издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Условная свобода

Во вторник, 7 сентября, завершилось рассмотрение громкого уголовного дела в отношении мэра посёлка Листвянка Татьяны Казаковой и сотрудников подконтрольных ей фирм: учредителя ООО «Коммунальщик» Ирины Михайловой и начальника отдела кадров ООО «ВнешРегионТорг» Натальи Кенез. Наказания всем трём были вынесены условные, и из зала суда они могли отправиться по домам. Однако Татьяна Казакова заявила, что намерена обжаловать это решение суда и добиваться полного признания собственной невиновности. В прокуратуре между тем заметили, что госпоже Казаковой в будущем могут быть предъявлены обвинения по другим преступлениям.

«Ты уснёшь всё это слушать»

Ко дню оглашения приговора Татьяна Казакова, кажется, успела полностью восстановиться после двух лет и трёх месяцев пребывания в СИЗО, откуда она была отпущена под залог 9 млн. рублей 2 июля. Перед судом она предстала в привычном для себя образе: с тщательно высветленными волосами, в сиреневого цвета платье с леопардовым узором, белоснежном пиджаке и с ярко-красным маникюром. Кроме массивной чёрно-белой сумки, подсудимая везде носила с собой чемодан из крокодиловой кожи расцветкой под золото. 

Во время итоговых судебных процедур Казакову сопровождали пять из восьми её адвокатов. Ещё по одному правозащитнику присутствовало от подсудимых Ирины Михайловой и Натальи Кенез. Кроме того, среди слушателей дела был сын Татьяны Казаковой Роман. Гражданского мужа подсудимой Дмитрия Матвеева, с которым она тщетно пыталась расписаться, оказавшись в СИЗО, на окончании процесса замечено не было.

Оглашение приговора по громкому уголовному делу длилось в общей сложности полтора рабочих дня. Началось оно в Иркутском районном суде в 9.30 утра понедельника, 6 сентября. В этот день суд дважды уходил на перерыв. Во время первой паузы в коридор вбежала старшая дочь Казаковой Ольга, выглядевшая заплаканной.

– Куда бежишь, сломаешься, – засмеялась подсудимая, обнимая девушку. Однако от присутствия той на процессе категорически отказалась. – Ты уснёшь всё слушать, зачем тебе это надо? – спросила она и пошла провожать дочь обратно в машину.

Оглашение приговора, действительно, было не самым увлекательным мероприятием. Вероятно, предвидя это, четверо правозащитников принесли на процесс ноутбуки и, пока судья Екатерина Маслова монотонно зачитывала решения суда, занимались своими делами. Один из адвокатов даже успевал переписываться в «аське», а другой – на сайте знакомств. Ещё двое представителей подсудимых откровенно засыпали, сидя за столами.

Хотя вердикты Масловой были в основном не в пользу подсудимой, сама Казакова вела себя на процессе очень уверенно. Заявления о том, что «к показаниям защиты суд отнёсся критически», а «доводы следствия счёл обоснованными и доказанными», сопровождала скептической мимикой. Но под конец дня, видимо, тоже утомившись, оперлась щекой на руку и прикрыла глаза.

«Мёртвые души» в Листвянке

В первый день суд успел огласить чуть больше половины приговора, оставшаяся часть процедуры была перенесена на вторник. В этот день Казакова появилась в новом наряде: серебристых клешах и пиджаке, под который была надета прозрачная цветастая блуза. При ней был золочёный чемодан.

– Нельзя сумки на пол ставить, денег не будет, – предупредил один из сопровождавших её людей.

– То-то я думаю, чего у меня денег всегда нет, – ответила Татьяна Казакова.

– Если у вас сейчас нет денег, то что же будет, когда они появятся? – попробовал пошутить её собеседник.

– Да уж, – отчего-то недовольно сказала она.

Вторничное оглашение приговора снова затянулось до обеда. Зачитывать резолютивную его часть Екатерина Маслова начала только после перерыва. Это заняло около полутора часов.

– Татьяна Казакова признана виновной в воспрепятствовании осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий, – начала судья.

По версии следствия, чтобы обеспечить бизнес-леди перевес на повторных выборах в марте 2006 года, работники подконтрольных её семье организаций «Байкальская виза» и «ВнешРегионТорг» были прописаны в Листвянке, у местных жителей. Так они получили активное избирательное право на этой территории. Провернуть операцию будущему мэру помогли начальник отдела кадров «ВнешРегионТорга» Наталья Кенез и заведующая здравпунктом на рынке «Новый» Галина Тупенко. В УК такая «помощь» называется преступным сговором – обстоятельством, повышающим ответственность виновного.

Суд установил, что в день выборов за Татьяну Казакову проголосовали 136 её подчинённых либо их знакомых и родственников. Одни пошли на это ради денег – им посулили заплатить небольшую сумму (от 500 до 1500 рублей), другие – в надежде получить высокооплачиваемую работу в строящейся гостинице «Маяк», третьи не смогли отказать начальнице после угрозы потерять место.

Ко дню выборов население Листвянки увеличилось за счёт «мёртвых душ» как минимум на 10 процентов. В тесных домах, на площади меньше двух десятков квадратных метров, в однокомнатных квартирах хозяева регистрировали по 10–20 незнакомых людей.

Выборы Казаковой прошли организованно. Подставной электорат в день голосования был доставлен на избирательные участки Листвянки служебным транспортом «ВнешРегионТорга». После того как липовые новосёлы отдали голоса, их вернули в Иркутск. Кстати, с обещаниями заплатить за хлопоты или трудоустроить на тёплое место Казакова и Матвеев подчинённых «прокатили». Жителям Листвянки и Николы повезло в этом смысле больше: за каждого прописанного им было выплачено по тысяче рублей. Всего за счёт средств «ВнешРегионТорга» «гостеприимным» домовладельцам было выдано 136 тысяч рублей.

То, что Казакова целенаправленно прописывает в Листвянке и Николе своих избирателей, секретом ни для кого не было. Об этом много судачили местные жители. Депутаты Думы направляли обращения председателям облизбиркома и территориальной избирательной комиссии. Был поставлен в известность прокурор, открытое письмо ушло в адрес губернатора. И жалобы проверялись. Сотрудники паспортного стола и участковый уполномоченный милиции вместе с представителями общественности ходили по домам, в которых были зарегистрированы «мёртвые души». И выслушивали простодушные откровения домовладельцев о том, что они прописывают людей на время выборов по просьбе представителей Казаковой.

Однако специалисты из управления Федеральной миграционной службы в ответ на запрос председателя ТИК Иркутского района заявили, что не видят повода для беспокойства. Мало того, председателю пришлось ещё отбиваться от жалобы в облизбирком на грубое вмешательство в личную жизнь земляков, которые якобы имеют полное право прописывать на собственной жилплощади кого хотят.

Мэр-предприниматель

– Татьяна Казакова признана виновной в незаконном участии в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), – продолжила зачитывать приговор судья.

Как выяснило следствие, вскоре после того, как Казакова заняла кресло мэра, появилось ООО «Коммунальщик», учредителем которого стала Ирина Михайлова – её личный секретарь. Роль Михайловой сводилась к подписанию документов, в суть которых она не вникала, ведь, как полагало следствие, начальница сама управляла коммерческой организацией. Глава муниципального образования принимала на работу директоров и главных бухгалтеров ООО и меняла этих людей на должностях чаще, чем иные меняют перчатки. Ни один из директоров «Коммунальщика» не продержался больше двух месяцев. Мэр утверждала штатное расписание коммерческой структуры, проводила производственные совещания, контролировала расходование средств со счетов ООО. Без её подписи на обратной стороне платёжной ведомости ни один сотрудник не мог получить зарплату.

– Татьяна Казакова признана виновной в растрате чужого имущества с использованием своего должностного положения, – зачитала Екатерина Маслова.

Суд установил,  что в 2006 году Казаковой срочно понадобилось 400 тысяч рублей на нужды, связанные с бизнесом, и она потребовала от бухгалтера немедленно снять нужную сумму со счёта муниципалитета, обналичить и передать ей, выяснило следствие. С помощью фиктивных договоров подряда на асфальтирование улиц в Листвянке и соответствующих счетов-фактур сумма при посредничестве всё того же «Коммунальщика» была передана в кассу «ВнешРегионТорга».

– Татьяна Казакова признана виновной в мошенничестве в особо крупных размерах, совершённом также с использованием служебного положения, – окончила перечислять обвинения Екатерина Маслова.

Следствие проследило судьбу двух муниципальных контрактов, которые Казакова заключила, можно сказать, сама с собой (как представитель власти с представителем бизнеса), не озаботившись соблюдением таких «формальностей», как размещение заказа путём проведения открытого конкурса. Эти контракты касались ремонтов котла в мазутной котельной и теплотрассы, ведущей к школе в Листвянке. Кстати, лицензии на выполнение таких работ «Коммунальщик» не имел. Заказ был по муниципальным меркам довольно выгодный: из областного бюджета на его выполнение поступило 4 млн. 700 тысяч рублей. И более миллиона из них, предназначенные на ремонт теплотрассы, куда-то исчезли. Кстати, сразу после этого «Коммунальщик» был ликвидирован.

Татьяна Казакова невозмутимо стояла перед судьёй и слушала.

– Назначить окончательное наказание в виде шести лет лишения свободы, со штрафом 600 тысяч рублей, и лишения права заниматься деятельностью в области государственного и муниципального управления в течение двух лет и шести месяцев, – вынесла вердикт Маслова. – Основное наказание считать условным.

Выражение лица Казаковой не изменилось.

Испытательный срок основного наказания – четыре года. В течение этого времени подсудимая должна будет ежемесячно отмечаться в правоохранительных органах, не менять место жительство без их уведомления и доказать, что она готова к исправлению.

Этим же приговором были признаны виновными Наталья Кенез и Людмила Михайлова. Первая – в воспрепятствовании осуществлению избирательных прав граждан путём подкупа и принуждения, вторая – в незаконном участии в предпринимательской деятельности. Кенез суд также условно осудил на четыре года, а Михайлову освободил от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Обжаловать? Да!

По окончании процесса Казакова по-прежнему выглядела бодро. Уверенно выйдя из кабинета, она прервала вопросы прессы одним коротким заявлением:

– Буду ли обжаловать? Да! Буду доказывать свою невиновность.

– Как вы расцениваете… – попыталась ещё раз начать диалог журналист из газеты «Пятница», публиковавшей статьи в защиту мэра Листвянки.

– Никак не расцениваю, – помотала головой Казакова. И приобняла её: – Пока не хочу говорить, хорошо? Вы же всё понимаете.

– Понимаю, конечно, – ответила журналист.

Корреспондент газеты «Конкурент» не понимала и, видимо, поэтому в объятиях не участвовала.

На остальные вопросы прессы Казакова не посчитала нужным отвечать. Вместо этого она стремительно проследовала мимо видеокамер и фотоаппаратов в белый «Мерседес», припаркованный около суда, и уехала.

«Приятно было поработать с защитниками Казаковой»

В управлении Следственного комитета при прокуратуре РФ по Иркутской области такой исход дела посчитали победой.

– Приговором сторона следствия довольна, – заявил следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СКП Дмитрий Великасов, «полтора года жизни потративший на дело Казаковой». Условность наказания его не смутила: 

– Дело имело резонанс, и мы доказали обществу, что все равны перед законом, невзирая на чины, ранги, количество денег, – сказал он.

По словам Великасова, основные трудности расследования создавала следствию сторона защиты, которая «заваливала комитет ходатайствами, посылала жалобы в различные инстанции, начиная от администрации президента и заканчивая депутатским корпусом Госдумы и Совета Федерации».

– На все эти бумажки мы вынуждены были тратить время, отвечать, отвлекая силы от следствия, – сообщил Дмитрий Великасов.

Несмотря на то, что, по оценкам Великасова, «кодекс адвокатской этики маленько нарушался», он заявил, что ему «приятно было поработать с защитниками Казаковой» и процесс взаимодействия с ними был похож на «интеллектуальную дуэль».

Особо в прокуратуре гордятся тем, что суд признал вину Казаковой в воспрепятствовании осуществлению избирательных прав граждан.

– Этой статьёй Казакова была больше всего недовольна, – признался заместитель начальника следственного управления по Иркутской области Владимир Шнитов. – Но мы сумели её доказать. Это первое оконченное дело по такой статье в производстве регионального управления Следственного комитета .

Несмотря на доказанность этого обвинения, по прошествии двух с половиной лет Татьяна Казакова снова будет иметь возможность выдвигать свою кандидатуру на государственные должности. Если, конечно, сможет доказать за это время, что она готова к исправлению. По словам Дмитрия Великасова, «после вступления приговора в отношении Казаковой в законную силу из дела были отдельно выделены материалы по факту легализации денежных средств, и не исключено, что впоследствии госпожа Казакова ещё будет осуждена по другим составам преступления».

[title=”Справка” width=”80%” align=”left”]
Кресло мэра Листвянки Татьяна Казакова заняла, уже будучи состоятельным предпринимателем. Ещё в июне 1998 года вместе с Дмитрием Матвеевым она учредила ООО «ВнешРегионТорг», а через пять лет на свет появилась ассоциация «Байкальская виза», руководить которой после избрания Казаковой мэром Листвянки стал Матвеев. В настоящее время супругам и их матерям-пенсионеркам принадлежат входящие в состав этих коммерческих организаций крупнейшие торговые центры «Иркутский», «Престиж», «Вояж», рынок «Новый», универмаг «Детский мир», отели «Глория», «Европа», «Звезда», гостиничный комплекс «Байкал», охранное агентство «Айсберг», ООО «БайкалВиза-Тур», сеть кафе и ресторанов. 
Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector