издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Разные судьбы

  • Автор: Геннадий ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

!I1!Помните эту песню, про «заводскую проходную, что в люди
вывела меня»? Много лет ей уже, но, собираясь в кругу
друзей, в трудовом коллективе по случаю какого-нибудь
праздника, работники бывшей Зиминской ТЭЦ нет-нет да
затянут ее. За душу берет. Хотя и не скажешь, что именно
проходная вывела в люди каждого из них. У каждого своя
судьба. Кто-то парнишкой, восприняв напутствие
работающего отца, отправился на теплоэлектроцентраль,
кого-то из института распределили сюда, третий
воспользовался возможностью поправить свои жилищные
проблемы, переместился на ТЭЦ-3. Впрочем, главное — не
проходная, а то, что начинается за ней, то есть
производство, коллектив. Они и формировали подчас чью-то
личность, а кого-то и в самом деле выводили в люди. Так
что есть смысл поговорить об истории бывшей ТЭЦ, которая
является сегодня Зиминским участком Ново-Зиминской ТЭЦ.

Вспоминает ветеран и летописец Зиминской ТЭЦ Николай
Павлович Мотовилов:

— Осенью 1959 года я демобилизовался из армии. Чуть позднее, 14 декабря,
меня приняли на работу на эту строящуюся станцию. Попал я туда в очень
ответственный и напряженный период. Надо было к Новому году запустить
будущую ТЭЦ. Весь коллектив был охвачен энтузиазмом. Все жили одной этой
задачей, и каждый вносил свой вклад. А условия для работы были непростыми.
Представляете, сооружение огромное, пора его запускать, в самом помещении
теплового контура нет, а на улице стужа. Морозы стояли, дым, пар, туман. В
те предпусковые и пусковые дни на двух уровнях мы костры разводили.
Погреются люди — и к рабочему месту скорей. Ни жалоб, ни нареканий на
неудобства. Никто не хныкал. Мы знали одно лишь слово: «Надо!».

Предстояло запустить котел, который будет вырабатывать
пар для технологических нужд будущего гидролизного завода
и одновременно обеспечивать им турбину. Вся
организационная часть закончена. Пора зажигать форсунки.
Подносится факел, а они не горят. Мороз. Что на улице
минусовая температура, что в помещении.

— Форсунки работали на мазуте, — поясняет Николай
Павлович. — А мазут начинает загораться лишь при высокой
температуре. Поэтому нужен или воздух для хорошего
распыла, или пар. Решили подогнать паровоз. Разогрели
мазут. Все равно форсунки не горят. Вязкость топлива все
еще сильная. Подогнали второй паровоз. Поддали еще пару,
довели давление до 12 атмосфер. Схватился факел. И мы
начали топить. Три дня и три ночи топили. 72 часа
отработали, и 30 декабря государственная комиссия
подписала акт о приемке нашего объекта. Поэтому 24
декабря 1959 года — это день рождения нашего предприятия.

!I2!Многие из тех, кто создавал в течение нескольких лет
производство, остались верны ему. Они перешли в этот цех. Да,
тогда это был всего лишь цех. Гидролизный завод еще
строился, другие бригады занимались турбиной. А котел уже
работал, выдавал свою продукцию — пар очень высокой
температуры и столь же высокого давления. Что с ним
делать? Потребителя еще на было. Пришлось травить в
атмосферу. Стоял такой грохот, что жителям окружающей
местности казалось, что на предприятии что-то случилось.
Через месяц с небольшим была запущена турбина, и применение
пару нашлось. Цех начал вырабатывать электроэнергию. А в
1961-м был пущен гидролизный завод.

— Когда начали работать по своему основому профилю,
то сразу же столкнулись с серьезными трудностями, —
вспоминает Николай Павлович Мотовилов. — Что за кадры
имелись у нас? Как говорится, с бору по сосенке
собраны. Желание работать было велико, а знаний не
хватало. Это потом начнется учеба, переподготовка, сдача
минимумов. А на первом этапе Зиминская ТЭЦ не могла
похвастаться высоким уровнем профессионализма своего
коллектива. И здесь, как утверждают многие ветераны,
большую роль сыграло появление группы моряков, которые
демобилизовались с Тихоокеанского флота. Сейчас кое-кто
недоумевает: столько работы было в городах Приангарья,
но они выбрали именно зиминское энергопредприятие.
Почему? Может быть, еще и потому, что
решили реализовать те знания, которые приобрели на
корабле. Поэтому и потянуло их к непростому производству,
в отдел контрольно-измерительных приборов, в турбинный
цех.

— Эти ребята — Иван Кузнецов, Станислав Чумаков, Саша
Наумов, Федя Коробенков, Саша Нехорошев — выделялись
знаниями, технической грамотностью, — рассказывает
Владимир Филиппович Пастухов, который пришел на ТЭЦ в
далеком 1967 году. — Их отличала исключительная
дисциплинированность, взаимовыручка. Очень дружны были
между собой. Поэтому появление моряков-тихоокеанцев
только положительно повлияло на наш коллектив.

Уже потом, когда в связи с производственной
необходимостью бывали на ТЭЦ-3 энергетики других
регионов, то они отмечали исключительную дисциплину и
строгие порядки, царящие на станции. Наверное, в этой
сфере, производящей свет и тепло, иначе и быть не должно,
но искренние признания гостей говорят о многом. Впрочем,
сами зиминские энергетики, попадая в другие края и
области, чувствовали справедливость той оценки.

По мере расширения функций предприятия, увеличения
количества потребителей усложнялись задачи коллектива.
Ведь теперь надо было обеспечивать технологическим паром
не только гидролизный завод, но и канифольный, завод
ЖБИ. Выросли аппетиты деревообрабатывающего комбината,
новые жилые кварталы требовали все больше и
больше тепла. И ТЭЦ тоже на месте не стояла. Она расширялась,
были сооружены новые котлы, старое оборудование
модернизировалось.

!I3!А коллектив здесь, на одной из самых старых ТЭЦ, сложился
славный. Начало ему положили те, кто вводил
теплоэлектроцентраль в действие: бывшие наладчики,
славные моряки с Тихоокеанского флота. Свою лепту вносил
и местный пролетариат.

По сей день помнят на предприятии Ивана Мартыновича
Покоевца. О таких, как он, говорят: самородок. Не было у
него за плечами ни десятилетки, ни техникума, а тем более
института. Так уж жизнь сложилась. Родился в многодетной
семье в 1911 году. После окончиния гражданской войны
старший брат служил в армии, а он чуть ли не десятилетним
пацаном подался на Зиминское паровозное депо и начинал
слесарничать. Надо же было как-то семье помогать. С той
поры и началась его дружба с металлом. На ТЭЦ был
слесарем-инструментальщиком.

— Слесарь высочайшего класса, — говорят про него даже
сейчас. — Самостоятельно проводил наплавку баббитовых
подшипников. Сложнейшая операция, требует огромного
мастерства.

В то время, пока Иван Мартынович набирал силу на
производстве, чуть ли не каждый день прибегал к нему
одиннадцатилетний сынишка Юрий. Тогда, в 60-е годы, не
было столь строгой пропускной системы, жестких правил, а
мальчугану было интересно. И, видя это, отец иной раз
скажет: «Ну-ка, возьми напильник, подточи…» Сынишке
только того и надо было. Теперь младшего Покоевца давно
уже зовут Юрием Ивановичем. Бодрый, живой, не лишен
чувства юмора. И, как отмечают коллеги, он прекрасный
специалист. С 1970 года мастер турбинного цеха. А это
большая и ответственнейшая должность. Интересно, что
по окончании учебы здесь же начинает работать сын
Покоевца Олег. Он сейчас машинист турбинного цеха. На
этом предприятии трудилась и супруга, Людмила Алексеевна.
15 лет отдала горячему цеху.

По-своему интересна судьба у Владимира Филипповича
Пастухова. В 1967-м пришел он на это производство. Слесарь,
машинист котельного цеха, старший машинист, старший
машинист турбинного цеха, начальник турбинного цеха. А
рядом с ним трудилась верная подруга, жена Людмила
Николаевна. Дочка Лена и вовсе сразу после школы
сюда пошла, в химлаборатории сейчасработает.

Вот и у Николая Павловича Мотовилова сын Александр по
стопам отца пошел, работает теперь начальником одного из
подразделений Ново-Зиминской ТЭЦ. Старший внук тоже
прикипел к энергетике, в «Востокэнергоремонте» трудится,
младший поступил в Иркутский государственный технический
университет, на энергетический факультет, который
когда-то заканчивал отец Александр Николаевич.

Таких династий немало прошло через горнило
теплоэлектроцентрали, что само по себе о многом говорит.
И прежде всего о том, что была и
работа была и остается интересной на ТЭЦ-3,
что коллектив здесь сформировался крепкий.

Впрочем, этому в прежние времена способствовала и
духовная атмосфера всего общества. Их величество рабочий
класс, крестьянство, трудовая интеллигенция создавали
систему жизнеобеспечения, материальные и интеллектуальные
богатства. Трудовые коллективы жили сложной, насыщенной и
интересной жизнью. План, производство, экономия,
себсестоимость — вот чем многие были озабочены. И при
всех трудностях доминировали вера, оптимизм, надежда.

…Просматриваем вместе с Николаем Павловичем фотографии тех
далеких лет. Вот бригады ТЭЦ на первомайской
демонстрации, на октябрьских праздниках, на копке
картошки в подшефном совхозе «Глинкинский», на сборе
сучьев после освоения новых таежных земель. Этот
настрой люди несли в свой дом, в семью. Домашние
разговоры о производстве, о своих проблемах, решаемых и
неразрешимых,— все это способствовало формированию
определенных представлений у детей, закладывало в
сознание уважительное отношение к труду вообще и уважение
к рабочему человеку. На одной из фотографий,
сохранившейся в огромной книге Почета, запечатлен
десятилетний мальчуган. Лицо серьезное. Это Миша
Дымченко, сын бывшего директора станции. Сегодня
рабочие называют его уже не Миша, а Михаил Владимирович.
Он слесарь. Еще одна детская фотография. Саша Мотовилов.
Теперь Александр Николаевич Мотовилов, руководит цехом
централизованного ремонта на Ново-Зиминской ТЭЦ.

— Мы иногда произносим: «Это сердце ТЭЦ». В таких словах
нет никакой надуманности, — рассказывает начальник
Зиминского участка Ново-Зиминской ТЭЦ Олег Викторович
Широких. — Однако в нашем производстве настолько все
взаимосвязано, взаимозависимо, что все кажется главным и
важным. Выпадение вроде бы не самого главного звена
способно разорвать всю цепочку. Возьмите, к примеру, цех
подготовки воды. Он не генерирует электричество, не
готовит пар, но как много зависит от него. Воду берем с
Оки. В период паводков что только не попадет в реку.
Грязь с городских кварталов, земля с полей, сучья и
палки. От всего этого надо очистить воду. Но это
механические примеси, а солевые… Будет скверная вода, то
есть не отвечающая нашим требованиям, — котлы и
трубопроводы быстро выйдут из строя. Так что очень многое
зависит от этого цеха. Но мы спокойны за этот участок.
Отвечает за него инженер Клюева Людмила Михайловна.
Женщина очень требовательная, ответственная.
И в то же время Людмилу Михайловну отличает самое
доброжелательное отношение к своим подчиненным, ко всему
коллективу.

Или взять топливно-транспортерный цех. Тоже вроде бы не
на передовой линии находится. Работа там, мягко говоря,
не самая чистая. Но с этого цеха все производство
начинается. Как подготовят уголь, как будут обеспечивать
им — от этого зависит эффективность работы всей
станции. Но не подводит этот участок. Во многом тут
заслуга коллектива, руководит которым Валерий Васильевич
Сергеев. Можно и дальше перечислять тех, кто вносит
большой вклад в успешную работу станции. Нынешнее
поколение сохраняет преемственность, обогащает прежние
традиции предприятия.

!I4!По-своему интересна судьба самого начальника Зиминского
участка Ново-Зиминской ТЭЦ Олега Викторовича Широких.
Родом из Зиминского района, сравнительно молод. Закончил
Иркутский политехнический, по распределению попал на
Дальний Восток, но там уже не очень-то нуждались в
саециалистах его профиля. Запросился на родину, тем
более что практику проходил на Ново-Зиминской ТЭЦ. Как
должное принял то, что его берут слесрем третьего
разряда. Даже рад был этому. Все-таки в институте, по его
словам, получаемые знания имели больше теоретический
характер, а работая слесарем, он постигал практическую
сторону дела. Да и само современное энергетическое
производство настолько сложное, что и от слесаря
требуются большие знания, высокая квалификация. Так, с
гаечными ключами в руках и постигал он производство.
Через полгода стал слесарем четвертого разряда, позже был
назначен заместителем начальника цеха. Руководителем
Зиминского участка Ново-Зиминской ТЭЦ стал недавно, но
быстро освоился и понравился людям.

Нельзя не сказать несколько слов о Николае Павловиче
Мотовилове. Вот уже семь лет он не является членом
коллектива. Но душой, сердцем с ним.

Он семнадцать раз избирался секретарем партийной
организации ТЭЦ, был председателем профкома.
Охарактеризовать его двумя словами: «активный
общественник» — значит, как-то приглушить, принизить его
значение для коллектива. Он более значимая фигура. Выходец из
многодетной крестьянской семьи, рано потерявший отца,
который в 41-м погиб под Ленинградом, он,
во-первых, не был обделен талантом и всю жизнь тянулся к
искусству. Рисует, пишет стихи, увлекался художественной
фотографией, вырезает из дерева. У него добрая
душа, им владеют чистые помыслы. В нем душевность,
теплота, искреннее уважение к человеку.

Сегодня в связи с сокращением спроса на продукцию ТЭЦ ее
реорганизовали и сделали участком Ново-Зиминской.
Но, как и прежде, горят форсунки, дымят трубы, работают
турбина и генератор. Несут зиминские энергетики тепло и
свет в дома и на промышленные предприятия.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное