издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«О выходе на плато речи пока нет»

В регионе идёт небольшое снижение прироста больных COVID-19, однако ни о каком выходе на плато речи пока нет. Ежедневно отмечается высокая смертность от коронавируса – уходят по 16–20 человек. При этом койки под нековидные заболевания по-прежнему не освобождаются. Все они сейчас работают на коронавирус. Когда регион выйдет на плато – неизвестно. Школы работают в Иркутске очно, хотя город является лидером по заболеваемости. А новогодние корпоративы запрещены, ресторанный и ивент-бизнес пребывают в полуживом состоянии. При этом Роспотребнадзор надеется, что правительство будет следить за тем, как рестораны и сами люди соблюдают меры безопасности. А депутаты Законодательного Собрания Иркутской области поставили вопрос о том, что система отслеживания больных и контактных до сих пор в регионе не отлажена.

– Число заболевших новой коронавирусной инфекцией пока не уменьшается, впереди новогодние праздники, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников, открывая 9 декабря оперативный штаб Заксобрания. – Уже сейчас у жителей Иркутской области начинается подготовка, люди массово идут за покупками, в торговые центры. Именно сейчас важно усилить контроль за соблюдением ограничительных мер, чтобы предупредить распространение заболевания в ещё больших размерах.

Как сообщил министр здравоохранения Иркутской области Яков Сандаков, регион приступил к вакцинации медиков и учителей. «Мы получили вакцину НИИ Гамалеи «Гам-КОВИД-Вак», области выделено 2 тысячи вакцин, уже получено 600», – сказал он. Показатель заболеваемости, по данным на 9 декабря, – 1456 на 100 тысяч населения, по России – 1718 на 100 тысяч. Темпы прироста – 0,7% в сутки. В последний месяц число заболевших за сутки колеблется от 263 до 280. От ковида умерли, по информации на 13 декабря, 1068 пациентов. На амбулаторном лечении около 5,5 тысячи человек, в стационарах – 3,6 тысячи. В регионе сегодня 5650 ковидных коек, из них 1195 – основа госпитального фонда, 4455 – дополнительные. «Мы активно ведём и лечим пациентов в амбулаторном звене, госпитализируются пациенты только по строгим показаниям, – сказал министр. – Удерживаем свободный коечный фонд на уровне 25%».

Лабораторные исследования делают сейчас 15 лабораторий. За сутки берут около 5,6 тысячи тестов. В ближайших планах – довести резервную мощность лабораторий до 16,5 тысячи во второй половине декабря. «Это нужно для того, чтобы иметь резерв, если мы увидим всплеск заболеваемости», – сказал Яков Сандаков. В середине ноября на базе медицинско-аналитического центра открыт центр телемедицины, где 10 ординаторов консультируют тех, кто лечится на дому. Всего было проведено более 2 тысяч консультаций. Правительство области выделило 100 млн рублей для приобретения дорогостоящих препаратов. Будет создана «лекарственная подушка безопасности» на новогодние праздники.

«Когда мы увидим другие цифры?»

«Информация выглядит так, как будто мы достигли такого периода, когда можем говорить о каких-то результатах, – сказала депутат Ирина Синцова. – Но при этом один из самых страшных показателей – смертность – остаётся очень высоким. Когда мы увидим другие цифры?» Как сообщил Яков Сандаков, смертность в регионе от ковида составляет 3,4% при общероссийском показателе 5,1%. «Мы идём со средними цифрами и на фоне других регионов несколько даже более презентабельно выглядим. Но это только цифры, это же не человеческая жизнь, когда каждый день в сводке ты видишь 18–20 человек. Когда-то больше, когда-то меньше. Конечно, ни о какой стабилизации речи нет, – отметил Сандаков. – Меры, которые предпринимались в октябре-ноябре, действительно позволили достичь какого-то баланса. Но летальность остаётся высокой по общечеловеским понятиям». Сейчас создана комиссия по летальным исходам, изучается каждый случай за ноябрь. «Есть предварительные выводы, почему так происходит. Самый первый, который бросается в глаза, – поздняя госпитализация. Люди не до конца ещё понимают, что нельзя затягивать с обращением в поликлинику, нельзя заниматься самолечением», – сказал министр. В ситуации, когда в октябре-ноябре людям отказывали в вызове «скорой», предлагали уходить на амбулаторное лечение, а поликлиники не могли обеспечить быстрый визит врача, слова министра о «самолечении» звучат несколько странно. Яков Сандаков всё же отметил, что в смертях отчасти могут быть виноваты и врачи – поскольку многие болели, состав менялся, иногда имело место несоблюдение протоколов лечения.

«Из федерального бюджета мы получили 90 миллионов рублей на приобретение бесплатных препаратов, – сказал депутат Артём Лобков. – Понятно, что процесс заражения продолжается, скорее всего, приобретённый запас мы исчерпаем. Каким образом планируется дальнейшая выдача бесплатных препаратов для тех, кто проходит амбулаторное лечение?» Яков Сандаков сообщил: уже получена информация о том, что правительство РФ выделит второй транш на закупку этих препаратов. «Если транш задержится, мы планируем каким-то образом использовать областные средства для обеспечения амбулаторных больных?» – спросил Лобков. Таких мер до конца года, к сожалению, не запланировано, сообщил министр здравоохранения. «Все, кто переболел коронавирусной инфекцией, знают, что восстановление – не менее сложный процесс, чем лечение, – сказала вице-спикер ЗС Ольга Носенко. – Знаю, что на курортах Иркутской области есть реабилитационные центры, но это дорогостоящий процесс, не все имеют возможность купить путёвку в санаторий. Как вы планируете решать этот вопрос?» По словам Якова Сандакова, по поручению губернатора Игоря Кобзева создаётся курс «дистанционной» реабилитации.

«Как обстоят дела с нековидной госпитализацией? – спросил спикер ЗС Александр Ведерников. – И что происходит со «скорой помощью», есть ли отложенные на следующий день вызовы по нековидным болезням?» Яков Сандаков признал, что под ковидные койки было перепрофилировано большое количество коек плановой помощи. Экстренная помощь, терапевтическая и хирургическая, оказывается в полном объёме. «Как только мы увидим, что действительно находимся на плато и управляем ситуацией, в первую очередь будем перепрофилировать койки под плановую онкологическую помощь, – сказал министр. – Пока ещё мы не можем прогноз построить, чтобы не делать возвратно-поступательных движений: сначала вернуть их в строй, потом снова забрать под ковид». «Сейчас у нас на амбулаторном лечении 5,6 тысячи человек, недавно созданный телемедицинский центр оказал уже 2 тысячи консультаций, – сказал Александр Ведерников. – А сколько этот центр сейчас ведёт наблюдений пациентов?» Министр сообщил, что группа составляет около 600 человек. «По информации, которая есть у меня, на конец прошлой недели телемедицинский центр вёл 139 пациентов, – сказал Ведерников. – Может быть, дай бог, сегодня уже 600. Почему я об этом говорю: депутаты – сторонники минздрава, и мы заинтересованы в том, чтобы как можно больше разгрузить лечебные учреждения. Но сегодня этот телемедицинский центр оказывает услуги только для Иркутска. Это одна из основных проблем. Нужно развивать оказание телемедицинских услуг по области. Особенно чтобы люди могли позвонить из труднодоступных мест».

Больные гуляют, общество – изолируется

По мнению главного санитарного врача Иркутской области Дмитрия Савиных, жёсткие меры, введённые в начале осени, дают результат «Сохраняется тренд снижения темпов прироста заболеваемости: с 50% на 41 календарной неделе до 0,7% на 47 неделе, – заявил Дмитрий Савиных. – В последние недели остаётся стабильной – на уровне 18-19% – доля случаев с симптомами внебольничной пневмонии». По его словам, идёт снижение заболеваемости среди медиков и в семьях. «Мы увидели снижение темпов прироста уже после третьей недели введения обязательного масочного режима», – заявил Савиных. Население, как он выразился, «смирилось» с масками. В июне популяционный иммунитет в регионе был 5,8%, в сентябре – 12%. Третий этап начался в декабре, и он покажет, как будет развиваться ситуация в дальнейшем. Стабилизация ситуации ожидается, когда популяционный иммунитет будет не менее 65%. Несмотря на снижение темпов прироста, Роспотребнадзор настаивает на ограничениях для ресторанного бизнеса и отмене новогодних празднеств. «Мы уповаем на то, чтобы обеспечен был правительством Иркутской области контроль за соблюдением этим мер», – сказал Дмитрий Савиных.

Спикер ЗС поинтересовался, изучался ли опыт других регионов: как там отслеживаются перемещения людей, которые должны быть на самоизоляции. «В других регионах есть слежение через мобильные телефоны. Три раза в день их обзванивают по видеозвонкам. Они подтверждают своё нахождение на самоизоляции. Это касается и больных, и контактных. Какими силами это происходит в других субъектах, почему этого не происходит в Иркутской области?» – спросил Ведерников.

Дмитрий Савиных отметил, что единого подхода в России к контролю нет. В Москве, например, QR-коды и видеонаблюдение ввело самостоятельно правительство города. Ряд регионов использует услуги мобильных операторов. «Насколько я знаю, попытки введения QR-кодов и геолокации предпринимались в апреле-мае. Министерство экономического развития этим занималось, но ничего у них почему-то не вышло», – сообщил Савиных. Он отметил, что, если ЗС поставит этот вопрос перед правительством, Роспотребнадзор поддержит. В Бурятии, как сообщил Савиных, мобильные операторы предоставили властям контроль по геолокации. «В таком контроле есть одна из эффективных мер борьбы с коронавирусной инфекцией», – резюмировал Александр Ведерников.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector