные сближенья: оба коллектива вступают нынче в юбилейный сезон — у ТЮЗа он 80-й, у национального театра соседней республики — 75-й. Но это скорее внешняя линия сближения. Основа внутренняя уже не воспринимается странной, поскольку ею служит общая база — русский психологический театр. Символичным выглядит с расстояния в три четверти века название первого спектакля бурятской драмы: «Прорыв». Кажется, прорываться к чему-то новому, увлекающему своей труднодоступностью стало с тех пор творческой потребностью намсараевцев. Почивать на академических лаврах они и мысли не допускают. Это ясно по выбранному для открытия гастролей спектаклю-медитации «Чингисхан» Булата Гаврилова. Прорыв к новому сценическому жанру? Не исключено. Но важнее представляется готовность и способность постановочной группы во главе с Сергеем Бальжановым прорваться сквозь толщу времени и мировоззренческих напластований вокруг исторической фигуры к живому человеку с его великой любовью и великими страданиями. Стадии духовного роста, мужания и преображения Темуджина в Чингисхана с юности до старости выстроены сценически ярко и убедительно. Три возраста заглавного героя играют три актёра. Это поистине монументальная работа театра. Она впечатляет и поражает воображение. Объёмность и масштаб режиссёрского «умостроя», многоуровневое решение пространства сцены, ансамблевость и высочайший профессионализм индивидуальной актёрской игры, уникальные по красоте и роскоши костюмы, выразительное сопровождение ударных и национальных инструментов… Все компоненты спектакля, все без исключения, делают честь высокой сценической культуре академического коллектива. Будто скульптурные композиции, врезались в память отдельные картины и сцены. Но более всего потрясла сцена бескровной казни.

Второй спектакль — и вновь прорыв! «Улейские девушки» оказались постановкой настолько дивной, необычной, захватывающе-увлекательной, что стали своего рода сенсацией. Этнографически-обрядовые мотивы свадебного церемониала, переплетясь нерасторжимыми нитями с древними преданиями и поверьями, создали усилиями режиссёров-постановщиков засл. деятеля искусств РБ Джемы Баторовой и народных артистов Бурятии Эржены и Саяна Жамбаловых такое действо, которое с первой минуты пленило зрителей. Чем же? Открытостью чувств, обаянием, юмором, добрым озорством. И, конечно, завораживающей поэтичностью этого музыкально-пластического спектакля, пронизанного светом, чистотой, всепокоряющей любовью. В финале зал дружно поднялся с кресел, как и накануне после «Чингисхана», и устроил оглушительную овацию, бесконечно вызывая артистов на поклон.

Три спектакля по пьесам Геннадия Башкуева одарили знакомством с драматургом, чей талант несомненен. Даже в тех случаях, когда возникают вопросы к постановщикам — режиссёру, художнику или музыкальному оформителю его оригинальных сочинений. Автор пишет на русском языке, причём сказку «Али-Баба и 40 разбойников» изложил для сцены рифмованным текстом, добавив от себя учёного попугая, который в исполнении артиста Цэнгэ Ломбоева затмил, пожалуй, и самых экзотичных персонажей этого колоритного зрелища в постановке Баярмы Жалцановой. Театр играет ряд пьес на русском. В частности, комедию «Воздушный поцелуй», где мнимость смерти вчерашнего зэка, разучившегося верить самым близким, помогает и ему, и спивающемуся зятю прорваться к истинным чувствам своих верных жён и вновь обрести мир и согласие в семье. В знак чего вернулись в свои гнёзда, на глазах ошеломлённых зрителей, стаи птиц.

То русская, то бурятская речь чередовалась в спектакле со знакомой до боли аббревиатурой названия «С.С.С.Р.». Правда, автор, всё тот же Башкуев, расшифровку даёт иную: «Союз Солдатских Сердечных Ран»! И далее, цитирую: «жестокий романс о войне, любви и преданности». История, интерпретированная режиссёром заслуженным деятелем искусств РФ и РБ Владимиром Кондратьевым, отнюдь не сентиментальная, трогающая сердце и надолго остающаяся в памяти лицами искалеченных парней-фронтовиков, чей несломленный дух и достоинство покоряюще убедительно воплотили артисты Баярто Ендонов (Красавчик-«Полшестого»), Цэнгэ Ломбоев (Лёха-«Скороход»), Болот Динганорбоев (Очир), Солбон Субботин (Базыр-«Страшный лейтенант»). Запомнились также избранницы героев — их партнёрши по танцплощадке. Талантливая в театре молодёжь, это очевидно.

Роберт Рождественский однажды пошутил: «Чешут за ухом? Ну и мурлычьте!» Отсутствие серьёзных критических замечаний вряд ли побудит кого-либо в театре считать свои постановки безупречными. Ну, допустим, хотите вы напомнить, что форсаж голосовых связок — сильное выразительное средство, не для частого использования. То же касается, к примеру, и похоронного марша. Что, для кого-то откровением прозвучит? Настоящий профессионал сам прекрасно знает, где и почему в отборе приёмов планку опустил, просчитался. Вдобавок как не прислушаться к рекомендации Н. М. Карамзина критикам: более хвалить достойное хвалы, нежели осуждать, что осудить можно. Отсюда и преобладание эмоций над аналитикой. Эмоционально насыщенная ткань спектаклей, которые удалось посмотреть за первые дни гастролей, никого не оставляет равнодушным. Зрители и смеются, и плачут. А это и есть то очищение, ради которого идут в театр. Его сумасшедшая энергетика творит чудеса, объединяя сцену и зал токами любви.

Единомыслие директора и главного режиссёра — условие жизнестойкости всего коллектива. Оба руководителя — авторитетные личности на театральной ниве, титулованные и признанные, оба по характеру лидеры, но, вопреки пословице о двух медведях в берлоге, семь лет кряду уживаются под одной крышей. В чём видит перспективу театра каждый из них?

Доржи Сультимов, народный артист РБ, заслуженный артист России, лауреат Госпремии РБ. Играет на родной сцене, снимается в фильме монгольской кино-студии о Чингисхане, пишет свои пьесы и сказки, переводит чужие. А сверх всего — возглавляет театр:

— Работаем на идею интеграции бурятской культуры в российскую, в мировую культуру. Когда на международный фестиваль «А.П. Чехов — XXI век» в Улан-Баторе «слетелись» больше десятка театров и три «Чайки» в постановке трёх академических театров — Монгольского драматического, Иркутского имени Н. Охлопкова и Бурятского имени Х. Намсараева, то первое место присудили нашему спектаклю, причём сразу по трём номинациям: лучшая режиссура, лучшие мужская и женская роли. Постоянно расширяем географию большеформатных гастролей. Побывали в Республике Саха-Якутия, в Хакасии, Читинской области, в Агинском Бурятском автономном округе, на Дальний Восток нас приглашают… Заключили договор с Францией и готовим к весне премьеру их автора, с которой поедем позже в Париж. Театр является носителем живого бурятского языка, поэтому остро стоит проблема (вздох) с оригинальными пьесами на родном языке. В городе каждый второй бурят языка своего не знает, поэтому наша миссия очень важна и ответственна.

Сергей Бальжанов, главный режиссёр, заслуженный деятель искусств России, лауреат Государственных премий РБ, автор постановок, вошедших в золотой фонд театра, — «Чингисхан», «Чайка», «Трёхгрошовая опера»:

— Если добавить сюда «Улейских девушек» и ежегодно проводимый нами праздник Белого месяца — Сагаалган, то перечисленные названия составят четыре краеугольных камня, или фундамент репертуарного театра, каким мы являемся. Отрадно, что столица России признала наш театр живым и перспективным. «Чингисхан» на афише — не дань моде. Цивилизованная Европа назвала Чингисхана Человеком второго тысячелетия, а Человеком первого тысячелетия, как известно, был Христос. Высшей оценкой для меня стало сожаление одного из наших искусствоведов, что в спектакле о создателе великой империи нет ни одного вида оружия, ни одного меча: «Такое ощущение, как будто спектакль поставил европеец, влюблённый в Чингисхана!» Семь лет назад, взявшись за эту тему, я был как раз в таком возрасте и состоянии души, что когда ругают — не переживаешь, когда хвалят — не радуешься.

Новое, третье, тысячелетие задаёт совершенно иной ритм жизни. Новые технологии, компьютерная эра, бум потребительства. Человек утрачивает в себе что-то важное, нарастает агрессия, разобщающая людей. Единственным противовесом этому может быть только живой театр!

От себя добавлю: искренно жаль тех, кто упустил шанс посмотреть неповторимый гастрольный репертуар наших соседей.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное