издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Взгляд из-за океана

Взгляд
из-за океана

Юрий СОЛОДУН,
профессор кафедры
Восточно-Сибирского института МВД

Двухнедельное
пребывание в США в составе
делегации иркутских милиционеров
дало мне возможность по-новому,
исходя из опыта американских
коллег, оценить эффективность
наших усилий по противодействию
незаконному обороту наркотиков.

История
опийных наркоманий в США
охватывает почти полтора столетия.
Начиналась она с принятия в 1862 году
акта Гариссона, которым было
запрещено опиокурение, завезенное
в Сан-Франциско китайцами,
работающими на строительстве
железных дорог. С той поры на разных
этапах истории США наблюдались
яркие вспышки потребления тех или
иных наркотиков, но самой тяжелой
была борьба с героиновой
наркоманией, развернувшаяся с
середины шестидесятых годов. В этом
американцы добились успеха. Им, в
частности, удалось прекратить сбыт
и распространение колумбийского
героина, разгромив Медельянский
картель, арестовав и уничтожив
физически его главарей. Серьезные
трудности ожидают сбытчиков на
границе с Мексикой, где идет
тщательный досмотр и поиск
наркотиков с привлечением
специальной техники и собак. И надо
сказать, что сейчас героин по сбыту
и потреблению в стране стоит на
последнем месте и занимает не более
10% в общем объеме наркотических
средств. Для сравнения: в России эта
цифра составляет 77-80%, а в Иркутской
области — более 85%.

Успех
американцев, конечно, нельзя
объяснять только усилиями полиции,
ФБР и специальных агентов
Министерства юстиции, которые
занимаются противодействием
наркотикам. В первую очередь это
заслуга мощной информационной
системы, сформированной и
эффективно работающей в
большинстве штатов. Эта система
охватывает все школы страны, и
активными пропагандистами и
инструкторами в ней выступают
офицеры полиции. Занятия по D.A.R.E —
так называется школьная программа
противодействия наркотикам,
разработанная Гленом Левантом
более полувека назад, но принятая
недавно в новом виде, — проводятся
повсеместно и регулярно. Причем
ведут их полицейские в свое рабочее
время. Тренинги и специальные уроки
имеют целью не только обучение
детей неприятию наркотиков, но и
правилам поведения в обществе,
основам законов, но и профилактику
вандализма.

Начиная с
пятого класса, в школьной программе
выделяется для этого 17-20 часов, и в
течение года
полицейский-инструктор регулярно
проводит встречи с ребятишками.
Такие занятия скорее напоминают
игру, но в ходе ее у детей
формируется стойкое неприятие как
наркотиков, так и лиц, занимающихся
их сбытом. Подростки становятся
единомышленниками полицейских и
одновременно обретают уверенность
в том, что на защите их интересов
стоит сильное государство. Так
воспитывается уважение маленьких
американцев к полиции, шерифу и ФБР.
Кстати, я не видел, чтобы в качестве
инструкторов в школе работали
убеленные сединами ветераны,
скорее это молодые люди и не
обязательно высокообразованные. Но
всех их отличает понимание
важности порученного им дела —
приобщения детей к движению против
наркотиков.

Меня поразил
такой случай: мы с одним из
руководителей полицейского
отделения сержантом Брюсом
приехали на опорный пункт,
расположенный в самом
неблагополучном районе
Сан-Франциско, где проживают
малообеспеченные люди,
преимущественно черные и
латиноамериканцы. Визит состоялся
после рабочего дня, часов в 7 вечера.
На опорном пункте мы увидели
молодого полицейского, оставшегося
после смены и окруженного детьми 6-10
лет. Они играли вместе с
полицейским. На стене
четырехкомнатной квартиры, которую
выделили под опорный пункт власти
района, висит плакатик с
заповедями, которые ребятишки
должны выполнять. При этом они
галдят, кто-то рисует, кто-то
готовит бутерброды и кофе (кстати,
полицейским выделяют деньги на
питание и приобретение продуктов в
опорный пункт). Малыши играют на
служебном компьютере под
присмотром хозяина, лепят фигурки
из теста. И этот молодой
полицейский сказал: "Не надо
тратить силы и вытаскивать из
наркомании скатившихся туда. Лучше
потратить силы на этих малышей и не
дать им стать наркоманами". А
коллега Брюс добавил: "Мы
потеряли два поколения в
наркотиках, и их уже не спасти. Надо
заниматься этими малышами — и из
них будет толк. И, действительно,
толк есть. Эти маленькие жители —
хорошие помощники для полицейских,
они все знают, и полученная от них
информация помогает задерживать
распространителей наркотиков.
Через детей полицейские
устанавливают контакт с их
родителями, которые невольно
становятся помощниками в борьбе с
наркоманией. Для детей этот опорный
пункт — второй дом. Они могут здесь
приготовить уроки, если в семье
неблагополучно, даже могут
день-другой жить под присмотром
полицейских, если из-за поведения
родителей не имеют возможности
находиться дома. Героина в этом
районе мало, в основном идет сбыт
амфитаминов и крэка (кокаина).
Сбытчики, преимущественно
мексиканцы, продают наркотики из
автомобилей и при себе больше двух
доз не имеют. В Америке у них нет
возможности торговать в открытую,
как это происходит у нас, например,
в третьем поселке ГЭС и других
районах Иркутска.

Особую роль в
борьбе с наркомафией играют
детективы, расследующие
преступления, связанные со сбытом
зелья. Причем они сами проводят
оперативную разработку, ведут
следствие, готовят все материалы
для суда, и только на последнем
этапе операции подключаются
дополнительные силы для задержания
преступников. Государство им
полностью доверяет, и не требуется
при задержании сбытчика привлекать
понятых, проводить массу ненужных
следственных действий и экспертиз,
как у нас. Суд над преступниками
редко затягивается на месяц, в
основном свои сроки наркоторговцы
получают дней через 10-15 после
задержания, а срок этот — как
минимум 2-3 года тюрьмы. В наших же
условиях следствие растягивается
на 3-4 месяца и нередко
заканчивается ничем. Более того,
если американец, привлекаемый за
сбыт наркотиков, имеет судимости,
то такой рецидивист может получить
пожизненное заключение. Крупные
партии наркотиков изымаются редко,
но во время нашего визита детективы
г. Санты Клары совместно с агентами
ФБР как раз задержали партию
героина весом около трех
килограммов и сбытчиков из
мексиканской банды, которые
пытались транзитом переправить
наркотики в Нью-Йорк. Подобные
операции тщательно
разрабатываются, у полиции есть
финансовые возможности, чтобы
платить информаторам, и
государство в состоянии защитить
свидетеля и предоставить особые
условия для тех, кому могут
угрожать бандиты.

Важно и то,
что большинство наркоманов в США
выбирают сейчас такие средства,
прием которых исключал бы
возможность заражения
ВИЧ-инфекцией и другими опасными
заболеваниями. Широкая пропаганда
борьбы со СПИДом достигла своего
результата. Несмотря на то, что в
стране около 10 млн.
ВИЧ-инфицированных, дальнейшего
роста инфекции не наблюдается.
Больным при лечении предлагаются
метадоновые программы, исключающие
внутривенный прием наркотика. А для
заключенных наркоманов
метадоновые программы проводятся в
тюрьме. Это исключает доступ туда
тяжелых наркотиков и является
профилактикой коррупции в рядах
служащих тюрьмы.

Я уезжал из
Америки с тяжелым сердцем.
Думалось: а чем же мы хуже их? Почему
мы не можем внушать своим детям
простые, но важные для их будущей
жизни истины? Почему над нашими
милиционерами потешаются или
откровенно их ненавидят, вместо
того, чтобы уважать? Почему?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер