издательская группа
Восточно-Сибирская правда

По старой памяти

По итогам прошлого года у Иркутской области существовало уже две стратегии социально-экономического развития: оставшаяся от прошлого губернатора и разработанная при нынешнем главе региона. Создание второй стратегии стало следствием конфликта, который возник между командой новой региональной власти региона и заказчиками старой стратегии. Камнем преткновения был проект агломерации Иркутска, Шелехова и Ангарска. Его-то в новом, третьем по счёту, документе точно не будет. Зато к работе над стратегией будет привлечён один из главных агитаторов за агломерацию – президент Фонда регионального развития Иркутской области (ФРРИО) Алексей Козьмин.

Первая стратегия была разработана ещё при экс-главе региона Александре Тишанине. Заказчиком выступил ФРРИО во главе с Алексеем Козьминым. Документ, обнародованный в начале прошлого года на заседании межведомственной комиссии в Москве, получил высокие оценки в профильных министерствах, а проект агломерации, являвшийся ключевым для тишанинской стратегии и активно продвигавшийся Козьминым, включён в Федеральную программу развития Сибири и Дальнего Востока.

В тогдашней стратегии выделялись три приоритетных направления развития области: нефтегазовое, лесопромышленное и туристическое. В рамках первого предполагалось освоение Верхнечонского нефтегазового месторождения, строительство нефтепроводов «Восточная Сибирь – Тихий океан» и «Талаканское – Усть-Кут». В лесопромышленном комплексе хотели увеличить число предприятий глубокой химической и лесохимической переработки древесины, а также стройматериалов. В рамках развития туристического бизнеса предлагалось создание особой экономической зоны на Байкале, которое так и предполагается до сих пор.

В Иркутской области за счёт грядущих преобразований центр развития экономики из сырьевого сектора региона должен был сместиться в сторону создания наукоёмких перерабатывающих предприятий. Регион позиционировался как опорная точка взаимодействия России с рынками стран Азиатско-Тихоокеан-ского региона, для этого планировалось создание соответствующей инфраструктуры. В рамках курса на повышение уровня инвестиционной привлекательности к 2023 году Приангарье должно было войти в 15 ведущих регионов России по уровню социально-экономического развития.

То, что идея с агломерацией не пройдёт, стало понятно буквально с начала работы Игоря Есиповского временно исполняющим обязанности губернатора области. Он сразу заявлял, что «не понимает, какой в агломерации смысл» и не находит того, кто бы мог его прояснить. В свою очередь Козьмин признавался, что не раз пытался добиться аудиенции у нового главы региона, однако встретиться ни с ним, ни с его заместителем Сергеем Соколом не получалось в течение двух месяцев, с мая по июнь.

Между тем против козьминского видения пути развития Иркутской области выступили и члены Совета региональной Общественной палаты (ОП), и представители Некоммерческого партнёрства товаропроизводителей и предпринимателей. «Стратегию в представленном виде утверждать нельзя, поскольку её реализация не только не улучшит текущего состояния региона, но и приведёт к более тяжёлым последствиям, а область, как и сейчас, будет оставаться в числе дотационных», – заявили они вдруг в официальном обращении к Есиповскому. Не устроил членов ОП, в частности, акцент на использование ресурсов Байкала. «Предложенная стратегия превратит область «из промышленно-развитой с достаточно хорошо развитым сельским хозяйством» в туристско-рекреационную», – сообщали они. Чуть позже бывший спикер Законодательного Собрания Виктор Круглов назвал стратегию ФРРИО «нежизнеспособной».

В итоге в концепции развития Иркутской области, которую стали разрабатывать при администрации Есиповского, проекта объединения городов уже не было. «Не хочу никого обижать, но от агломерации мы решили воздержаться», – заявил Есиповский в июле 2008 года, когда тезисы новой стратегии развития Приангарья только готовились. Впрочем, «ничего принципиально нового нами не придумано, – сообщал глава региона, – мы решили объединить программы, взять из уже существующей стратегии здравые мысли».

Действительно, новая концепция в интер-претации Игоря Есиповского принципиальной новизной  не отличалась. Из прежней концепции администрация Есиповского выбрала сценарий «нового индустриального развития», который предусматривал развитие промышленных предприятий и освоение месторождений на севере области. Губернатор также заявлял о необходимости переориентации областной экономики от добывающих секторов к переработке и обещал обратить внимание на условия для внедрения инновационных технологий. В 2009 году концепцию предполагалось не только принять, но и начать реализовывать. Теперь эти планы перенесли на очередную стратегию развития Иркутской области.

Намерения правительства по обеспечению максимальной преемственности стратегии путём привлечения к работе над ней Козьмина несколько обескуражили наблюдателей. Однако самим президентом ФРРИО, по его словам, были восприняты спокойно. «Мне поступило предложение войти в рабочую группу по стратегии развития. Предложение было воспринято нормально. Предыдущую стратегию в любом случае необходимо корректировать с учётом изменения общей экономической ситуации», – сообщил Алексей Козьмин «Конкуренту». Он рассказал, что разработанные ранее документы будут проревизированы, заново будет сделан отраслевой анализ, проведены консультации с крупными предприятиями. «Только после этого можно будет говорить о пакете приоритетных проектов», – подытожил Козьмин. Однако, по его мнению, возможность нормального финансировании некоторых важных для региона и областного центра проектов Приангарье уже упустило. Например, «областная целевая программа по празднованию юбилея Иркутска, к сожалению, так и не была внесена в Законодательное Собрание. Сроки уже ушли. Но это моё личное мнение», – подчеркнул Алексей Козьмин.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер