издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За день до катастрофы

За день
до катастрофы

Мы с удовольствием празднуем
юбилеи и годовщины, поминаем черные
дни — трагедии и катастрофы. Про
катастрофу, которая могла
случиться, но по каким то причинам
не произошла, люди стараются забыть
поскорее — пронесло и: слава богу.
Ровно год назад Ангарск оказался на
краю беды. Руководству АНХК,
администрации города и области
удалось ее не допустить. Для того,
чтобы отметить эту дату,
"черным" или "красным",
оснований нет. Но вспомнить надо.
Потому что гарантий, что такое не
повторится, не даст никто.

О том, как
развивались события, рассказали
спецкору "Восточки" Владимиру
КИНЩАКУ непосредственные
участники драмы — Константин ЗАЙЦЕВ
и Владимир НЕПОМНЯЩИЙ.

Осенью
прошлого года конфликт между АНХК и
СИДАНКО достиг апогея. Оказавшиеся
в "долговой яме" собственники
нефтяной компании стали
освобождаться от "балласта".
СИДАНКО отказалась от
управленческих функций по
отношению к АНХК и сообщила
руководству ТРАНСНЕФТИ о том, что
прекращает поставку нефти в
Ангарск.

Заместитель
генерального директора АНХК по
экономике Константин ЗАЙЦЕВ
вспоминает, как на комбинат пришла
телеграмма из ТРАНСНЕФТИ — "
перекрываем трубу".

Это было в
четверг, в ноябре 1998 года. В этом
месяце объемы нефти, поступившей на
нефтехимическую компанию, и без
того достигли уровня, до которого
они не опускались ни разу за всю
историю комбината. Полная
остановка производства влекла за
собой необратимые последствия для
АНХК и города.

Используемая
на нефтехимической компании
технология переработки нефти
такова, что прекратить процесс
нельзя. Это все равно, что перекрыть
артерии, по которым в сердце
поступает кровь. Сердце
остановится навсегда:

С комбинатом
произойдет то же самое, что и с
человеческим сердцем, так как
"размороженные" установки к
дальнейшему использованию
непригодны.

А город
Ангарск оказывается в положении
человека, у которого остановилось
сердце:

Владимир
НЕПОМНЯЩИЙ, в недавнем прошлом мэр
Ангарска, объяснил ситуацию
простыми словами и очень лаконично.

Город
полностью газифицирован. Газ
производится на комбинате. Если
останавливается непрерывный
процесс переработки нефти, Ангарск
остается без газа. Жители города,
все одновременно, включают
электрические плитки. Электросети,
на это не рассчитанные, немедленно
выходят из строя.

Мало того,
что город останется без тепла и
света. Остановятся очистные
сооружения. А это означает, что
будут заблокированы канализация и
водопровод: В критическом
положении оказываются
расположенные ниже по течению
Усолье и Саянск.

В случае
прекращения поставки нефти на
комбинат должен был сработать
классический механизм, хорошо
известный в теории катастроф как
"принцип домино" — упавшая
костяшка заваливает все остальные,
стоящие за ней в ряд.

Константин
ЗАЙЦЕВ стал немедленно обзванивать
членов городской думы. На
экстренное заседание думцы
собралась в выходной день. Депутаты
выслушали Константина Борисовича и
приняли решение: В Ангарске было
введено чрезвычайное положение.
Как и положено в таких случаях,
оповещены МЧС и все
правительственные учреждения.
Ангарская мэрия, мэр города,
администрация области объединили
усилия. Вмешался Борис ГОВОРИН.В
Москву пошли телеграммы, в
известность был поставлен
премьер-министр России, состоялись
встречи на правительственном
уровне. Катастрофа не состоялась.

Существуют
ли гарантии, что подобная
экстремальная ситуация не
повторится?

— Знаете, —
ответил Константин Борисович, — мы
живем в стране, в которой может
произойти абсолютно все. Но сейчас
мы, по крайней мере, уверены в том, в
соответствии с графиком,
подписанным в Минтопэнерго, в
четвертом квартале 99-го года на
АНХК поступит 2млн. 300 тысяч тонн
нефти. Этого достаточно, чтобы не
разморозить комбинат. Можно будет
даже получить прибыль.

Есть и другие
гарантии, о которых стоит сказать.
Несколько дней назад заместитель
генерального директора АНХК
приехал из Москвы. Из столицы
Константин Борисович привез
согласие кредиторов
нефтехимической компании на
мировое соглашение. Если такой
документ будет подписан, комбинат
получит возможность гасить
задолженности в течение семи лет.

По
человечески кредиторов можно
понять. Когда комбинату было очень
плохо, они были жестки в своих
требованиях. Сегодня, когда АНХК
стала давать чистую прибыль, можно
рассчитывать на возвращение денег,
пусть даже в течении семи лет.

Здесь
работает уже другой закон природы и
общества — закон положительной
обратной связи. В соответствии с
ним даже малые изменения к лучшему
включают более мощные механизмы,
стабилизирующие ситуацию. Но так
же, как и в "принципе домино",
все зависит от человека и тех, кто с
ним рядом. От них зависит, какой
механизм запустить.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер