издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутская ярмарка

Иркутская
ярмарка

В. ШАХЕРОВ

Расположенный
на пересечении важных
колонизационных и торговых путей,
Иркутск уже к концу XVII в.
превратился в крупный
торгово-ремесленный центр
Восточной Сибири. Сердцевиной
торговой жизни острога являлся
гостиный двор с одиннадцатью
лавками. Уже в 1687 г. рядом с ним была
построена добавочная изба для
торговых людей и приказчиков
гостиного двора. Усилению торговой
роли города способствовало
развитие торговли России с Китаем и
Монголией. Здесь формировались
казенные торговые караваны в Пекин,
закупалась пушнина для промена на
китайские товары. Кроме того, через
Иркутск осуществлялась связь со
всем северо-востоком Сибири.

Уже с
середины XVII в. города Сибири были
включены в международную
караванную торговлю. К Красноярску
и Иркутску тянулись караваны
бухарских и монгольских купцов. В
Красноярске дополнительно к
гостиному двору пришлось строить
специальный "бухарский двор".
С 1684 г. к Иркутскому острогу также
начинают приходить бухарские
караваны. Первый из них насчитывал
до 170 верблюдов. К их прибытию в
Иркутск стекались торговые люди со
всей Сибири. Съезд торгового люда
был велик. Все складские помещения
острога были забиты товарами.

Достаточно
обширны были торговые контакты
иркутян с Северной Монголией.
Монголы приезжали в русские города
и селения, а русские выезжали в их
улусы или вели пограничную
торговлю. Из Иркутска через Тунку
служивые и торговые люди регулярно
ходили в Монголию "для скотинной
покупки". Через бухарцев и
монгольских торговцев в Иркутск и
Забайкалье поступали китайские
товары, а оттуда они вывозились на
Ирбитскую ярмарку и в Россию. С
конца XVII в. начинается прямой
товарообмен между Россией и Китаем.
Казенные торговые караваны
формируются в Иркутске и в
Забайкалье, а в организации их
принимают участие крупные
российские торговые гости.

С ростом
Иркутска торговая деятельность
вышла за стены острога. К западу от
острожной стены сформировалась
гостинодворская площадь с гостиным
двором и таможней. Рядом с нею
находились мясной ряд и мелочный
рынок. В 1749 г. на месте старого начал
строиться новый деревянный
гостиный двор, открывший торги в
сентябре 1752 г.

До середины
XVIII в. в Сибири господствовала
караванно-развозная торговля.
Торговая жизнь в населенных
пунктах оживлялась с приходом
купеческих транспортов. Съезды
торговых людей происходили почти
каждый месяц, наиболее крупных
размеров они достигали осенью,
когда через Иркутск транзитом шли
купеческие партии в Кяхту. Отвечая
на анкету "Комиссии о
коммерции", руководство
иркутской земской избы отмечало:
"Ярмарки в г.Иркутске — во весь
год от приезжающих разных городов и
в разныя числа бывают с начала
октября месяца, а зачинаются от
приезду как водяным, так и сухим
путем летом и зимою обыкновенно; а
товары приходят на дощаниках
разного продукту: воск, медь, холст,
сукна сырмяжные, шубы овчинныя,
юфть и прочия разных родов пушныя
товары, а именно белки разных родов,
лисицы, соболи, бобры, выдры,
росомахи, рыси, горностаи, ушканы,
песцы, недопески и прочие; потом же
и разные шелковые и полотняные,
також и прочие всякие мелочные
товары".

До поры-до
времени сложившаяся система
внутреннего торга устраивала
иркутское купечество. Однако с
ростом его численности и
укреплением финансового положения
иркутское купеческое общество
начинает отстаивать свое
монопольное положение на местном
рынке. В 1756 г. оно отказывается
открыть в городе ярмарку, на
которую иногородние торговцы могли
бы привозить свои товары и
продавать их в розницу. И все же
устоять перед давлением своих
иногородних конкурентов, прежде
всего российских коммерсантов,
иркутское купечество не могло.
Многочисленные случаи нарушения
приезжими торговцами
установленных правил, незаконная
торговля вне стен гостиного двора
лишь заставили местных
предпринимателей пойти на
регламентацию сроков ярмарочной
торговли.

В учреждении
ярмарок была заинтересована и
администрация края. Иркутскому
губернатору того времени,
Фрауендорфу, приходилось получать
различные ходатайства об
учреждении ярмарочных институтов;
с одной стороны, "жаловались
забайкальские служащие и военные
чины, что они покупают там
необходимые вещи дорогою ценою",
с другой — от купечества поступали
ходатайства об учреждении на
местах ярмарок, "чтобы
иногороднее купечество привозило
товары и продавало из первых
рук". На основании упорных
ходатайств купечества и
обывателей-потребителей
Фрауендорф вынужден был вступать в
переписку с Сенатом, которая
затянулась на продолжительное
время и продолжалась даже при
преемнике Фрауендорфа Бриле. При
губернаторстве последнего данный
вопрос, наконец, получил свое
положительное разрешение, и 19-го
августа 1768 г. последовал высочайший
указ, в котором было сказано: "О
учреждении в городах Иркутске и
Якутске торговых ярмарок быть во
всем по предоставлению его,
губернатора Бриля, а именно: первая
при самом городе Иркутске, которую
продолжать каждогодно во 1-х. с 15
ноября по 1 января, во 2-х, с 15 марта
по 1 мая, итого в каждом году по три
месяца; вторую ярмарку учредить за
Байкал-морем, в Селенгинском уезде,
при городе Удинске, а в какое время
оную ярмарку иметь надлежит, о том
на сей случай до воспоследуемой на
представление его (Бриля) о бытии
там провинции опробации остается
без изъяснения, то и должно оную
учредить, только не менее в каждом
году двух месяцев; третью ярмарку
необходимой нужно учредить в гор.
Якутске, время на то определяется
летом с 1 июня августа по 1-е число,
да зимою весь декабрь месяц".

Таким
образом, учреждение ярмарок в
Восточной Сибири должно быть
отнесено к концу 1768 года; создание
же ярмарок, как торговых
институтов, относится уже к 1775 году,
когда впервые была открыта первая
официальная ярмарка в гор.
Иркутске. В дальнейшем ярмарочная
торговля Иркутской губернии
начинает развиваться. С одной
стороны, с развитием экономической
жизни губернии и ростом
народонаселения появляются
самостийно ярмарки в различных
наиболее важных сельских
местностях, с другой стороны, мы
наблюдаем и административные
попытки расширения губернской
ярмарочной сети.

С введением
ярмарок местное купечество
установило монополию на розничную
торговлю в пределах своего края.
Иногородним купцам разрешалось
продавать на ярмарке в розницу
"единственно свои привозимые
российские и европейские продукты
(кроме китайских)". По окончании
же ярмарок предписывалось
"приезжим купцам ни под каким уже
видом и никому, кроме здешних
купцов, в розницу не продавать".
Тут же взималась таможенная
пошлина.

Об
укреплении иркутского купечества
свидетельствуют следующие данные.
В 1765 г. в местном обществе
насчитывалось более 1,5 тыс. купцов,
из которых 57 занимались внешней
торговлей, а еще 763 участвовали в
торговых операциях на
общесибирском и местном рынках.
Именно в это время формировались
капиталы крупнейших купеческих
династий Сибиряковых,
Трапезниковых, Мыльниковых,
Басниных, Солдатовых, Дудоровских и
других. Центрами ярмарочной
торговли становились гостиные
дворы. Сюда свозились товары,
производилась их оценка, шел
оптовый торг.

До 1782 г.
торговля вне стен гостиного двора
вообще была запрещена. В июне 1775 г. в
Иркутске пожар истребил почти всю
центральную часть города. Сгорели
старый и новый гостиные дворы со
всеми товарами. Постройка нового
здания гостиного двора
производилась на собранные
купечеством средства. Проект был
заказан только что приехавшему в
Петербург из Италии архитектору
Джакомо Кваренги. По словам
последнего, проект гостиного двора
для Иркутска являлся одной из
крупных его работ, выполненных в
России. Гостиный двор представлял
собой значительное каменное
двухэтажное сооружение в виде
замкнутого в плане квадрата 150х150
сажень с обширным внутренним
двором и арочными галереями по
всему внутреннему и наружному
периметрам. Здание было заложено в
1778 г. и в ходе строительства
подверглось частичной переработке
губернским архитектором
А.Я.Алексеевым. В нем разместилось
более двухсот торговых помещений.
Кроме того, на втором этаже
находилась просторная зала,
служившая для торжественных
церемоний и балов. Монументальный
гостиный двор формировал первый
ансамбль центра, состоящего в
основном из зданий казенного и
торгового назначения. В 1790 г. южнее
была закончена постройка
двухэтажного каменного мещанского
гостиного ряда на 80 лавок. Кроме
этих гостиных дворов, торговля
кипела на хлебном, сенном и
толкучем рынках, в мясном и рыбном
рядах. Многие купцы и мещане имели
небольшие лавки при своих домах.
Всего к концу ХУШ в. в городе
насчитывалось более 400 торговых
мест. Только в лавках гостиного
двора ежегодный оборот достигал 550
тыс.рублей. К 20-м годам XIX в. он
возрос почти в три раза. Ведомости
привозных товаров включали до 348
видов российских, европейских,
китайских и сибирских товаров. Чего
только не было на иркутском рынке!
Вот свидетельство из "Описания
Иркутского наместничества" (1792
г.):

"Товары
получают из Москвы, от города
Архангельского, а также с ярмарок
Макарьевской, Ирбитской и
Енисейской. Азиатские — из
китайского государства. И во все
оныя места отвозят для продажи
пушныя товары. Нет недостатка ни в
виноградных винах, ни в водках, ни в
сахаре, ни в чае, ни в сукнах,
полотнах и ни в шелковых материях.
Легко можно достать всякую посуду:
серебряную, медную, оловянную,
хрустальную и деревянную, масло,
уксус, спирты, травы, краски и все
почти, что только есть в Москве и
Петербурге, только что не в равном
качестве, количестве и цене".

Обзор
товаров, реализующихся в Иркутске в
конце ХУШ в., позволяет представить
себе потребности и вкусы
иркутского населения. На первом
месте находились как ткани, так и
различные изделия из них. Широко
были представлены китайские
шелковые и хлопчатобумажные ткани.
На втором месте в привозе — металлы
и изделия из них для домашнего
пользования и в качестве орудий
труда. Из предметов питания в
Иркутск больше всего привозили
меда и хмеля, сахара и, конечно,
различных сортов китайского чая.
Иркутяне могли приобрести и товары
из Западной Европы, главным образом
предметы роскоши и сладости. В
привозимых товарах заметно
преобладали предметы,
предназначенные для массового
употребления. Ценным и ходовым
товаром на иркутской ярмарке была
пушнина, поступавшая из различных
мест Сибири: камчатские бобры, коты
морские, соболя, лисицы (красные,
белодушки, сиводушки островные,
сиводушки охотские), бобры обские,
белки ленские, илимские,
нерчинские, чикойские, горностаи,
песцы, рыси, выдры, росомахи, хорьки,
волки, медведи, зайцы, байкальская
нерпа, кабарговая струя. В числе
товаров упоминается также
мамонтовая и моржовая кость,
китовый ус, нерпичий жир.

Многие
горожане занимались свободным
мелочным торгом, "перекупая
выменом товары российские,
разнашивали по улицам и по домам
продавали". Среди мелочных
торговцев было много женщин,
торговавших со столов и полок
предметами рукоделия, табаком,
кондитерскими изделиями, овощами.
По воскресениям в город приезжали
со своими товарами крестьяне и
буряты из близлежащих селений.
Кроме официальных ярмарок, в
Иркутске существовало
простонародное торжище. Оно
происходило в Прокопьев день (8
июля), и на него съезжались сельские
жители из самых отдаленных мест
Иркутского уезда. К этому дню
приплавляли много леса и изделий из
древесины.

Любопытные
впечатления об иркутской торговой
жизни сохранились в воспоминаниях
М.А.Александрова, посетившего город
летом 1827 г.: "На площади большого
гостиного двора каждодневно
производилась перегрузка
российских и китайских товаров и
этою только деятельностью
оживлялась прекрасная площадь,
украшавшаяся в то время домом
генерал-губернатора. На так
называемом малом базаре более было
движения и житейской суеты с
утренней зари и до позднего вечера.
Тут продавалось все, кроме птичьего
молока, как говорит русская
пословица. На площади, этого всегда
многолюдного места, продавались
печеный хлеб, вареная говядина,
студень, сало, квас, окуни, соленые
огурцы, кислая капуста, пшеничные
калачи, живая и битая птица, разная
съедобная мелочь. Все эти припасы
размещены были частью на рогожках,
частью на самом грунте площади,
образовавшемся из наносного
мусора, довольно неказистой
наружности. Во внутренности рынка
трудно было пройти от всякой
всячины, тут стояли пустые
полубочья кверху днами, на которых
возвышались пирамиды кедровых
орехов, на маленьких дряхлых
столиках продавались сало, сальные
свечи, ореховое масло, железные и
медные мелочи, в деревянных
шкафиках, составлявших, так
сказать, рамку этого оригинального
базара, сидели женщины в накидках и
с серкою во ртах, окруженные своими
галантерейными товарами, начиная
от кремней и иголок до бумажных
чулков и пекинского шелка
включительно". Можно добавить,
что в летнее время торговля в
городе заметно снижалась.
Настоящий ее расцвет наступал в
осенние и зимние месяцы, а пик
приходился на зимнюю ярмарку.

Наряду с
ярмарками, имевшими значение
центров торговли больших регионов
и приносивших казне большую
прибыль, в Иркутской губернии
существовало много ярмарок и
торжков сельского типа,
обслуживавших местный рынок.
Большинство из них появилось в
период с 1810 по 1815 годы по
распоряжению иркутского
гражданского губернатора
Н.И.Трескина. В 1816 году в губернии
насчитывалось 57 различных ярмарок
и торжков с годовым оборотом почти
в 5 млн.рублей. Продолжительность их
колебалась от одного дня до двух
месяцев. Наиболее оживленные торги
происходили в зимнее время. На эти
месяцы приходилось более двух
третей годового товарооборота.
Исключение составляли ленские
ярмарки. Они отличались
многочисленностью и
специализировались на пушной
торговле. Определенных ярмарочных
мест здесь не было, и торговля
происходила на всем протяжении
реки с купеческих пауэков и барок.
Для летней ярмарки время
проведения устанавливалось с 10 мая
по 1 июля и совпадало с началом
навигации на Лене. С конца апреля
начинался съезд торговых людей на
Качугскую пристань, где издавна
существовала преднавигационная
торговля. В 1844 г. ее официально
узаконили, учредив ярмарку с 25
апреля по 15 мая. Зимняя ярмарка в
ленских селениях производилась в
декабре и январе в период выхода
промышленников и инородцев с
осеннего пушного промысла.

Значительное
число ярмарок еще не
свидетельствовало об успехе
предпринимательской деятельности.
Нередко распоряжения об их
открытии делались наспех, без учета
местных условий и традиционных
торговых связей. Поэтому
достаточно велика была доля
ярмарок, числящихся только на
бумаге. В 1859 г. в Восточной Сибири
насчитывалось 133 ярмарки, но на 57 из
них торги по разным причинам не
производились. Наиболее крупными
были Иркутская, Якутская и
Верхнеудинская ярмарки, обороты
которых достигали сотни тысяч
рублей. Вокруг них и
сосредоточивался весь торговый
товарооборот. Характерной
особенностью ярмарочной торговли
было преобладание привоза по
сравнению с количеством
распродаваемых товаров. Как
правило, реализовывалось не более
50-60% поступивших на ярмарку товаров.
Впрочем, колебания здесь были очень
большие. К примеру, на Иркутскую
ярмарку 1830г. привезено товаров на 763
522 руб., а продано на 713 522 руб. В то же
время на ярмарке 1835 г. из общей
массы товаров на 2.470590 руб. было
распродано всего на 645 005 рублей.
Нераспроданные товары частью
оставались в городе для лавочной
торговли, т.е. реализовывались
небольшими партиями в розницу, но в
большинстве переходили на другие
ярмарки. Как правило, купцы, получив
партии товаров с Макарьевской
(Нижегородской) ярмарки,
реализовывали их в декабре в
Иркутске, а в январе — на
Верхнеудинской ярмарке. К марту они
возвращались в Иркутск на вторую
ярмарку, уже пополнив свои товары
китайскими, в мае выезжали на
Ленские и Якутскую ярмарки, а к
сентябрю вновь съезжались в
Иркутск с закупленной пушниной и
дожидались новых партий российских
и европейских товаров из центра.

Среди
привозных товаров ведущее место
принадлежало продукции российских
заводов, изделиям кустарной
промышленности и промыслов. На их
долю приходилось до половины всего
привоза. Чуть меньше была доля
азиатских, главным образом,
китайских товаров. Значительно
беднее были представлены
европейские товары. Среди
российских преобладала продукция
текстильной промышленности,
составлявшая более трети всего
привоза. Хорошо реализовывалась
продукция металлургических и
железоделательных заводов, кожи и
изделия из нее. Из китайских
товаров заметно преобладали чай и
китайские ткани. Пушнина в обороте
Иркутской ярмарки занимала весьма
скромное место. Основные партии
мехов направлялись в Кяхту, на
Ирбитскую и Макарьевскую
(Нижегородскую) ярмарки.

О
распространении стационарной
торговли свидетельствует большое
количество лавок и других торговых
точек в ведущих городах Восточной
Сибири. В Иркутске уже в конце 80-х
гг. XVIIIв. действовали два гостиных
двора с 467 лавками, хлебный рынок,
где располагалось 67 торговых точек,
13 харчевен, мясные и рыбные ряды.
Современники называли Иркутск
"средоточием всей
многоразличной сибирской
торговли". Губернский центр
служил гигантской перевалочной
базой, распределяя товаропотоки по
обширной территории Восточной
Сибири.

Число мест
постоянной торговли росло. В
Иркутске в 30-х годах насчитывалось
607 торговых точек, а в середине XIX в.
— 723, больше, чем в Тобольске, Томске
и Тюмени вместе взятых. В среднем на
20 иркутян приходилось по одной
торговой точке. Более высокой
степени коммерческого сервиса не
было ни в одном сибирском городе.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное