издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бухта раздора

Залив Ая на Байкале может стать новым объектом противостояния экологов и властей из-за туристско-рекреационных планов

Сакральные городища древних племён, петроглифы на скалистых берегах, уникальные пещеры времён Прабайкала. Первозданный пейзаж байкальской местности, известной как бухта Ая, планируется дополнить не менее уникальными объектами – от художественных мастерских до музея «Мамонт» Даши Намдакова. В довесок – гостиницы, рестораны, автопарковки. За экономическое развитие территории бьётся Ольхонский район. Наш корреспондент изучил проект и выслушал предостережения тех, кто выступает против «освоения» байкальского побережья. Контраргументы «Сибирский энергетик» рассчитывает узнать на публичных слушаниях, которые пройдут 28 июня.

Новое место для цивилизации

По асфальтированному, а местами лишь отсыпанному гравием тракту прямо до райцентра Еланцы – таким накатанным маршрутом по Ольхонскому району чаще всего пробираются любители природы на Байкал. Дальше путь зависит от личных предпочтений отдыхающих – до заливов Малое море, Сарминский, острова Ольхон… Все эти популярные места давно «оккупированы» желающими заработать на туристическом поприще: турбазы, маленькие частные домики предлагаются в наём. Условно-цивилизованный байкальский туризм.

Но с основного тракта, который в итоге упирается в паромную переправу, есть неприметный поворот налево практически сразу за Еланцами. Дорога кажется заброшенной, а острые камни-зубы торчат прямо из земли и уже заранее вызывают досаду у владельцев авто, решивших испытать здесь судьбу своего транспорта. Так, объезжая, а кое-где и натыкаясь на «зубы» легендарной Тажеранской степи, одолевая подъёмы и спуски, холмы и распадки, добираешься до укромного тихого места на западном побережье Байкала – бухты Ая. Полукруглый, почти правильной формы залив глубоко вдаётся в береговую часть. С двух сторон бухту обрамляют высокие обрывистые, многоступенчатые и опасные утёсы. Между ними широкое, достаточно пологое побережье – природный пляж, который принимает отдыхающих. Диких туристов, как принято их называть. Несколько лет назад и здесь начали появляться элементы цивилизованного байкальского отдыха: какие-то предприимчивые бизнесмены, прощупывая почву, построили несколько объектов к услугам приезжих. Тем не менее Аю по-прежнему называют сакральной и иркутские археологи, и биологи, и просто поклонники дикой природы.

До сих пор это место в туристических проектах и программах региона не фигурировало, но, очевидно, скоро пополнит список потенциально привлекательных точек на побережье Байкала (Большое Голоустное, Ольхон, Слюдянка и Байкальск), где планируется развивать цивилизованный туризм. «Раскручивать» новую туристическую площадку взялись иркутские областные и ольхонские муниципальные власти. В конце мая на официальном сайте администрации Ольхонского района появилось объявление. Местных жителей пригласили 28 июня на публичные слушания, где им предстоит рассмотреть проект планировки территории международного этнокультурного центра «Байгал», «планируемого к размещению в местности Ая, местности Шаргай Еланцынского муниципального образования».

Творческие дачи и музей «Мамонт»

Здесь же, на сайте, местные жители могут ознакомиться и с некоторыми деталями проекта. Так, на берегу залива Ая, где планируется сосредоточить основные объекты цивилизованного туризма, появится культурный центр «Дархан» (площадь участка 13 гектаров). Это конференц-залы и конгресс-центры с актовыми залами на 500 и более мест, уже знакомые по десятку других нереализованных идей «облагородить» отдых на Байкале. В дополнение к комфортному досугу предлагается и культурная нагрузка: театральные студии, симфонические залы на 100 мест, летний театр. Приютить бухта Ая должна также коллекции скульптур, живописи, графики, предметы декоративного искусства художников Байкальского региона и Восточной Сибири. Общая площадь выставочных залов для них – 5 тыс. кв. м. 

По задумке, произведения искусства сами авторы могут творить прямо на побережье залива, в специально обустроенных мастерских. Кроме традиционных – скульптурных, художественных, есть весьма неожиданные варианты: производственно-литейные, кузнечные, деревообрабатывающие мастерские общей площадью 5 тыс. кв. м. Члены Союза художников РФ здесь могут черпать творческое вдохновение на «академических творческих дачах», оговаривается в официальных документах на сайте администрации. Среди прочих творцов особое, почётное место решено отвести на Ае известному скульптору, ювелиру и художнику Даши Намдакову. Под его творческую мастерскую отдадут тысячу квадратных метров. Рядом же на 5 гектарах раскинет свои бивни «Мамонт» – музей традиционного и современного искусства Даши Намдакова, а также отдел музея «Археология Байкальской Азии» для экспозиции коллекций Русского географического общества.

Оговаривается строительство в Ае ресторанов, кафе, баров на 170, 220 мест, автостоянок на 150 мест. Правда, налёт богемности сохраняется и здесь: гостиничный комплекс «Далай-Хурэ» (площадь участка 50 гектаров) включает «студию с условиями проживания для художников, в т.ч. жилой дом Даши Намдакова: 9 отдельно стоящих зданий площадью по 300 квадратных метров». Земли под строительство гостиничных комплексов и коттеджей «Далай-Хурэ», как объявляют в муниципалитете, будут выделяться в долгосрочную аренду на конкурсной основе.

Согласованное строительство пастбищных кошар

Но критика не заставила себя долго ждать. Первым выступил Виталий Рябцев, кандидат биологических наук, экс-сотрудник Прибайкальского национального парка, в границах которого расположена Ая. Прежде всего он обращает внимание на экологическую сторону дела. Новые инженерные объекты, в том числе теплотрасса, водопровод, порт, означают конец бухты Ая, убеждён эксперт. Исчезнут монгольская жаба, которая сейчас нерестится в небольшом заболоченном водоёме рядом с заливом; чёрный гриф, промышляющий над степью, редкие виды растений, включая многочисленные виды мхов и лишайников, занесённые в федеральную и областную Красные книги. Возмущает биолога игра муниципалитета и нацпарка с землями на байкальском побережье. По словам учёного, часть плато Ая имеет статус сельскохозяйственных земель, находящихся в границах особо охраняемой природной территории. По закону возводить на них можно лишь постройки сельхозназначения, а рекреационные – запрещено. Поэтому у муниципалитета, чтобы снять ограничение, есть единственный путь – перевести земли в ООПТ: с 2011 года изменилось законодательство, в результате заповедникам и нацпаркам разрешено теперь вести рекреационную деятельность, рассуждает биолог. «Но я не исключаю, что прежнее руководство нацпарка, когда утверждало границы ООПТ, пошло навстречу району и уже «вырезало» земли из границ парка. Просто нам эти документы по понятным причинам не показали», – предполагает Рябцев.

Исполняющий обязанности директора Прибайкальского нацпарка Юрий Захаров подтвердил: без изменения статуса сельхозземель строить на них музеи, мастерские и прочие «мирские» объекты будет невозможно. А процесс изменения достаточно непростой: позиция МО, подкреплённая результатами общественных слушаний, должна быть согласована с ООПТ и одобрена в Минприроды РФ. Единственное, о чём достоверно не мог сообщить «СЭ» Юрий Захаров, – есть ли в районе Аи эти самые сельхозземли. Оказалось, что в национальном парке такой информацией не владеют. Не знают там, судя по всему, и об уже построенных несколько лет назад туристических домиках в Ае: «В этом районе с нами согласовано строительство пастбищных кошар. Местная администрация выдаёт такие разрешения жителям, а мы контролируем соблюдение требований закона, чтобы не проводился незаконный перевод земель, не появлялись вдруг трёхэтажные домики вместо небольших сельхозпостроек».

Артефакты и андеграунд

Хранит Ая не только первозданную природу, но и тайны истории, культуры. В северо-западной части бухты на крутом склоне берега найдена и описана иркутскими учёными серия петроглифов – рисунков фигур человека, животных. Большая их часть относится к бронзовому веку, второму тысячелетию до нашей эры. Ещё одним сакральным объектом является городище, расположенное на высокой горе к югу от бухты. Здесь найдены остатки небольшой каменной кладки, изделия из камня, фрагменты глиняных сосудов. По версии археологов, на этой площадке древние племена общались с духами природы, степной местности, совершали определённые ритуалы.

Изучением объектов историко-культурного наследия в этой местности занимается Ольга Горюнова, сотрудник отдела геоархеологии лаборатории археологии и палеоэкологии Иркутского госуниверситета. «Года четыре назад местная администрация хотела продать территорию от бухты Ая до устья реки Анги под проведение каких-то рекреационных мероприятий. Но здесь много уникальных объектов: древние стоянки, петроглифы, погребальные объекты – плиточные могилы. И если наскальные рисунки ещё как-то защищены (до них нелегко добраться), то остальные объекты очень уязвимы», – уверена Горюнова. Поэтому она предлагает районным властям определиться с границами археологических объектов и исключить антропогенную нагрузку на них. «Между тем, когда мы приезжали к петроглифам этой зимой по льду, видели на берегу залива каменные строения – домики отнюдь не для сельскохозяйственного назначения», – замечает учёный. Разделяет такую точку зрения ещё один региональный эксперт, Михаил Скляревский, однако перспективы самого туристско-рекреационного проекта он оценивает невысоко: «Пока это – эскизы, очередная картинка». 

Существует мнение, что «цивилизованный» туристический поток на плато Ая может изменить и карстовые объекты – три уникальные пещеры (имени Вологотского, Октябрьская, Ая-Рядовая). Они появились задолго до самого озера Байкал, но пока мало изучены специалистами. Самая интересная работа по исследованию пещерных отложений для геологов может начаться, если когда-нибудь удастся спуститься в одной из пещер Аи на уровень Байкала, отмечает руководитель иркутского клуба спелеологов «Арабика» Алексей Трегубов. Там образцы древних пещерных отложений «запечатаны» от внешних вредных воздействий, поэтому хранят обширный материал для изучения жизни, климата, природных явлений времён Прабайкала. 

Мэр Ольхонского района Сергей Копылов не стал комментировать ситуацию. «Я не вижу никаких экологических проблем на данном участке», – сказал он и выразил уверенность в том, что большинство прогнозируемых проблем являются надуманными. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector