издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Солнечная буря в головах

Магнитосферное возмущение прошло «по касательной»

Геомагнитная буря, обрушившаяся на Землю в воскресенье, вызвала сначала у СМИ, а потом и у населения сильное возмущение. В основном психосоматического плана. В понедельник СМИ предрекли ещё одну, сильнейшую за последние шесть лет, магнитную бурю. В ночь на среду. Одна из сотрудниц «Конкурента» даже пораньше собралась домой: «Боюсь, буря же магнитная». А другой репортёр предложил взяться по кругу за пульс и следить за самочувствием друг друга. Все в итоге пошли домой слегка взведённые. В 23 часа все предвкушали бурю. 23 часа пробило. Магнитосферное возмущение, по данным Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн (ИЗМИРАН), показало… минимальное значение. Все мирно спали. Солнце нас пожалело.

19 января вечером по Москве несколько внемагнитосферных космических аппаратов SOHO, STEREO, ACE зафиксировали выброс корональной массы Солнца. В ночь на понедельник масса выброшенных Солнцем частиц достигла магнитного поля Земли, началась первая в этом году магнитная буря. Но, по оценкам учёных ИЗМИРАНа, она оказалась самой слабой для такого класса событий. Kp-индекс, при помощи которого измеряют геомагнитную активность, в ночь на понедельник поднялся только до значения 5 (значение от 0 до 3 – спокойная магнитосфера, 4 – возмущённая, от 5 до 9 – магнитные бури разных классов). Однако утром 23 января на Солнце произошла ещё одна вспышка, на этот раз  сильнее первой. По данным ИЗМИРАНа, вспышка 19 января была отнесена к классу М3. Как сообщил «Конкуренту» директор астрономической обсерватории ИГУ Сергей Язев, класс новой вспышки – М8,7 (в зависимости от мощности рентгеновского излучения вспышки делятся на классы A, B, C, M и X.) «Это уже уровень сильной вспышки, – говорит Язев. – Оба события необычны. Это так называемые вспышки с длительным спадом рентгеновского излучения, оно спадает в течение 5–10 часов. Группа пятен с номером 11402 во время вспышки находилась  в западной части солнечного диска. Выбросы отсюда обычно попадают на Землю».  

Поскольку заряженным частицам нужно около двух дней, чтобы достигнуть магнитного поля Земли, в ночь с 24 на 25 января учёные ожидали магнитную бурю. Мнения о ней расходились: кто-то ждал сильную, кто-то слабую. Сотрудники ИЗМИРАНа считали, что буря будет чуть ли не самой сильной за последние шесть лет.  «У меня есть ощущение, что никакой серьёзной магнитной бури не предвидится, – поделился впечатлением с «Конкурентом» во вторник вечером Сергей Язев. – Выброс массы был асимметричным, и вполне вероятно, что не все частицы попадут в Землю». Буря случилась, как и предсказывали учёные, 24 января примерно в 18 часов по Москве, в начале 12-го по Иркутску. 

– Так что же делать в магнитную бурю? – спросила меня ещё днём девушка Татьяна.  

– Если хорошо себя чувствуешь, то ничего, – ответила я. 

– А я как про бурю услышала, мне сразу плохо стало, – ответила Татьяна, демонстрируя все возможности человеческой психосоматики. Уходя домой, сотрудники редакции на всякий случай советовали «беречь себя». Бури ждали, как второго Старого Нового года.     

К событию готовился и сотрудник астрономической обсерватории ИГУ, доцент ВСГАО Константин Кравченко.  Правда, им двигал вовсе не страх, а научный интерес. «В Иркутске у нас стоят четыре прибора, которые наблюдают за поведением лабораторных популяций мух drozophila melanogaster, – рассказал он. – У этих существ бывают необъяснимые всплески активности. Кормят их стандартно, температура та же, влажность не меняется, а мушки вдруг начинают активно двигаться. Тогда нам и пришла идея проверить: может быть, изменение их поведения связано с влиянием гелиофизических факторов?»

Мушки живут в специальных экспериментальных камерах. В их центре установлена перегородка с несколькими сквозными проходами с оптическими сенсорами. Как только мушка пересекает перегородку, срабатывает сенсор, сигнал идёт на измерительный блок, затем данные передаются на компьютерную программу Drosophila. Программа фиксирует, когда, в каком направлении и сколько особей пересекло перегородку. «Во время этой геомагнитной бури так совпало, что мы пишем данные о поведении drozophila melanogaster с более частым шагом, – сообщил Константин Кравченко. – Если учёт активности фиксировался раз в минуту, то сейчас – каждые 10 секунд. С таким же шагом у нас работает магнитометр. Надеемся, что результаты измерений помогут дать более детальную картину происходящего». 

С 2008 по 2010 год учёные провели более 100 подобных опытов.  Они обрабатывали результаты и сравнивали их с гелиофизическими факторами: Кр-индексом, характеризующим изменение магнитного поля Земли, потоком радиоизлучения от Солнца, относительным числом пятен на Солнце (числом Вольфа), а также с другими доступными индексами (атмосферное давление, температура). Удалось получить достоверные результаты для Kp-индекса геомагнитной активности. Мухи действительно могут изменять свою двигательную активность, когда меняется геомагнитное поле Земли. Но эта связь то появляется, то исчезает. Это может объясняться действием сразу нескольких внешних факторов, от которых трудно избавиться даже в лабораторных условиях и которые могут накладываться на собственную ритмику организмов. Создаются огромные сводные таблицы, в результате анализа которых в процессе длительных наблюдений уже появляются довольно стабильные закономерности. Учёные заметили, что более сильная связь с Кр-индексом наблюдается тогда, когда сама двигательная активность мушек минимальна. Это может означать, что среди мушек есть популяции, которые сами по себе малоактивны и очень чувствительны к изменению геомагнитного поля Земли, а есть более активные и менее чувствительные. Появляются, например, сезонные эффекты, когда в разное время года мухи ведут себя по-разному. Поскольку человек более сложное существо, чем мушка, то говорить: «Завтра магнитная  буря, всем на Земле будет плохо» – не совсем верно. Кому-то будет плохо, а кто-то и вовсе ничего не почувствует. «Связь гелиофизических факторов и самочувствия живых существ на Земле, как правило, не линейна, например, по наблюдениям в Иркутске во время сильных магнитных бурь часто не отмечается заметное повышение числа выездов «скорой помощи» по диагнозу ишемическая болезнь сердца, но если взять дни с максимальным числом выездов «скорой» по этому заболеванию за продолжительный промежуток времени, то уровень геомагнитного поля в эти дни будет существенно выше среднего», – убеждён Константин Кравченко. 

Но отчего же люди с уверенностью говорят: «Я чувствую себя плохо»? Кажется, медики сошлись во мнении: люди с заболеваниями кровеносной системы, сердца действительно чутко реагируют на изменения в атмосфере, в геомагнитном поле. Как замечает директор обсерватории  ИГУ Сергей Язев, по данным московских исследователей, в столице выезды «скорой» в два раза учащаются как раз в дни геомагнитных бурь.  Группа  Константина Кравченко изучала статистические данные по выездам «скорой помощи» в Иркутске за восемь лет, а потом сравнивала динамику выездов с Кp-индексом, числами Вольфа, фазами Луны. Как оказалось, наиболее чёткую связь с этими показателями имеет диагноз ишемическая болезнь сердца. В ряде случаев действительно видна связь с геомагнитными возмущениями. Однако пока наиболее выраженной оказалась, как ни странно, корреляция с фазами Луны. Учёные неожиданно заметили, что вызовы «скорой» увеличиваются на 14,15,16 день лунного цикла на 30%, причём эта закономерность для Иркутска проявляется из года в год и более выражена зимой.  

«На текущую погоду геомагнитные бури никак не влияют, – сказал «Конкуренту» начальник отдела агрометеорологических прогнозов Иркутского управления Гидрометцентра Владимир Гонтарь. – Это всё же «высокие материи», которыми занимаются астрофизики, наши предсказания более приближены к земле. Так что никаких изменений по погоде мы не зафиксировали». Да и не могли зафиксировать – утром 25 января Сергей Язев сообщил «Конкуренту»: магнитная буря, вопреки ожиданиям, оказалась слабой, даже слабее той, что была в ночь на воскресенье. Вспышка на Солнце действительно была сильной, но, видимо, не весь выброшенный поток частиц устремился в магнитосферу Земли. Его движение зависит и от формы выброса, его геометрии. Позже Цетр космических полётов NASA сообщил, что выброс заряженных частиц задел планету по касательной. В общем, на этот раз землянам повезло. «Грустно, что все подробные сведения мы получаем с американских спутников, – подвёл итог Сергей Язев. – Единственный наш спутник «Коронас-Фотон», который был запущен в 2009 году и обладал способностью фиксировать рентгеновское излучение от вспышек, что не может делать ни один наземный инструмент, вышел из строя в том же 2009 году. Замены ему в России нет до сих пор». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector