издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутский Иудушка

  • Автор: Ольга СТАНКЕЕВА

Иуда Искариот продал своего друга и учителя за тридцать сребреников. Его современный последователь – за двести тысяч рублей.

Улица их связала

Противоположности притягиваются: иного объяснения дружбе столь разных мальчишек, Димки Александрова и Андрея Гейсенова, не найти. Ну что общего может быть у парнишки из вполне благополучной семьи с без пяти минут уркаганом?!

К пятнадцати годам Гейсенов уже обладал солидным криминальным багажом: в 13 лет совершил свой первый грабёж, в четырнадцать с половиной – попался на мошенничестве. Правда, тюремной камеры избежал, но только потому, что по закону к уголовной ответственности Андрея привлечь было нельзя: возрастом не вышел. Будь грабитель на год старше, отправили бы его прямиком в колонию. А так – поставили Гейсенова на учёт в отделе по делам несовершеннолетних Октябрьской милиции, завели целое досье, вызывали на комиссии. Профилактические «посадки» в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей Андрея не исправили. Подросток продолжал хулиганить, водился в основном с такой же шантрапой. Для улицы он был «свой в доску».

Тринадцатилетнего Диму Александрова Али (такое прозвище было у Гейсенова) знал ещё по школе, но так, шапочно. Али учился двумя классами старше, потом за дерзкие выходки и постоянные пропуски уроков из школы его «попросили». Пришлось уйти в профучилище, но и там парень не блистал прилежанием.

«Привет!» – кивали друг другу ребята, случайно столкнувшись на улице. Всё изменило лето 2006 года.

Дело было вечером, делать было нечего

Димка и два его приятеля лениво болтались во дворе. Встретили Али, поговорили о том о сём, разошлись. Как-то незаметно для всех общение с Гейсеновым переросло в дружбу, стали ходить друг к другу в гости.

Однажды Али предложил скучающим товарищам создать свою команду: «Ребя, мы же правильные пацаны. Вместе мы – сила, будем лохов разводить, красть сотовые телефоны. А деньги потратим, как хотим». Мальчишки, немного помявшись, согласились: стыдно было друг перед другом отступать от имиджа крутых парней. Забегая вперёд, скажу, что «крутые перцы» никого не ограбили, не обманули. Не смогли переступить через себя. Это легко на словах, а на деле… Хотелось лёгких денег, но не серьёзных неприятностей.

Команде крутых пацанов, как известно, полагается «крыша». «Крышевать» малолеток (только Али было пятнадцать, остальным мальчишкам – по двенадцать-тринадцать лет) взялись молодцы постарше. Возглавлял «крышу» восемнадцатилетний Валентин Житков. Ему предстоит сыграть одну из главных ролей в нашей криминальной истории о дружбе и подлости. Однако первой скрипкой всё же будет не он.

Тариф за охрану мальчишкам поставили по минимуму – двести рублей с носа. Пару месяцев ребята исправно платили. Когда надумали выйти из дела, согласились на все условия. Ультиматум «крыши» был таков: платите по две тысячи рублей – и расходимся с миром. «Дань» ребята собрали. Откуда взяли деньги? Кто попросил у родителей на мифический подарок, кто – просто вытащил из семейного кошелька.

Распад компании, однако, не положил конец дружбе между Димкой и Али, они продолжали общаться.

Осенью Али «выпал из обоймы» – пропал из виду. Зато дал о себе знать бывший «крышевик» Валентин Житков. Нет, слово он своё сдержал – криминальными планами тринадцатилетнего мальчишку не шантажировал, просто повадился занимать у школьника деньги, всякий раз забывая возвратить долг. Начал с пятисот рублей, со временем аппетиты выросли – до тысячи-двух. Прекратились поборы только к концу декабря.

Перед новым годом «нарисовался» Али. Своё долгое отсутствие объяснил туманно: «Дела были. Помогал давним «кентам». Димка особо и не спрашивал, рад был, что приятель вернулся.

Дорогой мой пуфик

У Ильфа и Петрова стул работы мастера Гамбса хранил в себе бесценные сокровища мадам Петуховой. Димкина мама стулу предпочла пуфик.

Тамара Александрова копила деньги на машину. Сбережения, 200 тысяч рублей, держала на работе в сейфе. На январские праздники принесла домой. Мало ли что… Спрятала заначку, казалось, в надёжное место. Стоит себе пуфик, никого не трогает. Идеальный тайник. Не учла одного: сын уж очень любопытным растёт. Мамину схронку Димка, конечно, нашёл. Не удержался, похвастался другу. У Али при виде такой кучи денег созрел дерзкий план. Как поживиться за чужой счёт и самому остаться в стороне, чистеньким, он сообразил в считанные минуты.

К операции решил привлечь «быка» – Валентина Житкова. Предложил ему «влёгкую поиметь с пацана деньги». Потрясёшь, мол, его как грушу. Тот, слабак, испугается, сам всё на блюдечке принесёт. Али, как «серый кардинал», должен был управлять процессом: прикидываться дружком и следить: вдруг Димка кому о вымогательстве и угрозах сболтнёт или, того хуже, в милицию настучит.

«Не будет денег – не будет и тебя!»

Не откладывая дела в долгий ящик, начали раскрутку пацана. Сначала Валентин предложил Димке купить у него сотовый телефон за 7 тысяч рублей. Когда парнишка отказался, его поставили на счётчик: «Мы на эти деньги рассчитывали. Ты нас подставил – за это плати 50 тысяч рублей. Сроку тебе три дня. Будешь выпендриваться, утопим в Ангаре».

Куда, вы думаете, побежал испуганный мальчишка? К своему лучшему другу, Али. Знаток криминального мира посоветовал не рыпаться и отдать долг: «Ты попал. Ребята эти серьёзные – что сказали, то и сделают. Спрятаться от них некуда: адрес твой они знают, где учишься – тоже. Лучше заплати». Смирившись, Димка достал из заветной «мягкой шкатулочки» 50 тысячных купюр. О том, что соврёт матери об исчезновении денег, парень в тот момент не задумывался.

Отхватив неплохой куш, вымогатели сделали передышку. Ненадолго – «трясти грушу» понравилось. Через пару дней вымогатель и его жертва встретились у почты. Лениво помахивая пистолетом перед носом вконец перепуганного школьника, Валентин потребовал ещё денег: «Принесёшь 120 тысяч – и всё, мы в расчёте. Начнёшь юлить – в окно вашей квартиры залетит граната. Не жалко мать и маленькую сестрёнку?!»

Отступать Димке было некуда, пожаловаться взрослым он боялся. Тогда ведь придётся и старое ворошить. В итоге тайник похудел ещё на 120 тысяч рублей. На дне спортивной сумки, спрятанной в пуфике, оставалось всего 30 тысяч. Правда, и эти деньги пролежали недолго, до конца недели. Али намеревался опустошить всю кубышку Александровых, если получится – урвать и побольше.

Телефонный звонок раздался поздним вечером. Димка колебался, брать трубку или нет: «А вдруг это они? А если всё узнают родители?» Дрожащей рукой дотянулся до аппарата на журнальном столике и услышал требовательное: «Ну что, Димон, долги возвращать думаешь? С тебя причитается. Соберёшь ещё 40 тысяч рублей, и живи спокойно. В противном случае сам знаешь, что тебя ждёт. Встречаемся на том же месте, во дворе рядом с почтой».

Уснуть в ту ночь мальчишка так и не смог. Он всё время думал, где достать эти проклятые деньги. Маминой заначки на выкуп уже не хватало. На следующий день в школе Димка попросил у одноклассника сотовый телефон: выручи, мол, на время. Игрушка тянула на десять с лишним тысяч рублей. В ход пошло ещё и золотое кольцо матери. Нужно ли говорить, что мобильник, золото и остатки домашних сбережений в тот же день перекочевали в карманы Валентина и Али. На двоих получилась нехилая сумма: по сто тысяч рублей с лишним. Житков, широкая натура, прокутил их с дружками по барам и саунам. Осторожный Гейсенов в открытую не шиковал.

Финита ля комедия

Вытянуть с Димки больше было нечего. Но Валя, что называется, вошёл во вкус. Уже без ведома Али он потребовал со школяра ещё 20 тысяч рублей. «Иначе, – сказал, – отрежу тебе голову».

Тем временем родители Димки обнаружили распотрошённый тайник. Припёртый к стене мальчишка во всём сознался. После откровений сына мать стала записывать все телефонные переговоры на диктофон. С плёнкой в руках пришла в милицию.

Житкова взяли в момент передачи меченых купюр. Узнав о его аресте, Али затаился у знакомых. Но спустя две недели написал явку с повинной.

Пока шло следствие, вымогатели находились под стражей – во избежание угроз и давления на свидетелей и потерпевших. На суде Гейсенов и Житков просили снисхождения: «Всё осознали, вину искупим. Только в тюрьме поняли, что такое свобода».

Однако Фемида была неумолима: судья Октябрьского районного суда г. Иркутска приговорил Андрея Гейсенова и Валентина Житкова (фамилии изменены) к трём годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и обязал их возместить материальный ущерб семье Александровых. Попытка обжаловать приговор, по мнению осуждённых, суровый, в Иркутском областном суде успеха не принесла. Вышестоящая инстанция оставила его в силе.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер