издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Россия многопартийная

Уровень политической конкуренции в ближайшие годы будет расти

  • Автор: Владимир ДЁМИН, «Восточно-Сибирская правда»

Несмотря на то, что очередной избирательный цикл только что завершился, спокойствия в политической жизни страны в ближайшие годы не будет – во всяком случае до тех пор, пока не сформируется новая структура региональных органов власти, базирующаяся на двух основных принципах: выборности губернаторов и «муниципальном фильтре», позволяющем депутатам местных органов власти поддержать того или иного кандидата. Результаты только что прошедших выборов оказались такими, что шансы «Единой России» сохранять лидирующие позиции и впредь выглядят не слишком большими.

Решение о смягчении процедуры регистрации партий даже дало некоторым политологам основания утверждать, что президент объявил «негласный конкурс на новую партию власти». Три парламентские партии – КПРФ, ЛДПР и «Справедливую Россию» – из этого конкурса можно исключить сразу, а вот все остальные имеют крайне неравные шансы: с самой высокой долей вероятности можно предположить, что всё останется как есть, с меньшей – что «Единую Россию» сменит кто-то другой. 

Измениться, оставшись собой

Только что отгремел в эфире федеральных телеканалов очередной, XIII съезд партии «Единая Россия», в которую несколькими днями ранее вступил председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. Делегаты выслушали от своих лидеров много важных слов о необходимости развивать внутрипартийную демократию и дискуссию, однако главные слова сказал всего один человек – президент Владимир Путин, в партию так и не вступивший. Путин счёл нужным объяснить своё решение: «Я уже говорил, что пост президента традиционно носит в нашей стране надпартийный характер. Глава государ-

ства выражает и защищает интересы всего общества вне зависимости от партийных приоритетов каждого из граждан страны и, конечно, обязан быть беспристрастным. Кроме того, существует общемировая демократическая практика, когда руководитель правительства представляет правящую партию и опирается на её парламентское большинство при реализации ключевых решений и законодательных инициатив. Поэтому считаю правильным, чтобы во главе партии стоял Дмитрий Анатольевич Медведев. Именно Дмитрий Анатольевич Медведев возглавлял список партии на выборах в Государственную Думу. Фракция «Единой России» в парламенте единогласно проголосовала за его утверждение на должность председателя правительства России. И сегодня прошу съезд поддержать кандидатуру Дмитрия Анатольевича на пост председателя партии». 

Если бы этот пассаж услышал и понял представитель страны с демократическим устройством, насчитывающим хотя бы пару сотен лет, он не увидел бы в сказанном ничего интересного и принципиально нового. Разве что предположение, что глава государства должен быть беспартийным – в США, например, это вовсе не так. Никто, однако, не обвиняет того же Барака Обаму или любого из его предшественников в недостаточном внимании к нуждам беспартийных граждан или даже оппонентов нынешнего главы государства из стана Республиканской партии. Российский же наблюдатель должен будет отметить, что у нас не партия, одержавшая победу на выборах, сформировала правительство, а президент и председатель правительства после долгих (на этот раз) консультаций сформировали правительство, не особо считаясь с мнением партии. Решение о том, что председатель правительства должен вступить в партию, и фраза о том, что он будет опираться на её большинство в Государственной Думе, выглядят не слишком убедительными: скорее уж партии, обвиняемой сегодня во многих грехах и переживающей не самые лучшие времена в своей истории, нужна поддержка государства. 

Именно поэтому делегаты съезда совершенно безропотно приняли и принципиальное предложение Дмитрия Медведева о необходимости ежегодно менять 10% высшего руководства, и его же шуточное заявление о необходимости сделать партбилет более современным – вплоть до вживления каждому члену партии микрочипа, позволяющего следить за его перемещениями и кругом общения. Шутки шутками, а на внутрипартийную демо-кратию это не слишком похоже: демо-кратия предполагает наличие разных точек зрения и, пусть минимальную, дискуссию хотя бы по принципиальным вопросам. Пока же члены партии – причём чем выше в партийной иерархии они стоят, тем явственней – напоминают английского политика Ллойда Джорджа, о котором современники говорили: ему не важно, куда едет машина, лишь бы он был за рулём. Пока «Единая Россия» гарантирует своим активистам достаточно высокую вероятность сохранения власти, они будут поддерживать любые решения высшего руководства – вплоть до вживления чипов, если до этого дойдёт. 

Период полураспада

Следует понимать, что власть ради власти нужна очень немногим людям с очень специфическим складом ума и характера, большинство же стремится к власти ради обеспечения собственных экономических интересов. В этом смысле очень выразительно выглядят выступления депутатов Законодательного Собрания, являющихся руководителями крупных аграрных предприятий: несмотря на то, что они входят в разные фракции, тексты с критикой в адрес правительства региона совпадают почти дословно – их диктуют не политические принципы, а экономические интересы. Попробуем посмотреть на то, как «Единая Россия» объясняет необходимость голосовать за своих кандидатов для рядовых избирателей. Точнее говоря, не партия, конечно, а те её лидеры, которым позволено говорить самостоятельно, – от Владимира Путина до секретарей региональных отделений. Путин в своём выступлении заявил, что «…в период кризисных испытаний… она не устранилась от проблем, а включилась в кропотливую, трудную, а подчас и абсолютно рутинную работу по преодолению кризиса». Результаты декабрьских выборов, в ходе которых партия потеряла 77 мест в Государственной Думе, показали, что значительное количество граждан России не считает работу партии власти достаточно эффективной и готово проголосовать за кого угодно.

Более того, партия набрала своё незначительное большинство не сама по себе, а в тесной коалиции с Общероссийским народным фронтом, о чём Путин не забыл напомнить делегатам. Так действительно не делала ни одна партия (хотя лидер КПРФ Геннадий Зюганов неоднократно заявлял, что коммунисты испокон веков ходили на выборы «тесным блоком коммунистов и беспартийных»), но не говорит ли это о том, что у других партий нет необходимости использовать внешние подпорки? Заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАМН Сергей Савельев утверждает, что большие популяции людей (а «Единая Россия» самая многочисленная партия в стране) лучше приспособлены к борьбе за ресурсы, но за это приходится расплачиваться: ради сохранения стабильности структуры из группы изгоняются самые смелые, самые решительные, самые талантливые. 

Владимир Путин вряд ли читал Сергея Савельева, однако наличие проблемы признаёт: «Чтобы быть сильными и побеждать на национальном политическом поле, нужно продолжать развивать внутрипартийную демократию, конкуренцию. «Единая Россия» будет лидером только в том случае, если научится поддерживать всё лучшее и всё самое эффективное внутри себя… Речь о механизмах выдвижения и ротации кадров, об организации открытых дискуссий, о взаимодействии с институтами гражданского общества. Состязательный механизм отбора, институт предварительного голосования, открытые дискуссии необходимо положить в основу всей кадровой работы партии и рассматривать возможность их использования на всех уровнях партийной жизни. Партия должна эффективно выполнять свою важнейшую миссию – служить социальным лифтом для талантливых и компетентных профессионалов, а таких в ваших рядах достаточно». 

Если у членов партии были другие идеи насчёт механизмов выдвижения и ротации (последние кадровые решения президента должны были расстроить многих высокопоставленных единороссов), они оставили их при себе: развернувший открытую дискуссию прямо на съезде рисковал закрыть себе двери в социальный лифт раз и навсегда. На местном уровне секретарь Иркутского регионального отделения Сергей Тен в ходе X конференции ИРО «ЕР» потребовал от однопартийцев повышения активности, а депутат Законодательного Собрания Борис Алексеев даже заявил о «хождении в народ». Осталось лишь увидеть пример такого хождения, и можно будет рассуждать о том, способны ли единороссы пройти этот путь, как примет их народ и поможет ли это вообще. На всякий случай членам партии стоит прислушаться к словам бывшего высокопоставленного единоросса Юрия Лужкова: «Политик, я убеждён, до самых последних дней не верит, что его не любят», – и быть готовыми к тому, что нелюбовь проявится при первой же встрече с народом. 

Пока, во всяком случае, партия начинает терять своё основное «эволюционное преимущество» – численность, и вступает в совершенно новую фазу своего существования, характеризующуюся не только «триумфальным шествием», но и локальными поражениями с отдельными болезненными потерями. В мае о выходе из партии заявил не только депутат городской Думы Иркутска Олег Геевский, но и депутат городской Думы Братска, спикер Думы четвёртого созыва Эдуард Дёмин. Мэр Братска Константин Климов удержался от аналогичного движения буквально в одном шаге и признал предположение «мэр города должен не представлять интересы одной партии, а быть на равных условиях со всем политическим и городским сообществом» «резонным и имеющим почву для размышлений». Это, конечно, не массовое бегство, но события достаточно символичные, тем более в свете решения президента о назначении временно исполняющим обязанности губернатора беспартийного Сергея Ерощенко. Руководство регионального политсовета оказалось в крайне неприятном положении: несмотря на то, что региональное отделение является самым многочисленным в Сибирском федеральном округе, президент не увидел в «ЕР» ни одного претендента на пост губернатора. Впрочем, единороссы тут же «отбили подачу» и предложили Сергею Ерощенко двух таких же беспартийных попутчиков на пути к креслу губернатора – никто из членов партии не пожелал записать в своё резюме такую строчку, как «кандидат на пост губернатора Иркутской области в 2012 году». Сам временно исполняющий обязанности губернатора заявил о своём принципиальном нежелании вступать в какую-либо партию, а вот выходцы из «Единой России» вскоре получат на выбор как минимум десяток новых структур. 

Выбирай на вкус

«Очевидно, что уровень политической конкуренции в ближайшие годы будет расти», – сказал в своём выступлении на съезде «Единой России» Владимир Путин, вспоминая, вероятно, отчёты об уже проведённых и запланированных съездах новых политических партий. Ажиотаж в партийном строительстве тем сильнее, чем больше активных людей признают правоту французского писателя-моралиста XVIII века Люка де Вовенарга: «Проще создать новую партию, чем постепенно добиться главенства в уже созданной», – и это верно как для официальных структур, так и для лишённых всяких надежд на регистрацию организаций вроде «Другой России». 

Тем не менее чудеса случаются: 5 мая 2012 года была официально восстановлена регистрация Республиканской партии России. Таким образом, она стала восьмой официально существующей и третьей (после КПРФ и ЛДПР) по возрасту партией в стране:  РПР образовалась на базе давно забытой Демократической платформы в КПСС. Лидер РПР Владимир Рыжков не самый известный и популярный в стране политик, но имеет полное право гордиться тем, что регистрация была восстановлена в рамках исполнения решения Европейского суда по правам человека – борьба продолжалась с 2007 года и увенчалась успехом в 2011-м. Идеология партии даже на её собственном официальном сайте описана такими общими словами («…партия всегда последовательно выступала за демократию, права человека, федерализм и местное самоуправление, свободные и честные выборы, современную рыночную экономику»), что против этих принципов могут выступать только радикалы крайних националистических или теократических групп – отчего бы сейчас РПР не пополниться за счёт выходцев из «ЕР»? 

Следует знать, что о готовности сотрудничать с Рыжковым уже заявил один из лидеров незарегистрированной Партии народной свободы Борис Немцов. Его-то структуре регистрация явно не грозит, а вот объединение на каких-либо взаимоприемлемых принципах Рыжков всем оппозиционным демократическим силам предлагал уже давно. Общеизвестно – в основном на отрицательном примере «Яблока», – что российские демократические партии практически не способны договориться о слиянии или хотя бы тактическом союзе во время выборов. Партии власти, явно не радующейся наплыву конкурентов в политическое поле, можно надеяться, что очередной раунд переговоров может завершиться так же безрезультатно, как и все предыдущие. Более трезво было бы учитывать и такой вариант, когда объединение всё-таки состоится и в нём примут участие не только опытные оппозиционеры с богатым политическим прошлым, но и новички «декабрьского призыва» – участники митингов на Болотной площади, проспекте Сахарова и акции «ОкупайАбай». У этих людей зачастую есть единственная общая идеологическая черта – глубокая неприязнь к «Единой России», и именно это делает их, с одной стороны, опасным противником, а с другой – довольно нестабильным образованием. 

Для более мягкого вхождения бывших единороссов и их политических попутчиков из молодёжных организаций в новую политическую реальность экс-лидер движений «Идущие вместе» и «Наши», бывший руководитель Федерального агентства по делам молодёжи Василий Якеменко заявил о готовности создать новую партию с условным названием «партия людей будущего». В пространном манифесте, написанном с глубоким чувством, Якеменко сообщает, что готов к роли рядового активиста, и называет тех, кого он хотел бы видеть в рядах партии: «…люди будущего, люди, сохранившие энергию и инициативу, лично заинтересованные в том, чтобы в стране было комфортно жить и работать, много знающие и хорошо понимающие, как это – комфортная среда на лучших примерах. Люди патриотичные и глубоко заинтересованные в конкурентоспособности России». Таковых, вероятно, процентов 95, но вот сотрудничество с Якеменко под вопросом, ведь глобальная повестка дня, по его версии, начинается с пункта «Борьба за бессмертие». Причём это не шутка и не ошибка: инициатор новой партии абсолютно уверен, что человечество «вплотную приблизилось к решению самой заветной своей мечты – победе над смертью». Есть в манифесте и реальные проблемы российского общества: бюрократизм, перераспределение ресурсов в пользу муниципалитетов, обновление органов власти, активизация общества, – но где-то на последних местах. 

Тем, кому вариации на тему «построения коммунизма к 1980 году» в исполнении экс-лидера и экс-чиновника покажутся уж слишком футуристичными, можно предложить другую партию, созданную его бывшими подчинёнными из движения «Наши». Название выбрано ко многому обязывающее – «Умная Россия», а первое умное решение было принято сразу на старте: учредительный съезд проведут в закрытом для СМИ режиме. Для политической партии, планирующей участвовать в региональных выборах уже осенью 2012 года, решение не только умное, но и смелое. Ещё более смело прозвучали слова лидера новой партии Никиты Боровикова, который решительно заявил, что его бывшие старшие товарищи из «Единой России» «паразитируют на лидерах государства». 

Видимо, именно на такой случай Владимир Путин в своём выступлении сказал: «…подлинная демократия измеряется не количеством партий, а их способностью формулировать чёткие цели, предлагать обществу реалистичную программу и нести за исполнение этой программы политическую ответственность. Поддержку получит та политическая сила, чья повседневная деятельность служит решению задач, стоящих перед страной, а не партии-пустышки, которые используются для достижения личных целей и удовлетворения личных амбиций». Осталось дождаться осени и посмотреть, какая партия услышала и восприняла эти слова лучше других, а кто пошёл принципиально иным путём – где-то на подходе партия, которая будет сформирована из активистов «Профсоюза российских граждан». Не отказался от идеи создания собственной партии и Михаил Прохоров.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер