издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Взялись за основу

В сентябре Иркутск посетил один из самых известных российских методологов, основатель и руководитель Школы культурной политики, специалист по вопросам пространственного развития Пётр Щедровицкий. В качестве эксперта он был приглашён городской администрацией на семинар «Культурная политика как основа в стратегии социально-экономического развития Иркутска», заказчиком которого выступил мэр Виктор Кондрашов, а организатором – комитет по экономике. За дискуссией на темы «В каком направлении мы идём» и «Куда девать бюджетные деньги» наблюдала Ксения ДОКУКИНА.

Ностальгия по столичности 

Прежде чем выяснить, в каком направлении Иркутску двигаться дальше, участники семинара предложили определиться с тем, в какой точке развития областной центр находится сейчас. Вопрос побудил многих экспертов к ностальгии по былому статусу города. «До революции здесь были мощно развиты общественная жизнь, печать, образовательное сообщество», – перечислял историк Станислав Гольдфарб. «Иркутск был столицей, потому что он задавал высокие стандарты архитектурной и культурной жизни, методов управления окружающему пространству», – подтвердил руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Виталий Барышников. 

Однако сейчас город, о котором его жители до сих пор любят говорить как о культурном центре Восточной Сибири, её столице и  вообще «середине Земли», вряд ли является чем-то из перечисленного, признали специалисты.  

– В советский период, когда почти во всех российских регионах капиталовложения шли в столичные центры, на территории Сибири и Дальнего Востока, где осваивались новые ресурсы, деньги пошли на периферию. Вместо столицы были созданы Братск, Усть-Илимск и другие города. Поэтому у иркутян сформировался мощный комплекс потери столичности, – предположил Виталий Барышников.

По мнению экспертов, сейчас для того, чтобы комплексовать, жители Иркутска имеют достаточно оснований. Председатель Иркутского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Владимир Китаев сообщил, что, при всей его любви к Иркутску, сегодня это «провинциальный и захолустный в отношении культуры город». Участники нашли тому немало примеров: в городе плохо развита концертно-выставочная деятельность, не хватает музыкальных и художественных школ для детей, практически нет площадок для творчества молодёжи и совершенно отсутствуют клубы для стариков – они могут сходить только в библиотеку, полистать газеты и поговорить, сказала директор института культуры и искусства Сибирской академии права, экономики и управления Светлана Домбровская. 

Эксперты отметили и рост равнодушного отношения к культуре самих иркутян. Выяснилось, что по показателю количества посещений музеев на тысячу человек Иркутск отстаёт от своих соседей Красноярска, Новосибирска и даже Улан-Удэ.  Заместитель мэра, председатель комитета по экономике администрации города Алексей Альмухамедов отметил, что из города продолжают уезжать молодые, активные и креативные люди, а приезжают более пассивные и не мотивированные менять ситуацию. «Этот процесс ведёт к распространению в городе ощущения безысходности, недовольства жизнью, социального пессимизма», – сказал заммэра. 

Каждому по потребностям 

Подсчитав убытки и обнаружив культуру областного центра в столь неутешительном состоянии, Алексей Альмухамедов, тем не менее, предложил рассмотреть её как элемент, который стал бы основой общественно-экономического развития Иркутска. Идея с основой пришлась по вкусу многим. Эксперты тут же стали выдвигать свои предположения о том, что могло быть стать этой основой на деле. Станислав Гольдфарб предложил городской администрации провести исследование на тему «История культуры Иркутска», чтобы «понять эту культуру» и «выяснить все опорные точки». Председатель Иркутской областной писательской организации России Виктор Бронштейн, заметив, что «в 90-е годы Мамай прошёл по культурным учреждениям», посетовал, что в области практически не функционирует Восточно-Сибирское книжное издательство, которое когда-то было лучшим в Сибири. «Около него велась писательская жизнь, целенаправленно развивалась сибирская литература, а не та лабуда, что сейчас появляется, когда кто-то нашёл маленько денег, чтобы издать себя сам», – сказал Виктор Бронштейн. 

Один из гостей семинара сообщил, что ведёт факультатив по проф-ориентации в школе в 10-11 классах, он считает, что целью мэрии должна стать начальная и средняя школа. «У тинейджеров сформировались неправильные ценности: отъезд из Иркутска сидит у них в голове, пусть пока непонятно куда», – объяснил он, однако тут вмешался модератор встречи Марк Меерович с просьбой «сформулировать почётче, куда девать бюджетные деньги». «Что, отдавать директорам школ? Или детям? Кому деньги-то?» – поинтересовался он. 

«Множество представителей иркутской культуры говорят: «Дайте нам, мы самые главные!» – заметил социальный психолог Константин Лидин. – То есть направления, куда потратить деньги, есть. С другой стороны, сейчас выросло поколение иркутских бизнесменов, которые достаточно заработали и уже готовы средства куда-то вложить». По мнению Лидина, проблема в том, что между ними образовался «зазор»: нет людей, которые бы связывали культуру и бизнес, профессионально торговали культурой. «Деятели культуры вынуждены заниматься бизнесом, а им это несвойственно, – сказал эксперт. – Не должен, например, Соколов искать деньги для своего театра». Художественный руководитель театра Пилигримов Владимир Соколов, которому следом дали слово, денег просить не стал. «Умейте увидеть, когда нужно поделиться, – обратился он то ли к власти, то ли к бизнесу. – И не надо требовать от нас этих дурацких выступлений,  бумажек и бизнес-планов». 

Не делайте ставок, господа  

Пётр Щедровицкий, до этого не участвовавший в дискуссии, взял слово последним, пока окончательно не решили, «куда девать бюджетные деньги». И предложил начать сначала и пересмотреть тему семинара. «Термин «стратегия» пришёл в гражданские отрасли из военной, – напомнил он. – Стратегия должна быть сделана там к 1 января и предполагает, что вы для прорыва сконцентрируете ресурсы на одном приоритете. А если вы не знаете, по какому направлению наступать, и понимаете, что вам не сделать этого к 1 января, наверное, стоит отказаться от жёсткого формата планирования», – полагает Щедровицкий. 

По его мнению, более эффективным для города стал бы формат так называемой «дорожной карты» культурной среды и инфраструктуры. То есть документа, который строится с предположения, что ценности различных социальных, профессиональных, возрастных групп разнятся, что особенности Иркутской области как культурного региона могут отличаться от ценностей, целей и задач соседних территорий. «Это несколько сбавит градус заявлений типа «давайте сделаем ставку» и даст время подумать над приоритетами, которые принесут ожидаемый эффект, а не вызовут отторжения у соседей или самих местных жителей, как это произошло с Пермью», – пояснил он. В Перми региональные власти, замахнувшиеся на титул «культурная столица Европы», сделали ставку на современное искусство, однако часть горожан таких приоритетов не поняла и воспротивилась им. 

Возможно, сказал Пётр Щедровицкий, Иркутску стоит опираться на тезис, озвученный Виталием Барышниковым, что это «самый русский город в Азии». Но нужно быть осторожным, чтобы не скатиться, с одной стороны, в национализм, а с другой – в матрёшек и водку, уточнил эксперт. А пока основа культурной политики не определена, он предложил развивать три вечные ценности: безопасность («потому что люди при любой культуре хотят чувствовать себя защищёнными»), экологию («вот это суперкультурная проблема, мы ведь не можем научить народ даже класть мусор в три разных пакета в зависимости от его типа») и толерантность. «По поводу последнего приведу пример, – сказал Щедровицкий. – Главный инженер завода «Тойота», который только что посетил Ангарск, сказал: «Когда я приезжаю на предприятие или в цех, первым делом иду в туалет, потому что считаю, что уважение менеджеров к работникам можно увидеть именно по нему. Какой туалет в административном здании, меня не интересует». Если вы спросите, – продолжил эксперт, – а можно ли культурную политику строить без туалета, я отвечу: можно, но лучше не стоит». 

Параллельно с развитием этих трёх направлений Щедровицкий посоветовал властям заняться информационной и миграционной политикой. «Чтобы принимать в город новых жителей, мы должны обеспечить конструкцию поддержки миграционного процесса, мобильность и натурализацию, – сказал он. – Даже начав с десятков людей, мы столкнёмся с такими системными проблемами, которые затронут все институты, включая федеральные». 

Из рассуждений Петра Щедровицкого можно было понять, что он видит перспективы Восточной Сибири довольно радужными: в странах АТР ожидается экономический рост, который с высокой  вероятностью приведёт к росту освоенности регионов Сибири и Дальнего Востока. «Федеральная власть и крупные корпорации будут заинтересованы в развитии этих территорий, иначе их менеджеры не поедут сюда», – уверен Щедровицкий. То есть заказчики на развитие городов есть. Но если внутри городского сообщества не будет консенсуса касательно целей и ценностей развития, а напротив, будет расти уровень агрессии, то полноценно использовать эти исторические возможности не удастся.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector