издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Фидель охотится за сокровищами

Фидель
охотится за сокровищами

Фидель Кастро начал охоту за
сокровищами испанских галеонов с
помощью итальянских капиталов и
технологий, неаполитанского гения
и ватиканского архивариуса. Через
сорок лет после революции, которая
привела его к власти, и через десять
лет после падения советского
коммунизма, который дал ему
возможность сохранить эту власть,
команданте ринулся на дно морское в
поисках выхода из экономического
коллапса.

В
завершающую стадию вступил
"Проект Куба". Его суть состоит
в том, что в течение ближайших пяти
лет в опустевшую государственную
кассу страны должны поступить
сотни миллионов долларов, поднятых
со дна моря. Речь идет о соглашении,
подписанном 2 октября 1998 года в
Гаване между европейской компанией
"Рамал" (почти полностью
принадлежащей итальянцам) и
кубинской государственной
компанией "Сермар",
принадлежащей кубинской армии. Они
займутся поисками и поднятием со
дна моря археологических сокровищ:
около 300 галеонов, затонувших во
время штормов или потопленных
корсарами, когда они перевозили из
Америки в спесивую Испанию золото,
серебро, монеты, жемчуг, изумруды,
украденные у инков, майя и ацтеков.
Со дна моря будет поднято около 20
кораблей, стоимость содержимого
которых оценивается финансовой
компанией "Купер и Лайбранд"
приблизительно в 200 миллионов
долларов.

Это уже
третье соглашение, подписанное за
короткое время Кубой, о поднятии
затонувших древних сокровищ. Два
других были ранее заключены с
канадской и южноафриканской
фирмами. "Однако нынешний проект,
— подчеркивает глава проекта
Аттилио Тромбетта, 64-летний
инженер-океанограф из Турина, в
течение 15 лет бывший правой рукой
Жака Кусто, — не имеет прецедентов
по размаху и времени исследований.
Предстоит обследовать пять
участков моря по четыре тысячи
квадратных километров каждый. Мы
уже потратили полтора миллиона
долларов и полагаем инвестировать
еще около двух миллионов долларов,
поступающих от тех, кто
симпатизирует нашему проекту".

Это
приключение началось около трех
лет назад. "Тогда правительство
Гаваны, решившее использовать
затонувшие сокровища, —
рассказывает Аттилио Тромбетта, —
обратилось за помощью через свои
контакты с компартией Франции.
Тогда Рамон Бель-Лош, один из
помощников Жоржа Марше, обратился
ко мне. Он знал, что я уже несколько
десятков лет занимаюсь
исследованием морского дна: с 1961
года я только и делал, что искал в
морском дне полезные ископаемые и
нефть. Вместе с другим французом —
Жан-Пьером Деверпом — мы
разработали проект и затем при
помощи кубинского представителя
при ЮНЕСКО Соледада Рус Гуэрра
подписали с кубинцами соглашения,
согласно которым 75 процентов всех
поднятых сокровищ будут
принадлежать фактически
итальянцам, то есть
неаполитанцам".

Окончательную
точку в реализации "Проекта
Куба" поставил Паоло Де Роза —
48-летний "человек моря, способный
понять кубинский характер".
Именно он нашел и купил на Мальте
40-метровый списанный шведский
минный тральщик "Гаравента",
который принадлежал Мауро
Ростаньо. Тот использовал его как
"морскую школу по борьбе с
наркоманией". Сейчас этот
корабль находится на судоверфи в
Неаполе, где его оснащают
необходимым оборудованием для
поисков и поднятия сокровищ.

Благодаря
исследованиям, проведенным
знаменитыми учеными и архивистами
(бельгиец Робер Стенуи, испанец
Клаудио Бонифасио и в особенности
итальянская "ватиканистка"
Бенедетта Тозо), стало возможным
определить места затопления первых
кораблей, которые предстоит
поднять будущей весной. Один из них
— флагман знаменитого адмирала
Кортеса — предмет вожделения всех
"охотников за сокровищами". Да,
важно лишь… золото.

Конечно,
можно легко иронизировать над
парадоксами истории: одна из
последних социалистических
республик хочет разбогатеть за
счет первой колониальной империи;
остров, являющийся символом борьбы
Латинской Америки за свободу и
независимость, "завоевывает
завоевателей" при помощи
итальянских капиталов, которые в XVI
веке финансировали (вместе с
фламандцами и немцами) кровавые
завоевания, принесшие на
европейский рынок неисчислимые
богатства, расшатавшие феодальный
мир и способствовавшие появлению
буржуазии… "Кроме того, —
добавляет инженер Тромбетта, — во
всем этом есть и большой
исторический символизм: в эпоху
евро мы собираемся поднять большое
количество реалов — валюты, которая
осуществила первое объединение
финансового рынка в XVI-XVII веках,
эстафету которой потом подхватил
доллар". И последней шуткой
истории является то, что это
происходит на острове, которому
объявила войну именно империя
доллара.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер