издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Надо быть откровенными»

Депутаты и чиновники оценили бюджет Иркутской области

Иркутскую область в 2017 году ждёт малоприятное явление – выпадение доходов бюджета. Неприятные «сюрпризы» связаны с федеральным законодательством. Российская казна заберёт у региона 1% налога на прибыль организаций. Изменится также система налогообложения в «нефтянке». Потери Приангарья могут составить по этим позициям более 3 млрд рублей. Ситуация с наполнением региональной казны обсуждалась вчера в местном парламенте. Депутаты пришли к пессимистичным выводам о том, что действенных мер для решения этих проблем иркутский минэконом пока не принял. Подробности – в материале «ВСП».

Минэконом Иркутской области, анализируя итоги прошедшего года, пришёл к выводу, что весь 2016 год регион стабильно развивался. Об этом объ­явила вчера на заседании круглого стола в Заксобрании замминистра экономического развития Марина Петрова. Своё заявление подкрепила чиновница цифрами. Валовый региональный продукт за 2016-й составил 1,1 трлн руб., правда, рост в процентном соотношении не столь внушителен – 2,7%. Объём промышленного производства в регионе увеличился на 5,7%. Это традиционно для Иркутской области связано в первую очередь с добычей полезных ископаемых, затем уже с обрабатывающим производством – в основном целлюлозно-бумажным, металлургией, обработкой древесины. Объём инвестиций в основной капитал Иркутской области составил 258 млрд рублей (рост 17%). Объём подрядных работ – на сумму 126 млрд, рост – 39%.

Доходы в консолидированный бюджет (региональный и муниципальные) за 2016 год выросли на 24,6 млрд. Это, по данным минэконома, пятое место по темпу роста среди остальных регионов России. Причём 22,7 млрд – прирост поступлений непосредственно по отчислениям областного уровня, 2 млрд – прирост по местным бюджетам.

– Усилия, которые мы принимали в рамках антикризисного плана в 2016 году, достигли результатов, – подвела к выводу слушателей Марина Петрова.

Далее она в деталях описала сам результат. В первую очередь речь пошла о налоге на прибыль. Заметим, это те самые отчисления, которые предприятия и компании, вне зависимости от «усилий» чиновников, обязаны выплачивать в областную казну. В 2016 году поступления по налогу на прибыль увеличились на 13,9 млрд рублей (почти 50% прироста, поделилась Марина Петрова). Любопытно, что в лидерах среди тех, кто пополнял в 2016 году казну по этому виду налога, оказался Сбербанк – предприятие, весьма далёкое от реального сектора экономики. Естественно, отметилась по этому показателю и «нефтянка» – предприятия, по сути, также не производящие продукцию, а лишь добывающие «чёрное золото» и затем отправляющие его на экспорт.

Обратили внимание на этот нюанс и депутаты, собравшиеся выслушать областных экономистов.

– Наверное, всё же большой заслуги правительства Иркутской области в этих 13 миллиардах рублей нет, – предположила вслух председатель парламентского комитета по бюджету

Наталья Дикусарова. – Крупные компании и без участия региона реализуют свои проекты. У Сбербанка свой путь развития. А для нефтяных компаний в прошлые годы действовали налоговые послабления, и мы сейчас вышли на тот год, когда появился эффект от данных льгот.

Между тем иркутский минэконом продолжал рассказ о стабильном развитии региона в 2016 году. По НДФЛ в консолидированный бюджет Иркутской области поступило дополнительно 4 млрд, рост – 10%. Иркутская область по этому показателю среди регионов России на 11 месте. Причём подросли суммы НДФЛ в первую очередь от иностранных предпринимателей, работающих в регионе. Увеличение произошло почти в два раза – до 712 млн рублей.

Налог на имущество организаций по итогам 2016 года подрос на 1,2 млрд. Но в этом случае, как оказалось, тоже без особых на то «усилий» иркутского минэконома. Тренд задали транспортные компании – ВСЖД, которая модернизирует железнодорожные сети Транссиба и БАМа, «Транснефть», вводящая в эксплуатацию трубопроводную систему, «Иркутскэнерго» и ИЭСК, ре­ализующие свои программы по строительству новых мощностей.

Кроме собственных доходов получил регион в 2016 году и помощь из федерального бюджета – 10,2 млрд рублей по госпрограммам, средства пошли на социальную инфраструктуру.

Но председатель природоохранного комитета ЗС Кузьма Алдаров федеральных средств не досчитался. Он напомнил, что ранее региональные финансисты заявляли о планах получить от федерации сумму в пределах 15 млрд рублей. «Где не доработали?» – поинтересовался Кузьма Алдаров у чиновников минэконома. Марина Петрова уточнить не смогла, сославшись на то, что пока ещё лишь готовится анализ выполнения госпрограмм в Иркутской области. Однако она предположила, что «потеря» произошла по объектам здравоохранения. Глава бюджетного комитета ЗС Наталья Дикусарова по­обещала экономистам из облправительства, что к вопросу о федеральных инвестициях парламент ещё вернётся в ближайшее время.

Тем временем иркутские экономисты решили продемонстрировать результаты своих лоббистских возможностей в предпринимательской среде. В 2016 году Иркутская область подписала 37 соглашений о соцэкономсотрудничестве с крупными компаниями, работающими в регионе. Новичков в этом списке оказалось немного – «Группа «Илим», «Хайникен», остальные компании традиционно заключают подобные соглашения с регионом. Какие конкретные суммы поступили от этих предприятий в регион (такие отчисления относятся к неналоговым. – Авт.), мин­эконом сообщать не стал. Но подвёл общие выводы о проделанной работе.

– Наша работа эффективно повли­яла на социально-экномическую ситуацию. Поэтому решено аналогичный план антикризисных мероприятий принять и на 2017 год. Документ уже подготовлен, проходит согласование, – сообщила Марина Петрова.

Федерация пересчитала доход не в пользу региона

Между тем уже известно, что Приангарье в 2017 году ждёт малоприятное явление – выпадение доходов из-за ряда изменений федерального законодательства. Неприятные «сюрпризы» связаны, во-первых, с налогом на прибыль. С начала 2017 года федерация забирает в свою пользу у регионов 1% от этого вида отчислений. Для Иркутской области цена вопроса составит 2,1 млрд рублей. Кроме того, федералы планируют пересмотреть систему налогообложения по нефтедобывающей отрасли (увеличивается НДПИ и меняется методика его расчёта).

В результате Иркутская область лишится суммы, колеблющейся в диапазоне от 800 млн до миллиарда с небольшим рублей от нефтедобывающих компаний. На этом фоне выпадение из облбюджета ещё 300 млн рублей, которое произойдёт из-за того, что в конце 2016 года снизилась ставка налога на имущество для железнодорожных путей (федеральные изменения. – Авт.), кажется мелочью. Однако данное изменение несёт «накопительный» эффект – ставка будет понижаться поэтапно вплоть до 2019 года. Так что реальные потери ещё предстоит посчитать.

Труднее будет, очевидно, «зарабатывать» Иркутской области и деньги из федерального бюджета.

– Правительство региона и Минфин РФ подписали соглашение о предоставлении межбюджетных трансфертов. Теперь для их получения мы должны выполнить некоторые условия. Так, требуется оценить эффективность налоговых льгот, неэффективные отменить с 1 января 2018 года. У нас должен наблюдаться рост объёма частных инвестиций, рост численности занятых в малом бизнесе. А также мы должны снизить численность безработных, – сообщила замминистра.

В преддверии грядущих финансовых потерь иркутский минэконом пообещал стать ещё более активным, чем в 2016 году. К примеру, проявить настойчивость чиновники обещают при заключении с предприятиями новых соглашений о соцэкономпартнёрстве. Особо взяться они обещают в этом плане за строительные и дорожные компании, – сообщила Петрова. Общее количество соглашений в итоге должно увеличиться с 37 до 60. Сколько средств удастся выручить по результатам таких усилий, экономист опять не уточнила. Стоит заметить, что финансирование в рамках договоров в большинстве случаев имеет точечный характер – направляется на ремонт определённых объектов социальной инфраструктуры в территориях, где присутствуют сами хозяйствующие субъекты.

В очередной раз хотят областные чиновники попытать удачу и с транспортным налогом – увеличить отчисления в казну за счёт бюджета владельцев автотранспортных средств. Идеями, как это можно сделать, поделилась замминистра:

– Мы уже работали над повышением собираемости транспортного налога. Но, к сожалению, сохраняется высокая недоимка – 2,5 миллиарда рублей. При этом она только за прошедший год возросла на 600 миллионов! В основном транспортный налог платится физлицами. Мы изучаем возможность обязать их при страховании автомобилей предоставлять справки из налоговой об отсутствии задолженности.

Ещё возможные источники повышения доходов облбюджета – за счёт роста с 2017 года акциза от продажи крепкой алкогольной продукции. Таким образом, алкоголь, который будут покупать жители Приангарья, дополнительно принесёт 200–300 млн руб­лей.

В ТОР пришли «кризисные старички»

Надеются также чиновники, что скоро принесёт свои плоды их работа в 2016-м. Ведь, как напомнили экономисты, за прошлый год они приняли меры для «создания благоприятного инвестклимата» – открыт Фонд поддержки промышленности, подготовлена аналогичная программа развития про­-

мышленности, создана при поддержке федерального центра ТОР (территория опережающего развития) в Усолье-Сибирском.

– В Усолье уже зарегистрировано три резидента (последний включён в список в начале года), это небольшие предприятия. Они работают теперь на территории моногорода на льготных условиях (по налогам. – Авт.). Там создано порядка 10 новых рабочих мест. Сейчас готовим ещё семь предприятий к включению в ТОР, но пока о налоговой отдаче от них говорить рано, – поделилась информацией Петрова.

Но у слушающей публики появились сомнения.

– Мы предоставили очень мягкие условия предпринимателям, заходящим в ТОР. За Усольем на очереди второй город – Саянск. И, если честно, мы ожидали бума. Почему же так? – задала вопрос Дикусарова.

Ответить ей поспешил коллега Эдуард Дикунов:

– Надо быть откровенными. Резиденты в Усолье – это не новые инвесторы, а те предприятия, которые там уже работали до создания ТОР. Это – «Усольмаш», «Усольский химико-фармацевтический завод».

После этого стало понятно, что пока, действительно, о новых потенциальных налогоплательщиках в ТОР говорить преждевременно. Напомним, эти резиденты переживали не лучшие времена. Так, первый прошёл уже процедуру банкротства и поменял форму собственности. А вот об очередном витке кризиса на «Усольехимфарме» стало известно буквально месяц назад. На официальном сайте областной Службы судебных приставов появилась информация о том, что на здания «Усолье-­Сибирского химико-фармацевтического завода» наложен арест за долг по налогам на 29 млн рублей за 2016 год. Сообщалось, что арестованы административное здание и производственные помещения завода.

Невнятное отношение «к народной собственности»

Председатель комиссии по собственности ЗС Ольга Носенко напомнила, что, когда принимался бюджет на 2017 год, парламент рекомендовал правительству более эффективно использовать госсобственность и акции тех предприятий, которые принадлежат региону. К тому же Контрольно-счётная палата неоднократно по итогам проверок указывала, что используется собственность неэффективно.

– Интересно, как сегодня наши чиновники относятся к этой государственной и, можно так сказать, народной собственности? Естественно, в этой связи у меня есть вопросы по другой собственности региона – «Корпорации развития Иркутской области» (КРИО). В ней 2 миллиарда, выделенные из обл­бюджета, как лежали, так и лежат, неэффективно используются, – поинтересовалась Носенко.

Марина Петрова заверила, что неэффективное имущество в 2017 году будет продано, от этого – опять-таки дополнительная прибыль в бюджет. Сумму прибавки чиновники на всякий случай держат в тайне. Так, в минимуществе Иркутской области отказались отвечать на вопрос «ВСП» о том, сколько планируется выручить в 2017 году от продажи крупных объектов областной собственности.

– Оценка объектов, которые мы хотим приватизировать (как ранее писала «ВСП», среди них старинные каменные здания Иркутска – Дом Кузнеца, Дворец труда), приблизительная. Она будет уточняться ближе к дате аукционов. Назвать сумму пока не могу. Следите за официальной информацией на сайте правительства, – сообщил нашему изданию замминистра Александр Курбатов.

Ситуация с КРИО и 2 млрд рублей вовсе осталась без внятных пояснений. Но Ольга Носенко решила продолжить эксперимент и задала чиновникам мин­эконома другой вопрос, ответ на который тоже обычно не был удовлетворительным. Речь зашла о многочисленных поездках делегации правительства Иркутской области по России и за рубеж – в Сочи, Беларусь, Китай, Корею и Монголию.

– Какие новые направления для экономики Иркутской области «вырисовываются» по итогам этих поездок? – полюбопытствовала Носенко.

– Может, появились новые зарубежные инвесторы? С кем вы провели переговоры? – помог интервьюеру депутат Сергей Бабкин.

Но поездки, как выяснилось, реальных договорённостей с инвесторами не принесли. Марина Петрова призналась, до логического конца переговоры не доведены:

– Поэтому не знаю, целесообразно ли вам давать эту информацию…

Но всё же под натиском слушателей замминистра решила кое-какими данными поделиться. Оказалось, что особый интерес к иркутскому лесу проявляют монголы. Инвесторов, в частности, привлекают производство топливных пилет и поставка их в Монголию.

– Я уже второй созыв работаю и всё время слышу про топливные пилеты… А их всё нет, – не сдержала эмоций Наталья Дикусарова.

В итоге парламент сдался и предложил минэконому представить перечень новых инвесторов, с которыми правительство готовится подписывать соглашения, в письменном виде. Но и без письма определённые выводы о бюджетных перспективах региона на 2017 год уже напрашивались. Ими тут же охотно поделились депутаты: «Активных шагов по наполнению бюджета не предпринято. Регион финансово зависим от нескольких предприятий. А ему надо искать свой путь для повышения доходов».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер