издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дмитрий Мезенцев: Посмотрите на то, что удалось сделать

Пресс-конференция губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева состоялась в понедельник в малом зале «Байкал Бизнес Центра». Основной темой стало подведение итогов минувшего года. Однако это не значит, что Дмитрию Мезенцеву не были заданы самые разные актуальные вопросы, порождаемые иркутской действительностью. Губернатор ответил на все, согласно его вступительному слову, «откровенно, дружески, по-свойски».

– Хотелось бы,  чтобы мы вместе с вами определили базовые точки минувшего года, участниками и активными строителями которого мы были. Только что закончилась сессия Законодательного Собрания, и мы довольны партнёрским характером взаимодействия с парламентом. Практически все законы, инициированные губернатором и областным правительством, приняты депутатами. Мы хотим поблагодарить за сложную, дискуссионную, порой острую, но результативную совместную работу по принятию бюджета 2011 года и внесению дополнений в бюджет 2010 года. 

Считаю необходимым обозначить, что бюджет следующего года мы вместе с депутатами запланировали с уменьшением дефицита почти в 10 раз,  до 300 млн. рублей. Дефицит года уходящего составлял 2 млрд. 700 млн. Мы также видим заметное улучшение ситуации с государственным долгом. Если прогноз на январь текущего года составлял 14 млрд. 344 млн., то прогноз января следующего года – 6 млрд. 900 млн. Только одно это позволяет нам сэкономить на обслуживании госдолга от 1,3 до 1,5 млрд. рублей. Буквально в последние дни, с учётом дополнительных доходов, которые пришли в региональную казну, готовы были поддержать муниципальные образования. Это произошло, и 622 млн. 835 тыс. рублей перечислено для всех без исключения муниципалитетов области. 

Мы также посчитали необходимым муниципалитетам, которые успешно и достаточно строго относились к региональным финансам, выделить деньги, что называется, «без обременений», предоставляя им право потратить эти деньги так, как они считают нужным. Таких примерно половина, и 30% от названной суммы будет потрачено по усмотрению мэров на первоочередные нужды. Примерно 70% мы выделяем на поддержку бюджетных учреждений. Безусловно, выделены деньги для погашения долга по зарплате бюджетников, и, конечно, мы должны поддерживать дефицитные бюджеты. 

Все  помнят,  как много было споров о том, можно или нет забирать налоги с территорий, формально  в пользу федерального, а на самом деле – в пользу области.  С учётом того предкризисного финансового состояния, в котором область находилась в 2008 году и потом в 2009 году, мы считали правильным все возможные финансовые средства собрать в одном кулаке. Но также было  обещано, что по мере того как будут появляться дополнительные доходы, по мере того как будет становиться лучше ситуация на внешних рынках, мы будем возвращать муниципалитетам налоги. 

Вы  знаете, что  на подготовку к юбилею Иркутска запланировано выделение из всех видов финансирования  около 7,3 млрд. рублей. Буквально несколько дней назад Владимир Владимирович Путин в ответ на обращение губернатора Иркутской области, поддержанное обращением министра финансов РФ, ответил положительно. Обращение касалось поддержки тех строителей, которые должны успеть  в следующем году вывести фасад, крышу библиотеки им. Молчанова-Сибирского. Резолюция, адресованная Кудрину,  короткая и для всех иркутян очень радостная: «Поддержите». Выделено ещё 300 млн. рублей. Сегодня нет ни одного объекта в городе, который бы не имел полного, стопроцентного финансирования. 

Это всё, что касается бюджета. Теперь о том, что делало правительство в социальной сфере. Конечно, мы прекрасно понимаем, что сегодня большое количество людей живёт по стандартам, которые должны быть более комфортными. Также мы прекрасно понимаем, что возможности бюджета при проведении социальной политики пока ещё довольно ограничены. Но при этом посмотрите на то, что удалось сделать. Прежде всего, заслуга двух руководителей нашей страны,  президента России Дмитрия Медведева и главы правительства Владимира Путина, что началось  обеспечение наших ветеранов жильём. Мы полностью выполнили обязательства к 9 мая текущего года по выделению квартир  ветеранам, которые встали на учёт до 1 марта 2010 года. Конечно, мы понимаем и то, что значительное число людей не успели встать на учёт и также  должны улучшить свои жилищные условия. Именно поэтому с таким энтузиазмом и благодарностью встретили пожилые люди решение главы государства о выделении дополнительных средств для улучшения жилищных условий всех без исключения ветеранов, вдов погибших. Свыше 5 млрд.  рублей уже выделено, итоговая цифра по году составит 5 млрд. 360 млн. рублей. Мы хотим, чтобы в будущем году все долги перед ветеранами, в буквальном и переносном смысле слова, были отданы. Конечно, это далеко не всё, что можно и должно делать. 

Здесь я хочу сделать акцент на вещах, которые формально к деятельности правительства, казалось бы, не имеют отношения. Мы не раз говорили о том, как беспартийный губернатор должен взаимодействовать с парламентскими партиями, общественными движениями, организациями и, конечно, с партией власти. Мне проще, как беспартийному губернатору, выстраивать отношения с партией власти, со всеми  фракциями регионального парламента, со всеми общественными движениями. Но, безусловно, партия парламентского большинства – это партия реальной парламентской силы, мнение которой будет учитываться нами если не в первую очередь, то самым внимательным образом. 

Здесь, мне кажется, одно из ближайших наших совместных дел – работа по подъёму уровня влияния и силы «Молодой гвардии». Никто, кроме «Молодой гвардии», не может помочь старикам, никто, кроме «Молодой гвардии», не сможет влезть в десятки дел, о которых не знает ни областное правительство, ни глава муниципалитета, с желанием их исправить. Будь то  кривой забор у ветерана, который надо поправить, или куда более серьёзные вещи по формированию  молодёжной политики  или созданию нормальной, здоровой и заинтересованной обстановки на улице, без которой Приангарье будущего не имеет.  Мы договариваемся с ректорами вузов о том, что министры регионального правительства, и губернатор, и депутаты ЗС будут встречаться с многосотенными аудиториями. Не потому, что мы  хотим рассказать о том, что делается в области, или поделиться своим видением её будущего. Но потому, что мы считаем обязательным выслушать мнения людей о том, какой, по их мнению, область должна стать через 3-5 лет. 

Так, я смотрю, скука в зал пришла или ещё нет? Скука ещё не пришла… Проблема, о которой мы также не раз говорили, это проблема учительства. Молодой педагог, особенно в начальных классах, получает очень небольшую зарплату. Вы помните, как в Братске ровно год назад учителя при поддержке КПРФ подняли вопрос о повышении зарплаты педагогам. Мы тогда договорились, что каждый следующий год по вниманию  к учительству Приангарья должен быть точно таким, как Год учителя. В общей сложности мы увеличили расходы на учительство в следующем году с учётом увеличения зарплаты и налогов на 1,5 млрд. рублей. Вы знаете, что мы тогда же в Братске пообещали – и слово своё сдержали – выплатить 100 премий по 250 тысяч рублей учителям. В законе области, как и было обещано, есть сегодня звание «Заслуженный работник образования  Приангарья». Более того, части педагогических коллективов мы вручили премии до 1 млн. рублей. Также мы поощрили премией в 25 тысяч рублей учителей начальных классов, буквально на днях вручаем премии по 70 тысяч рублей аспирантам и 100 премий по 25 тысяч рублей лучшим старшеклассникам Приангарья. 

С добрым чувством мы отметили тех людей, которые своим талантом и трудом множат славу области. Выплачены областные премии в области культуры в общей сложности почти на 5 млн. рублей. Точечная поддержка, внимание к людям должны быть показателем того, что региональная власть помнит о людях и об их вкладе. Мы не можем, наверное, помочь всем без исключения представителям бюджетной сферы. Пока не можем. Но мы обязаны самых лучших чествовать и «поднимать на щит». Поэтому мы второй год вручаем по 11 автомобилей лучшим следователям, участковым, оперуполномоченным. Человек должен понимать,  что если он честно и добросовестно служит, он должен быть отмечаем не только грамотой, но  и достойным подарком. 

Я не буду просить поднять руки тех, кто хотел бы, чтобы у нас была особая экономическая зона. К сожалению, задержка по становлению зоны очевидна. Но чуть более месяца назад Владимир Владимирович  Путин провёл в Москве совещание по развитию и становлению нового комплексного документа «Стратегия развития Сибири и Дальнего Востока». Там комплексно прописана в том числе такая институция, как ОЭЗ «Ворота Байкала». Мы прекрасно понимаем, что тот вариант финансирования зоны, который был предложен и за который область подписалась  – 50 на 50, – нам не по силам. Мы хотим, чтобы эта пропорция была как в Республике Бурятия: 76% в пользу федерального центра и 24% за счёт средств территории. Но при этом мы также понимаем, что не имеем права рассчитывать только на федеральную поддержку. Именно поэтому мы видим возможным на презентациях Иркутской области за рубежом, которые пройдут в будущем году, пред-ставлять область с учётом потенциала ОЭЗ. Предполагаем, что презентации пройдут в Японии, возможно в Сингапуре и Гонконге. 

В рамках подписанного недавно меморандума с провинцией Северной Кореи Кён-Сан-Пукто мы также выстроим активные отношения  и по итогам  ближайших переговоров с губернатором определим, чья презентация состоится раньше. Однако в  мероприятиях VII экономического форума будет гарантированно участвовать делегация побратимской провинции Северной Кореи, впрочем, как и делегации из КНР и Японии. 

Я отниму у вас ещё 5 минут, и потом перейдём к вопросам. Для чего работает областное правительство? Мы должны приходить к 9 утра, не уходить раньше 9 вечера и при этом желательно работать в субботу и воскресенье.  Можно формально исполнять те законы, которые принимает парламент, и мы обязаны это делать. Мы обязаны выполнять поручения федерального центра.  Но есть важнейшая оценка: деятельность правительства даёт больше веры людям в то, что они будут жить лучше, или не даёт? Эта деятельность позволяет становиться более убеждёнными в том, что люди в «Сером доме» знают о реальной жизни миллионов людей, проживающих в Приангарье? Уходящий год мы всем составом правительства старались делать так, чтобы эта вера множилась. 

Мы не могли этого делать без поддержки СМИ. Я благодарен всем руководителям региональных и представительствам федеральных СМИ за очень заинтересованное и доброжелательное отношение к тому, что мы делаем, благодарен за критику, которая звучала. Вот я вижу здесь некоторых коллег, которые принадлежат к так называемой неформальной сфере средств массовой информации. Если критика порядочная, прозрачная, обоснованная и не очень платная, за неё тоже благодарны. Если критика конъюнктурная – ну что же, делаем выводы, учитываем, стараемся более точно и публично работать. Но в целом, ещё раз говорю, не потому, что мы тут собрались единым цехом, и не потому, что Новый год и ёлка в этом зале, а потому, что  благодаря вам нам удалось кое-что сказать о деятельности правительства. Хотелось бы, чтобы так было и впредь. В зале установилась ватная тишина… Видимо, вера в то, что критика правительством учитывается, была недостаточной. Учитывается, коллеги, учитывается.  Нам кажется, что региональное правительство достаточно открыто, может не предельно, но вполне открытые двери и доступные чиновники и начальники. 

Программа социально-экономического развития бурно обсуждалась на первом этапе. Выводы, которые сделали разработчики, пока нас не могут радовать. Показаны кривые,  которые убеждают нас в том, что региональный экономический потенциал, созданный в советское время, ветшает. Догоняем ли мы, компенсируем ли этот процесс инвестициями на упреждение? Пока нет.  На прошлой неделе я обратился к руководителю правительства Владимиру Владимировичу Путину с просьбой поддержать нас в использовании национального инвестиционного фонда в рамках программы развития Нижнего Приангарья. Совершенно замечательно сработали наши соседи  – правительство Красноярского края, когда в 2005 – 2007 годах смогли убедить федеральный центр помочь развитию Красноярского края в рамках этой программы. А в самом деле не только меня всегда удивляло, почему программа развития Нижнего Приангарья заканчивается на границе Красноярского края и Иркутской области. Думаю, в наступающем году мы должны сделать больше эффективных шагов, которые позволят нам интегрироваться в поддержку федерального центра и получить федеральные деньги.

Теперь о том, что касается наших моногородов, в том числе Байкальска и БЦБК, защиты озера Байкал, экологии в целом. Седьмой БЭФ состоится в середине сентября. Форум должен быть ежегодным. Это не просто сбор гостей и не просто показ красот Байкала.  Форум – важнейший инструмент для нового качества позиционирования области как внутри страны, так и для зарубежных партнёров, и прежде всего стран АТР. На ближайший форум мы хотим вынести тему развития лесного комплекса, чтобы в публичном поле обсудить то, что происходит у нас, и как мы должны заимствовать опыт у других стран во благо региона. Мы, конечно, хотим продолжить разговор о градостроительной политике в Сибири, как одном из важнейших факторов, которые позволят людям поверить в своё будущее. Это не только фактор уменьшения отрицательной миграции, но и, безусловно, возврат людям долгов, которые накопились и по качеству жилья, и по стандартам  жизни. 

Мы хотим обсудить вопрос защиты озера Байкал, хотим эту дискуссию провести в диалоге с зарубежными партнёрами.  Будет проведена  международная  конференция  «Европа – Россия – АТР: глобальный транспортный коридор». Впервые должна состояться инвестиционная ярмарка стран ШОС. Так широко мы её ещё не проводили, и я имел честь представить это предложение на заседании совета глав правительств, которое прошло недавно в Душанбе. В рамках расширенного дня  ШОС мы хотим позиционировать Приангарье как один из опорных регионов, где будут отрабатываться принципы межрегионального сотрудничества. Именно этому будет посвящена конференция, которая должна пройти в Астане. 

Совсем тезисно скажу о ЖКХ. Россия – страна первого космонавта, наш соотечественник  придумал первый телевизор, и первый компьютер был создан у нас. Но мы – страна удивительно неэффективного, унижающего человеческое достоинство  состояния жилищно-коммунальной сферы. Хотя коммунальщики проявляют чудеса профессионализма и даже в прошлом году, несмотря на морозы, мы показали определённую устойчивость коммунальной сферы. Мы держим путь на упреждающую модернизацию ряда территорий. В следующем году будем это делать более публично и более успешно. На это выделены  значительные деньги. Выделяя большие деньги сегодня, завтра мы должны выйти на нормальные тарифы и через 5-7 лет прекратить  наконец делать невероятные вложения в затыкание дыр изношенной системы, которая уже не отвечает никаким требованиям. 

В следующем году планируется выделение 1 млрд. 711 млн. рублей на капитальный ремонт региональных дорог. Это не считая тех 950 млн. рублей, которые мы получаем из федерального центра под специальную программу «Дороги Иркутска», и не считая тех 576 млн. рублей, которые дорожники Иркутска  начали осваивать с осени нынешнего года. Мне хотелось бы вас попросить, чтобы какая-нибудь газета или телеканал приехали на один из участков и сказали: «Вы, наверно, уже не кладёте асфальт в дождь, и это уже хорошо. Но почему же у вас всё так криво и так плохо? Почему любви нет? Почему у нас одно вот это бесконечное «освоение», которое тоже важно, но только если оно не идёт  впереди качества, впереди профессиональной гордости, впереди всего». Именно поэтому так и получилось на трассе в Усолье.  Я посчитал невозможным принять дорогу, которая была сделана не то чтобы тяп-ляп, но она была сделана без стыка усилий муниципалитета и представителей «Автодора», работающих здесь. Это, наверно, правильно, если мы уйдём от практики разрезания ленточек под барабанный бой, хотя профессиональный праздник необходим, и станем более реалистично смотреть на ситуацию. 

При всём при том абсолютное большинство мэров – профессиональные люди, которые успешно работают в пределах своих компетенций и потенциала. Но есть ряд муниципалитетов, работой которых мы удовлетвориться не можем. Именно поэтому завтра завершается подготовка документов по проверке в  Усолье-Сибирском, поэтому прокурор области выступил с протестом, не согласившись закрыть дело в отношении главы муниципалитета в Мамско-Чуйском районе. Поэтому по Култуку и Железнодорожному продолжается работа прокуратуры. Это примеры если не вопиющих, то во всяком случае серьёзных упущений и халатного отношения к обязанностям и небрежение вниманием и доверием людей. 

Если ещё живы – два слова по селу. Вы знаете, что позиция губернатора, обозначенная в 2009 году, выглядела так: мы не можем размазывать деньги на село, мы должны точечно финансировать инвестиционные проекты. Она и сегодня такая же.  В целом из всех видов бюджета было выделено 1 млрд. 192 млн. рублей. В следующем году будет не меньше 1 млрд. 300 млн.  При этом деньги должны уйти на конкретные проекты. Я когда вижу министра сельского хозяйства, дёргаю его за рукав и говорю: «Где соболь?» Ну, женщины меня поймут. Он мне отвечает: «Нашёл». Причём не в Канаде, а в Подмосковье. Одна из наших идей – выращивать соболя в искусственных условиях. Мы сможем первую ферму презентовать уже на следующий год, я надеюсь. Дело даже не в том, что соболь какой то серьёзный товар, а в том, что мы должны уже показать какие-то новые подходы. Я, правда, пытался спросить министра, где страусы, но он сказал, что страус у нас не живёт. Думаю, мы поищем новые формы хозяйствования, которые позволят сделать регион интересным. 

В преддверии ваших вопросов хочу сказать, что, разговаривая с молодёжью, постоянно слышу, что в Красноярском крае, в Хабаровске, Новосибир-ске, не говоря уж о столицах, гораздо интереснее и ребята стремятся туда. Одна из макрозадач правительства области – сделать так, чтобы люди не хотели уезжать. Этому должен помочь обновляющийся город, часть заборов которого должна исчезнуть. Это относится ко всем  муниципалитетам. Коллеги, я  представил  вводный монолог, теперь готов ответить на ваши вопросы. 

– Скоро Новый год, как вы планируете его встречать? Какие блюда, напитки новогодние предпочитаете?

– Ожидал другого вопроса, но отвечу. У меня уже очень пожилые родители, и, конечно, мы хотим навестить их. Хочу посмотреть на дочь, внука, на брата. Сесть за стол и съесть традиционный салат «Оливье». Вот и всё.

– Какие первоочередные меры предпримет региональное правительство для оздоровления лесной отрасли региона? Какие проекты в этой сфере, на ваш взгляд, наиболее перспективны?

– Достаточно сложно идёт работа по созданию механизма, который должен обеспечивать работу лесной отрасли. Дней десять назад мы проводили консультации с руководством ЗС по кандидатуре министра. С учётом того, что с 

1 января вступает в силу закон о гражданских должностях в Иркутской области, мы должны будем провести переназначения  членов областного правительства и в полной мере добиться создания функционального министерства лесного хозяйства. Хотя один из вариантов, который по-прежнему дебатируется в закрытом режиме, это перевод функций министерства лесного хозяйства в обновлённое и мощное министерство экономического развития  и промышленной политики.

Что касается ситуации в лесном комплексе, не мне говорить о том, что она непрозрачная, объём собираемых налогов не может устроить никого. Вы знаете, что Владимир Владимирович Путин проводил видеоконференцию в Сыктывкаре с лесными регионами. Конечно, был включён и наш регион, и один из первых вопросов ЛПК «Игирма» задала премьеру о том, что региональное правительство не выделяет необходимый объём лесного ресурса. При том, что запрашиваемый первоначально ресурс в 115 тысяч кубометров был выделен, но компания сама не смогла его освоить. Далее они попросили 1 млн. 160 тыс. кубов. Даже реализуя поручение  председателя правительства, мы должны были разбить выделение ресурса на этапы. Раньше мы так не делали, но  я просил подготовить Владимира Шкоду подготовить такой  проект распоряжения правительства, в котором с оговорками было сказано, что по мере погашения компанией долгов по зарплате и выплате налоговых обязательств будет выделен лес по той самой схеме, которую просили у премьера руководители ЛПК «Игирма». К сожалению,  этот пример очень показательный для многих лесоперерабатывающих предприятий, когда долги перед бюджетом очевидны,  обязательства перед работниками выполняются слабо, но при этом запрос на выделение громадного лесного ресурса кажется приоритетным. Но здесь не может быть дороги с одно-сторонним движением. 

Одним из самых крупных остаётся проект группы «Илим», так называемый «Братский лесной комплекс-2». Это проект, который нам важен, потому что мы сможем нагрузить газовые сети, которые сегодня есть в Братске. Вы знаете, что  пришедший год назад в Братск газ потребляется в объёме 7-9 тыс. кубометров в день при мощности Братского месторождения в 110 тыс. кубов. То есть мы забираем одну десятую. Мы подключаем 9 домов, и формально это уже отопление жилого сектора, хотя и в небольшом объёме. При полной реализации проекта группы «Илим» по прогнозу мы получим до 2 млрд. в год налоговых поступлений в областной бюджет, 1400–1900 рабочих мест в Братске. Это очень заметный вклад в экономику региона, я считаю. 

Скажу по секрету, но без особых деталей, что в рамках переговоров на шестом БЭФе мною было высказано предложение, поддержанное министром экономики России, министром экономики Финляндии и министром коммерции КНР, о создании  трёхстороннего целлюлозно-бумажного производства. Важно, чтобы опыт Финляндии, финское оборудование, специалисты  и, возможно, инвестиции сочетались с нашим вкладом лесного ресурса, нашей земли и налоговых льгот. Мы ориентируемся прежде всего на китайский рынок, и потому важно участие китайского партнёра. Возможно, мы выйдем в переговорах на конкретные сроки реализации этого предприятия, которое, надеюсь, будет в числе прочего производить бумагу высоких сортов, для толстых журналов. 

– Как вы намерены взаимодействовать с молодёжным правительством и не станете ли вы ревновать? 

– Ну, для начала нужно ещё сформировать молодёжное правительство и не ошибиться в выборе юного губернатора. Этот проект запускается не ради того, чтобы задействовать 25 молодых людей от 20  до 28 лет. Он нужен для того, чтобы показать, что у всех ребят есть реальный шанс быть услышанными и востребованными. Сегодня мы крайне редко видим ребят в майках «Молодой гвардии» и вовсе не убеждены, что это реально массовое движение. Оно должно быть массовым. Когда мы были у них в лагере в Большом Голоустном, ребята, которые там собрались, показали ряд социальных проектов, по качеству и профессионализму соразмерных, а по новизне идей и социальной заинтересованности порой выше того, что делают министерства областного правительства. Поэтому мы приняли решение, которое было поддержано партией «Единая Россия», о создании нового круглогодичного молодёжного лагеря на Байкале. Это будет лагерь не обязательно для «Молодой гвардии». Уже выделены первые 15 млн. рублей. План лагеря, эскизный проект будут представлены губернатору до 1 марта. 

– Как вы оцениваете политическую ситуацию в Ангарске?

– Ситуация, которая сложилась в Ангарске накануне выборов, была показателем того, что как минимум последние 5 лет городская власть допустила ряд перекосов. Мне не очень ловко как не члену партии комментировать те массовые исключения из партии, потом массовые восстановления, но я думаю,  всё это определённым образом повлияло на ситуацию. Однако  для 250-тысячного Ангарска, наверное, внутрипартийные дела не так близки. Для жителей важно, чтобы власть показывала безусловное внимание и гарантию того, что люди с их интересами будут услышаны. По сути хамское отношение к людям, которое было проявлено при выделении участков в центре города под коттеджное строительство на месте парка, было не только нарушением Градостроительного кодекса. Оно показало, что власть посчитала, что она сама для себя власть, а не для людей. То, как рос тариф и чек платежа за коммунальные услуги, как неумело две мэрии вели диалог с ТЭЦ-9 и ТЭЦ-10, – всё это показывало, что задачи, которые люди видят важнейшими для мэрии, самими мэриями таковыми не признаются. Мы тоже понимаем, что есть определённое напряжение при таком формировании муниципалитетов. Город с населением 250 тысяч не может быть городским поселением. Если только мы будем поддержаны жителями, в 2012 году мы планируем провести референдум. Но дело не только в этом. Нужно, чтобы люди  понимали, что власть не влезает в хозяйственные схемы, не лоббирует и не радеет за ближнего человечка.   Если хлеб продаётся, то в равных условиях, если строится спорткомплекс, то смета на его строительство не может возрастать с каждым годом, являясь столь непрозрачной. Это всё накапливалось не один год. Сегодня я хотел бы пожелать обоим мэрам взаимодействия и умения доказать людям, что выводы властью сделаны. 

– Дмитрий Фёдорович, на самом деле там взаимодействия не ощущается…

– Вы предлагаете волю людей, которые одного мэра выбрали чуть раньше, а другого чуть позже, каким-то образом иначе конфигурировать, или как? Влиять будем больше,  помогать, бывать там станем чаще, тем более что есть добрый повод – юбилей. 

– На уровне федерального центра сейчас много внимания уделяется науке. Как у нас осуществляется взаимодействие власти и науки, помогающее  перевести какие-то разработки учёных в практическую плоскость? И ещё один маленький вопросик: намерены ли вы продолжать читать свои лекции на журфаке ИГУ?

– В своё время  по моей инициативе состоялась встреча с президиумом СО РАН. Я по-доброму был поражён потенциалом и авторитетом,  завоёванным  нашими учёными. Потом  я говорил о том, что наука возвращает регионы. Сегодня этого понимания меньше, чем хотелось бы. Мы были инициаторами  создания полноформатного академического института гуманитарного центра. Есть обоснованная техническая направленность деятельности Иркутского научного центра, а вот понимания, чем живёт регион, модели социального поведения – этого нет. Этим не может и не успевает заниматься областное правительство, и такой прогностики у нас нет. Что касается того, что можем внедрить сегодня… Мы благодарны институту им. Мелентьева за подготовку проекта программы энергосбережения для Иркутской области. Программу мы приняли, и распоряжение губернатора подписано. 

Но при этом на следующий год к БЭФу мы хотим успеть презентовать теплоисточник в Байкальске, который проектируется, опираясь на разработки финских учёных. И это всё при том, что у нас тут есть свой научный центр. Такого разрыва быть не должно. Мы не должны платить деньги Финляндии, мы должны оставлять их здесь. Обращаясь к учёным, можно сказать: дайте  проекты, которые можно здесь реализовать. У нас до сих пор действует установка: я изобрёл и отдал большому государству. А большого государства уже нет, есть рынок.  Адаптация изобретения к реальным потребностям, в том числе и региона, сегодня наша ахиллесова пята. В январе состоится совет по науке при губернаторе, и я хочу вернуться к созданию гуманитарного института, к тому, чтобы мы спрогнозировали те механизмы,  которые позволят зарабатывать и учёным,  и региону.

 Относительно недавно у меня  состоялась продолжительная встреча, около двух часов мы говорили  с министром образования Андреем Фурсенко. Так вот министр сказал, что Минобр ставит по-иному задачи перед вузовской и академической наукой. Обозначено  принципиальное сближение и намечены алгоритмы по использованию научной базы и внедрению прикладных разработок. Я сказал, что мы сделаем  всё возможное, чтобы на базе,  прежде всего ИрГТУ, отработать эти схемы. Поручение дано, и я допускаю, что на одном из «круглых столов» БЭФа мы эту тему обсудим. 

Что касается моих лекций в ИГУ, где я занимаю 0,25 ставки. Что тут скажешь:  слово дал – держи.  

– Дмитрий Фёдорович, на одной из последних сессий ЗС депутаты критиковали вашу кадровую политику и даже сочинили по этому поводу запрос…

– Утвердили запрос.

– Да, утвердили запрос. Вопрос, собственно, в следующем. Когда завершится формирование команды и исчезнут все временно исполняющие и временно замещающие? Какие кандидатуры рассматриваются на посты министров? И ещё один вопрос. Ваш министр Карасёв говорил о том, что будет  разработан закон об обманутых дольщиках. Когда  он поступит в ЗС?

– Одно маленькое дополнение, если позволите. Мне казалось, что это наш министр, раз он министр  Иркутской области. Работает плохо – давайте больше критиковать, а так он наш министр, как и любой другой. 

Что касается депутатского запроса, то он касался трёх должностей. По одной из них мне легко ответить: Алексей Зезуля будет назначен министром финансов буквально в ближайшие дни. Больше никаких «взд» в правительстве нет. Есть вакансия Семёна Зубакина, который стал руководителем Росфиннадзора  в Иркутской области, и мы  довольны, что нашего коллегу пригласили на столь высокую должность. Освободилась вакансия,  с которой ушёл Александр Моисеев в ожидании приглашения на работу в европейской части России. Если говорить всерьёз, нас самих волнует должность министра лесного хозяйства. Хотелось бы максимально учесть опыт, накопленный в регионе, и пригласить человека, максимально равноудалённого или, наоборот, равноприближенного ко всем крупным компаниям, работающим в лесной сфере. Пока с равноудалённостью не очень получилось, хотя мы обсуждали ряд кандидатур с руководством ЗС. Думаю, до конца января в рамках реализации закона о госдолжностях у нас не останется вакансий. Нужно понимать, что правительство  – это не глыба мрамора. Обязательно будут перемещения, повышения, это естественный процесс, и бояться этого совершенно не нужно. 

По дольщикам. Есть Иннокентьевская слобода, и есть документы, которые предопределили её судьбу. Согласно этим документам,  гарантом проекта выступил Александр Тишанин. Поэтому, а также потому, что мы не можем бросить людей, мы занимаемся поддержкой проекта. Две башни из 12 уже заселяются. В январе планируем выезд на место. Учитывая поддержку Сбербанка, можно говорить о вполне оптимистичном будущем проекта. Другое дело, что очень много людей можно отнести к категории обманутых дольщиков,  особенно в Иркутске. Если они не выходят к скверу Кирова, это не значит, что всё хорошо.  У министра Карасёва есть поручение в январе представить в ЗС проект законодательной инициативы, которая стабилизирует ситуацию.  На федеральном уровне тоже идут подобные работы. Но всё равно в каждом конкретном случае будем заниматься отдельно. 

– Какие меры социальной под-держки малого и среднего бизнеса вы наметили?

– В каждом муниципалитете создан центр поддержки предпринимательства.  Очень сильно помогла нам министр экономического развития Эльвира Набиуллина по созданию кредитного фонда. Он должен помогать людям. По году выделено 893 млн. рублей, что немало. В будущем году будет не меньше. Проблема в другом. Ощущение, что рядом чиновников малый бизнес воспринимается как некая подлунная территория, где-то далеко. Этого не будет. Мы дважды рассматривали вопрос на заседании правительства,  и пока у меня нет удовлетворённости и ощущения того, что дело идёт как надо. 

– Были бизнес-идеи,  которые вам понравились? 

– Думаю, нам нужно принципиально на другом уровне развивать народные промыслы, особенно на северах. Мы заказали 400–500  оберегов в Ербогачёне и немножко помогли тем молодым людям, которые их делают. Это не значит, что мы помогли народным промыслам. Мне нравится пример той же Финляндии,  где промыслы дотируются государством и вообще не облагаются налогом. Думаю, задача ближайшего времени – разработать программу по поддержке промыслов, в том числе и малочисленных народов Севера, хотя и неловко так говорить. 

– Студентов института МВД  и их  родителей недавно взбудоражила информация о том, что институту грозит превращение в филиал. Слухи по этому поводу курсируют до сих пор, люди боятся повторения истории с ИВВАИУ. Владеете ли вы информацией о дальнейшей судьбе института? 

– Пока на высшее учебное заведение, кроме слухов, никто не нападал, поэтому защищать пока не будем. Позиция губернатора и правительства – безусловная заинтересованность в сохранении вуза. Мы помним, как горько и обидно было терять ИВВАИУ.  Состоялся предварительный разговор с заместителем министра МВД России  по кадрам. Обещаю после вашего вопроса  вернуться к консультациям с руководством МВД России. 

– В связи с последними событиями в Москве как вы оцениваете состояние межнациональных отношений в области. Второй вопрос заключается в следующем: вы несколько раз говорили о будущем «Молодой гвардии». Это есть ответ власти на последние события?

– Спасибо вам большое. Очень глубокий и своевременный вопрос. Инициатива по «Молодой гвардии» прозвучала недели за три до московских событий. Но, в определённом смысле, это вещи соотносимые. Если молодые люди не уверены, что у них есть социальные лифты или их грузоподъёмность неадекватна, то они обязательно будут искать себе применение. Если мы ничего не предложим, рано или поздно получим роптание и недовольство молодых. Что касается обстановки, мы обсудим её в ближайшие дни в рамках созданного в каждом субъекте совета по обеспечению правопорядка. 

– Ещё в прошлом году возникла проблема с кадетским корпусом. Как она будет решаться? Второй вопрос касается планов открытия суворовского училища на базе ИВВАИУ. Эти планы будут реализованы?

– Я обращался к президенту России, вопрос был проработан на уровне министра обороны. Он хотел новую площадку  7-8 га и чтобы там были, по сути, новые постройки. С учётом  создания серии президентских кадетских корпусов несколько меняется концепция Министерства обороны по поддержке суворовских училищ и кадетских корпусов. Относительно недавно мы разговаривали с мэром Жуковым о возможном создании кадетского корпуса в Ангарске. Думаю, в январе-феврале завершим переговоры с Министерством обороны, а без них нельзя создать полноценное учебное заведение такого типа. Идея не забыта, и моё настроение –  кадетский корпус создать и объявить об этом до сентября будущего года. 

– Об инвестиционных проектах в области говорят много. Какие  из них реализованы или хотя бы где вбиты первые колышки?

– Чтобы не забыть дискуссию на одной из последних сессий ЗС – это создание Байкальской пригородной пассажирской  компании.  Я сознательно начинаю ответ с этой компании, потому что хочу объяснить позицию правительства. В пятницу  во время  переговоров с руководством Восточно-Сибирской железной дороги мы подтвердили, что пассажирские перевозки будут гарантированно производиться с 1 января практически в полном объёме. Понятно, что какие-то поезда будут сокращены, но не все. Почему  не была своевременно создана компания, как это показалось ряду депутатов? Во время БЭФа мы подписали ряд документов с РЖД о создании компании до 30 декабря нынешнего года. Но при этом прогноз потерь областного бюджета в 942 млн. рублей по следующему году областному бюджету не по силам. 

Более того, у меня были определённые вопросы. Почему создаётся заведомо убыточная компания, прогноз получения прибыли которой на ближайшие годы совершенно неочевиден? Этот вопрос я ставил во время переговоров с Кудриным. Кудрин сказал, что есть решение о выделении компенсации из федерального бюджета на покрытие потерь при создании пассажирских компаний. Заявка за моей подписью в Министерство финансов и руководство РЖД ушла. Послезавтра состоится коллегия Российских железных дорог, на которую я также приглашён. В преддверии визита первого вице-президента компании, думаю, все стартовые вопросы мы должны решить. Мы не можем ставить подписи на документах, которые завтра могут стать угрозой для бюджета области. 

Что касается ЛПК «Игирма», это серьёзное предприятие, несмотря на все проблемы. Мы по-прежнему говорим о выпуске 50 млн. литров воды в год на предприятии «Байкал-Сан», которое попало в список приоритетных проектов, поддержанных федеральным центром. Если говорить о глобальных проектах, это всё тот же Байкальский ЛПК. Группа «НИТОЛ», несмотря на всю критику их социальной политики, остаётся одним из прорывных проектов. 

Никто так и не спросил о стилистике отношений правительства с вертикально интегрированными компаниями. Должен отметить, мы получили превышение по объёму ожидаемых  налогов. В какой-то момент я даже хотел прийти на помощь Алексею Зезуле, когда депутаты дёргали его за рукав и спрашивали, почему же мы не тратим все эти деньги, ведь бюджет профицитный. Допдоходов получено 5 млрд. рублей. Но мы пока говорим о том, что это технический профицит. Так устроена налоговая система, что крупные плательщики могут заявить возврат части средств до мая включительно. К 1 июня мы будем точно знать, сколько денег остаётся в региональной казне, сколько уйдёт  в федеральный центр. 

Думаю, почерк складывается вполне рабочий. По части вопросов нас слышат, по части продолжаем разговаривать. Мы сожалели, что пришлось продать долю  пакета акций ВЧНГ, но это было единственно возможное решение, которое не допустило банкротства компании.  У министра Карасёва есть задача по принципиальному уменьшению числа госучреждений, которому, однако, должен предшествовать тщательный анализ ситуации по вкладам области в тех или иных АО. Если мы видим, что компания бесперспективна, безусловно, следует избавляться от неё. Если перспектива есть – держать и увеличивать. 

– Уже полтора года вы занимаете губернаторское кресло. Вы ощущаете  себя хозяином земли иркутской?

– Очень странный вопрос. У области в рамках демократической модели развития страны не может быть хозяина по определению. Хозяин области – тот громадный отряд людей, которые связали свою судьбу с Приангарьем.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector