издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Капля русской крови оказалась сильнее всего»

Губернатор встретился с потомками Моны Лизы

Наконец дверь открылась, и в кабинет вошёл князь Строцци в сопровождении супруги и двух дочерей. Пройдя между журналистами, они в нерешительности остановились у стола для переговоров. Через пару минут в той же двери показался губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко, пригласил всех присаживаться к столу. Неофициальная встреча началась с обмена любезностями.

На столе стояли конфеты в золотой фольге, какое-то невероятно утончённое печенье  и канапе. Чашки тонкого фарфора словно просились на белую скатерть, но пришлось довольствоваться полированным столом для переговоров. 

– Я надеялся на более неофициальную встречу, но у нас без журналистов никуда, – вздохнул губернатор, намекая на издержки своей публичной должности. Впрочем, журналистам было не до обид, всё-таки не каждый день встретишь в этих стенах настоящего аристократа, графа, герцога и князя в одном лице. Все титулы принадлежат семье, но самый почётный из них – князь, им предпочитают пользоваться. А у нас в здании Правительства в обычные дни не то что герцоги, даже графы не ходят. И вдруг целая княжеская фамилия представителей рода Строцци. Говорят, когда Тони Блэр отдыхал в их поместье, британская пресса писала, что премьер-министра принимает самая влиятельная аристократка Италии.

– Добрый день, – произнёс князь по-итальянски,  лучезарно улыбнулся, и присутствующих на встрече  в закрытом губернаторском блоке накрыло волной скромного обаяния аристократии. 

Когда-то предки Строцци вершили судьбы Италии, а то и всей Европы. В ветвях генеалогического древа – множество знаменитых полководцев, писателей, учёных и политиков. Например,  знаменитый итальянский историк Гуиччирдини и государственный деятель Паллас Строцци, который в 15 веке пожертвовал своё огромное состояние на развитие наук и искусств. Сам Маккиавелли когда-то работал секретарём в этой семье.  Хотя всё это меркнет по сравнению со славой красивой женщины – Лизы Герардини дель Джоконде, которую увековечил Леонардо Да Винчи, написав с неё свою «Джоконду». Считается, что дочери князя Джироламо Строцци – последнее, 15-е поколение потомков знаменитой Моны Лизы, впрочем, совершенно на неё не похожее. 

Как выяснилось, в Иркутск они приехали с частным визитом, «в гости к другу». Другом княжеской фамилии оказался заместитель председателя правления ОАО «СОГАЗ» 

Сергей Охотников. Он скромно сказал, что был очень рад представить своих друзей губернатору Иркутской области. Таким образом неофициальный визит сразу превратился в полуофициальный.

– Мы приехали из страны, где очень развит туризм. Мне кажется, у Иркутской области имеется огромный  туристический потенциал, который пока не раскрыт. Я имею некоторое отношение к русской культуре и был бы рад принимать участие в развитии отношений между нашей страной и вашим регионом, – дипломатично выразился Джироламо Строцци через переводчицу. 

– Муж хотел сказать, что он имеет некоторое отношение к России, потому что является почётным консулом РФ во Флоренции, – мягко поправила переводчицу княгиня Ирина Строцци и улыбнулась. Пусть сколько угодно говорят, что физиогномика – лженаука, но жёсткие морщинки в углах рта княгини наверняка свидетельствуют о твёрдом характере. Конечно, после её слов стало ясно, что князь имеет не только официальные связи с Россией.  

История – любимый предмет князей Строцци

Ирина Строцци родилась в Париже, в семье первых русских эмигрантов. Она не только сама прекрасно говорит по-русски, но и дочерей назвала русскими именами и вырастила на русских сказках и романах. Девочки привыкли, что домашний язык в семье русский и если мама переходит на итальянский, это означает, что она сердится. И «домашний русский», и русские имена пришлось отстаивать перед родителями мужа. 

– Мы эмигранты в третьем поколении, – заметила княгиня Ирина. – Это маме и бабушке нужно сказать спасибо за то, что они сохранили язык и русскую культуру, живя в иностранном окружении. Мы православные, несмотря на то что мы Строцци. Ходим в русский православный храм, где алтарь вырезан из прекрасного итальянского мрамора, и мне кажется, это хороший символ единения двух культур.

– Вы по-русски говорите лучше, чем я. У меня в основном получается какой-то мрачный речитатив… – восхитился Сергей Ерощенко образной речью итальянки. И немедленно предложил девушкам работу в Иркутской области. Наверное, он ещё не знал, что Ирина-младшая владеет семью языками, иначе был бы более настойчив. – У вас тысячелетняя история, а у нас история только начинается, работы много, всем дело найдётся.  

Девушки вежливо кивали и обещали обдумать предложение. Руководитель аппарата  губернатора Владимир Дорофеев даже пожалел, что в Иркутске нет балетной труппы. Наталья Строцци наверняка не устояла бы и немедленно попросила её трудоустроить. Дело в том, что Наталья – балерина, хотя и оставила сцену несколько лет назад. 

– Капля русской крови оказалась сильнее всего, – говорит Наталья. Красное платье с глубоким вырезом и сапоги-ботфорты в сочетании с балетной выправкой и демократичным хвостиком выглядели на ней очень мило и как-то по-русски. – В 14 лет я объявила родителям, что уезжаю учиться в Россию. Папа был категорически против, но я всё равно настояла на своём и поступила в Вагановскую академию русского балета. Это были 1990-е годы, время перемен. Я поехала в Ленинград, а оказалась в Петербурге. 

Наталья закончила «Вагановку», танцевала на сцене Мариинского театра. Встречалась  с Майей Плисецкой, Михаилом Барышниковым, Рудольфом Нуриевым, Аллой Осипенко, Ростиславом  Ростроповичем.  Говорит, что в театре, её принимали за свою, за русскую. О том периоде времени Наталья даже написала книгу воспоминаний «Легко вспомнить» на русском языке. Она была представлена в России и вроде бы имеется в интернет-магазинах. 

– Мне кажется, не так важно, сколько человеку лет, важно, что он пережил, – считает Наталья. – Просто хочется, чтобы никуда не исчезло то, что было. 

«Во всех, княгиня, ты нарядах хороша»

Оставив балет, Наталья ещё некоторое время снималась в кино, играла в театре, уже на родине. А потом вернулась домой, в родное поместье с тысячелетней историей, чтобы заниматься семейным бизнесом. Семья владеет виноградниками и производит вино с 15 века. Самая знаменитая марка – белое Vernaccia, воспетое ещё Данте. Князь обещал прислать в Иркутск линейку своих вин на пробу. Заодно можно проверить: вдруг таким образом удастся немножко развить наши отношения в области торговли. В Москве итальянские вина Строцци уже были представлены, но дело отчего-то не пошло. Неизвестно, станут ли их покупать иркутяне. Всё-таки настоящее итальянское вино – вещь дорогая,  одна доставка чего стоит. А покупательская способность населения в Иркутске гораздо ниже, чем в Москве. 

– Некоторые говорят, что все наши проблемы оттого, что бабр, изображённый на нашем гербе, – зверь мифический, – поддержал светскую беседу Владимир Дорофеев. Семейство с удивлением воззрилось на большой герб Иркутской области, который висит на стене в кабинете  губернатора. Все разглядывали мифического бабра с красным соболем в зубах. В оправдание предков Владимир Дорофеев нашёл только одно смягчающее обстоятельство – «соболь всё-таки настоящий, только крашеный». 

Посмотрев фильм с короткой презентацией Иркутской области на английском языке, семья Строцци отправилась на Байкал. Можно не волноваться, достопримечательности им покажут в полном объёме. Сергей Ерощенко лично проверил и одобрил туристическую программу. В ней есть всё что нужно: Кругобайкальская железная дорога, посещение «Тальцов» и Листвянки, катание на собачьих упряжках, ужины в лучших ресторанах. Италия  реально стала ближе. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное