издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Черная сила

Черная
сила

Леонид
ВОЙЛОШНИКОВ,
корреспондент газеты "Знамя";

Владимир
МОНАХОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

В
обихоженный двор семьи Процевич с
двустволкой наперевес ввалился
Виктор Аверкин:

— Хозяина! —
злобно потребовал непрошеный
гость, водя залитыми водкой глазами
вокруг.

— Я здесь! —
шагнул навстречу опасности Юрий,
защищая семью от вооруженного
бандита. А тот вскинул ружье, и один
за другим пронзили деревенскую
тишину выстрелы, сразив 26-летнего
отца семейства наповал.

А все
началось в баре деревни
Ключи-Булак, куда на минутку
заскочил Юрий Процевич, чтобы
купить сыну Вадимке лимонад. На
выходе он столкнулся в пьянущим
Виктором Аверкиным.

— Дорогу мне!
— скомандовал Аверкин.

— Да
пожалуйства! — посторонился Юрий,
пропуская в помещение Аверкина.

— Э, погоди! —
Аверкин схватил Юрия за рукав
куртки и выволок на улицу.
Подлетевший к бару на мотоцикле
Александр Моисеев не бросился
разнимать, а лишь подлил масла в
огонь криком:

— Бей его! — и
подскочил на помощь Аверкину. Но
Юрий сумел выскользнуть из рук
головорезов и побежал. Но те на
мотоцикле быстро нагнали его и
сбили с ног. Молотили так, что вряд
ли Юрию уйти бы живым, если бы не
крик женщины: "Что вы делаете,
паразиты!" Отвлекшись на
неожиданную защитницу, драчуны
забыли про Процевича, и тому
удалось убежать. Но разгоряченный
водкой и кровью, Аверкин прихватил
ружье и шел к дому Юрия Процевича
ставить точку в бессмысленной
ссоре. "Зачем?" — спрашивали
его на суде. "Не помню! " —
упорно твердил он перед людьми. Но
деревенские знали, что в этом диком,
бессмысленном трагическом случае
сошлась белая и черная сила нашего
времени…

Юрий
Процевич из Чуны. По всем
параметрам, парень городской. Да и
специальность выбрал городскую,
закончив Братский индустриальный
институт. А женился на сельской
девушке Алене Турновой, с которой
учился в институте. И когда ее отец,
известный в Братском районе фермер
Анатолий Федорович Турнов,
предложил не испытывать себя
городской жизнью, а перебираться в
Ключи-Булак, они согласились. Юрий с
детства мечтал жить в селе,
обеспечивать свою жизнь трудом на
земле. Потому и дом при помощи новой
родни отстроил быстро, хозяйством
обзавелся, все профессии, которые
нужны фермеру, освоил — научился
пахать, сеять и даже хлеб на
комбайне убирать. Да и с людьми
ладил. Хоть и пришлый в Ключи-Булаке
человек, а к каждому нашел подход.
Вот только единственная встреча с
Виктором Аверкиным оказалась
роковой.

Аверкины —
коренные. 38 лет назад Виктор здесь
родился. Тоже есть жена, сын. А вот
хозяйства нет, потому что 14 лет
отсидел в тюрьме. Вот и накануне
"мотал срок", даже чуб не успел
отрасти. Хулиганство, драки,
воровство — вот стихия Виктора
Аверкина, которого в деревне
называли Шорник. Но не от того, что
чинил конскую сбрую, а потому что
жил с шорами на глазах, которые
мешали ему видеть жизнь. Он считал
себя вправе ударить ножом парня,
который отказал ему поездить на
мотоцикле. Или заехать в клуб во
время концерта на лошади, прямо на
сцену, разгоняя артистов. Пьянство,
драки, воровство были ему привычны.
Аверкины в деревне Паберега,
которая после затопления Братского
водохранилища влилась в
Ключи-Булак, числились людьми
непутевыми — хозяйство свое
наладить не могли и потому
злобствовали. Об этом можно даже
прочесть в повести-были писателя
Иннокентия Черемных "Моя
деревня, Паберега". Из этого рода
и вышел Виктор Аверкин, вобрав в
себе все худшие черты своего рода,
хотя были в нем и добрые люди. И
когда Виктор Аверкин напивался, то
проходу людям не давал. Такая
роковая встреча и состоялась у него
с Юрием Процевичем.

Случайность?
Для тех, кто хочет быстро все это
забыть, и такая версия сгодится.
Дескать, на месте Юрия мог
оказаться любой человек. И все-таки
не случайно, что именно молодой,
талантливый фермер оказался на
пути Аверкина. А в помощниках у него
такая же дрянь — уже сидевший в
тюрьме Александр Моисеев, для
которого участие в драке лишь
забава. И то, что погиб человек, а
суд дал Моисееву три с половиной
года, мало его заботило. Он шел в
тюрьму, как в дом родной. Двадцать
лет будет "мотать срок" Виктор
Аверкин и выйдет на свободу
стариком, за плечами которого не
останется ничего светлого, потому
что за ним стоят черные силы, от
которых никак не может избавиться
наша страна, потому что на одного
Юрия Процевича стало меньше.
Уголовщина всюду стремится взять
верх — и в городе, и в деревне, и во
власти, и в быту. И она действует
нагло, цинично, потому что мы
все-таки ее боимся, стараемся
держаться в стороне, надеемся, что
нас не тронут. Ан нет, она нападает
на всякого, кто уступает ей дорогу,
кто пытается жить с ней по закону
гражданского общества в то время,
когда надо встречать ее кулаками.
Другой науки она не признает.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер