издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Интеллект побеждает материю?

Интеллект
побеждает материю?
Исследователи
моделируют будущее человечества

Геронтология — наука о
старении, этом тягостном отрезке
жизни, когда организм постепенно
теряет свои физические и духовные
ресурсы, приближаясь к неминуемому
исходу. Сколько помнит себя
человечество, оно пытается решить
эту проблему — пройти последние
годы жизни с минимальными потерями.
Но ведь такая судьба подстерегает
не только каждого индивида, но и
весь вид, обозначивший себя гордым
термином "гомо сапиенс".
Удастся ли человечеству уйти из-под
этого дамоклова меча судьбы? И если
да — то как? Это пытаются выяснить в
НИИ геронтологии.

Угроза
жизни — по наследству

Примечательно,
что смерть никто не отвергает. В
легендах и мифах бессмертны только
боги. Все остальные должны рано или
поздно покинуть сию юдоль. Так
распорядилась природа.

Впрочем, есть
и другая точка зрения. Еще в прошлом
веке ее высказал немецкий ученый
Вейсман. Он считал, что природа
отнюдь не запрограммировала
смерть. Наоборот, создавая первые
живые существа — микроорганизмы,
она обрекла их на бессмертие.
Действительно, простейшие
размножаются делением, из одного
организма получаются два, каждый из
которых тоже делится, и так до
бесконечности.

Смерть, по
мнению Вейсмана, появилась позднее,
в процессе дальнейшей эволюции,
чтобы в постоянной череде
поколений освобождать потомкам
жизненную нишу. Тогда же появилась
и старость как подготовка к роковой
неизбежности. Таким образом, смерть
вовсе не обязательна, поскольку
изначальна не запрограммирована. А
значит, не обязательна и старость.
При всей фантастичности такой
гипотезы, у нее есть приверженцы,
причем и в наше время.

— Я не
отношусь к сторонникам этой
экзотической гипотезы, — улыбнулся
директор НИИ геронтологии
Минздрава РФ, академик РАМН
Владимир Шабалин. — Природа
запрограммировала и старость, и
смерть. Без них эволюция живых
существ была бы невозможна. А она
уже пережила на нашей планете два
эпохальных этапа — сначала
химическая эволюция, вершиной
которой явилось появление больших
белковых молекул, затем
биологическая, закончившаяся
созданием животных видов и в конце
концов человека. Сейчас, по моим
представлениям, на очереди третий
этап — живая материя входит в сферу
интеллектуальной эволюции. Это
когда интеллект уже активно
вмешивается в глубинные природные
процессы, лежащие в основе развития
всего живого.

Невольно
возникает вопрос: а разве
биологическое развитие
человечества не проходило под
руководством его интеллекта? Ведь
речь в первую очередь идет о
медицине, которая столько сделала
для человека. Но в нашей беседе
Владимир Николаевич особо
подчеркнул, что до сих пор наш
интеллект был направлен на то,
чтобы сохранять отдельный индивид,
совершенно не заботясь о
сохранении всего вида. Особенно
наглядно это видно на примере
антибиотиков, которые спасли
миллионы больных, а приговорили к
смерти миллиарды здоровых людей,
сделав вид гомо сапиенс
беспомощным перед невидимыми
убийцами.

— Смотрите,
что получилось, — говорит Шабалин. —
Антибиотики помогли нашей иммунной
системе бороться против
болезнетворных микрооргнизмов. Но
они же сделали ее зависимой от себя,
неспособной самостоятельно
противостоять инфекциям. Недаром
сегодня так распространены
различные аллергии — неспособность
иммунной системы противостоять
внешним раздражителям. Но пока наша
иммунная система отдыхала на
подушке антибиотиков, микробы,
бактерии, вирусы бешено
совершенствовались, образуя новые
штаммы, которым антибиотики
нипочем. И сейчас на нашу
расслабленную, изнеженную иммунную
систему, которую мы передаем по
наследству нашим детям, а те — своим
в еще более ослабленном состоянии,
обрушиваются новые недуги — тот же
СПИД, хламидии, половые инфекции и
самые страшные — грибковые
образования, поражающие прежде
всего новорожденных. Если иммунная
система ослаблена, а сегодня это
рядовое явление, гриб прорастает и
в кожу, и в слизистую, и в кости, и в
мозг, обрекая несчастного
человечка на вечные страдания,
уродство или раннюю смерть. Вот
почему такие надежды возлагаются
на принципиально новое направление
медицины — генную инженерию,
избавляющую человека не только от
реальных, но и от возможных
заболеваний, не ослабляя при этом
иммунную систему.

Пойдешь
налево — биоробот

Сейчас, по
мнению моего собеседника, мы
находимся на начальной стадии
третьего этапа эволюции — когда
интеллект вмешивается в
генетическую программу развития
живого существа. И вмешивается
активно. Мы можем вырезать
патологический ген, мы можем
вставить здоровый, нужный ген,
иными словами, начинаем
осуществлять какие-то подходы к
изменению генома, к управлению им.
Это первый компонент
интеллектуальной эволюции. Второй
компонент — поиск подходов к
формированию человека будущего,
целенаправленно наделенного
новыми качествами. Ему уже и
название придумали: человек
могущественный. Но что он будет из
себя представлять? Некоторые
ученые видят его неким биороботом,
в котором природные биологические
структуры сращены с микросхемами и
другими искусственно созданными
структурными образованиями.

Это уже
делается. Приезжавший недавно в
Россию английский ученый Кевин
Уорвик вживил себе в предплечье
микрочип. Всего лишь в предплечье. И
это дало ему возможность
поддерживать мысленный контакт с
институтским компьютером, а через
него отдавать команды компьютеру в
собственном доме — открыть окно или
дверь, включить плиту на кухне и т.д.
Можно представить, какие
возможности откроются перед
Уорвиком, когда он вживит микрочип
в мозг, а именно это он собирается
вскоре осуществить.

Еще дальше
пошел российский профессор,
живущий в США, Александр Болонкин.
Правда, пока теоретически. Мы уже
знакомили читателей с его
пророчеством: придет время, когда
человечество будет вынуждено
заменить все нейроны головного
мозга микрочипами, обретя таким
образом реальное бессмертие, а
туловище изготовлять из стали,
заменяя отдельные его части по мере
износа. Так что идея о совмещении
биологических структур с
искусственными вовсе не
представляется беспочвенной
фантастикой. Но вынужденный ли это
путь эволюции?

— Такую
ситуацию нельзя исключить, —
говорит Владимир Шабалин. —
Известно, что всем живым видам
определен природой срок
существования. По истечении его они
уходят со сцены, освобождая место
другим. Так же и человечество — оно
уйдет. Но, надо надеяться, не
исчезнет бесследно, с помощью
своего интеллекта уйдет через
образование какой-то новой ветви,
более высокоорганизованной. Так
что создание биороботов — одно их
принципиальных направлений. Но
ведь и природные возможности, те же
генетические и биологические
компоненты эволюции, далеко не
исчерпали свой потенциал. И если мы
их скорректируем интелектуальным
вмешательством в биогенные
процессы, то можем получить более
высокие преимущества, нежели
вживлением микросхем. Так что это
направление тоже остается, и, думаю,
оно будет предпочтительным.

Пойдешь
направо — океан

— Мы
утверждаем, что человек — это
наиболее совершенное создание
природы, — продолжает Владимир
Николаевич. — Но, думается, это
несколько самонадеянное мнение.
Действительно, на что нацелена
эволюция — на развитие
интеллектуальной материи. А между
тем человек — это, грубо говоря,
такой механизм, который 98-99
процентов своих возможностей
тратит на чисто биологическое
развитие. И только один-два
процента возможностей тратит на
развитие интеллектуальное. Нужен
эволюции такой механизм? Наверняка
нет. Она уйдет от него. И уйдет
прежде всего через вмешательство
интеллектуальной материи в свое
собственное развитие, потому что
другого пути у нее просто нет.
Сначала это вмешательство на
генном уровне, что мы уже
фактически начали, затем переход в
более глубинные структуры. Иными
словами, интеллект уже управляет
самим собой.

Возникает
естественный вопрос: какой же
конечный результат этого процесса?
То, что гомо сапиенс через тысячи, а
возможно, миллионы лет должен либо
сойти со сцены, либо превратиться в
другой вид, у ученый сомнений не
вызывает. Дискутировать можно лишь
о том, какой отрезок времени ему
отвела природа. И не нужно
удивляться большим цифрам: на
самом-то деле мы только в начале
жизненного пути. Существует старая,
известная еще со школы, аналогия:
если принять время существования
Вселенной (а это 18 миллиардов лет)
за земной календарный год, то где-то
в мае на Земле появились
микроорганизмы, в июне — черви, а
начале декабря — динозавры. Приматы
закачались на деревьях в последние
минуты 31 декабря, а человек еще и
пару секунд не прожил. Не успел даже
как следует сформироваться. Скажем,
аппендикс ему уже не нужен, но все
еще из организма не исчез,
доставляя порой неприятности. Так
что эволюция идет стремительно
нарастающими темпами, но у нас все
впереди, времени для
интеллектуального вмешательства в
собственное развитие достаточно. И
то, что это вмешательство будет все
более объемным, — несомненно.
Вопрос лишь, по какому пути оно
пойдет — по пути ли Уорвика и
Болонкина, предрекающих слияние
естественных и искусственных
структур, или интеллектуальная
эволюция будет опираться на
природу, выбрав биологический
способ развития. Мой собеседник
придерживается второго варианта.

— На первых
этапах это будет все более
совершенная корректировка генома,
— говорит академик Шабалин. — Затем,
когда все возможности ее будут
исчерпаны, когда человечество
избавится от генетических и многих
других болезней и патологических
искажений, начнут вступать в
действие другие программы.
Биологическое в человеке будет все
более переходить в
интеллектуальное. Наверное, этот
переход можно сравнить со
старением, с той лишь разницей, что
здесь потеря одних функций будет
возмещена другими. И смерть
перестанет висеть над видом, потому
что в конце концов человечество
превратится в Солярис — единую
интеллектуальную субстанцию, не
нуждающуюся в биологических телах.
Эта субстанция, разумеется, должна
иметь какие-то исполнительные
органы для обеспечения себя всем
необходимым, но в каком виде — пока
представить трудно.

Из воды
вышли, в нее и вернемся

Мог ли
предположить Станислав Лем,
создавая свой замечательный роман,
что идея его Соляриса — мыслящего
океана, существующего на
совершенно иных принципах, будет
воспринята ученым как будущее
человечества? Но вспомним, нечто
подобное высказывал и Вернадский,
создавая теорию ноосферы — области,
где сливается воедино весь
интеллект ушедших поколений. Так
что эта идея ничуть не более
фантастична, чем превращение
человечества в биороботов, где
первые эксперименты, кстати, уже
проводятся.

— Не нужно
забывать и о том, — говорит Владимир
Шабалин, — что первичный бульон,
первичный океан, давший начало
всему живому на нашей планете тоже
был Солярис, хотя еще не мыслящий.
Потом он начал делиться на
индивидуальности, на отдельные
физические тела, через которые
эволюция пришла к современному
совершенству. Но жизнь развивается
по спирали, так что слиться опять в
Солярис на новом качественном
уровне вполне логично.

Возможно,
академик прав. Но ведь не менее
логично, что человечество
останется отдельными физическими
телами, конечно, на новом
качественном уровне. И это будут
отнюдь не биороботы, а чисто
биологические существа.

— Видите ли, —
возражает Владимир Николаевич, —
население Земли непрерывно растет,
и этот процесс постоянен. А
создание наших физических тел
ограничено чисто материальными
возможностями. Не так много на
планете материи, из которой
создается и биологический мир, и
прежде всего интеллектуальный. И
поскольку создание
интеллектуального мира будет все
больше превалировать, то на него
будет уходить все больше материи.
Так что наши тела постепенно будут
переходить из чисто биологических
форм в некие волновые субстанции.
Во всяком случае так мне
представляется.

Все эти
высказывания моего собеседника
можно было бы отнести к разряду
беспочвенного фантазирования,
изощренной игры ума, если бы не один
нюанс. А дело в том, что мы и так
представляем собой волновые
субстанции. Физика утверждает, что
все сущее состоит из атомов, а атомы
из элементарных частиц —
электронов, протонов, нейтронов и
так далее, которые в свою очередь
состоят из еще более элементарных
кварков. Ну а элементарные частицы
упрощенно говоря, — суть сгустки
электромагнитных полей. Так что
скомпоновать эти поля в новые формы
существования человечества,
адаптированные к новым задачам,
которые постоянно ставит перед
собой цивилизация, — наверное,
физика с этим справится. Тем более
что процесс этот будет происходить
— если будет, конечно, — в течение
тысяч, а то и миллионов лет, которые
у нас впереди.

Альберт
ВАЛЕНТИНОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector