издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Гламурный андеграунд

Большинство иркутян о городском гламуре узнают лишь из многочисленных глянцевых журналов. Но представители гламурной тусовки, о которых пишут в глянце, сами до конца не понимают, каким параметрам они должны соответствовать. «Гламурными» называют завсегдатаев ночных клубов и их работников, преуспевающих бизнесменов и девушек, на которых они тратят деньги. Провинциальный гламур в лицах изучала КСЕНИЯ ДОКУКИНА.

Неформальный гламур

«Glamour’s bitch» – так называют себя 20-летняя Инга Мартынова и 24-летняя Лена Журова. Скандальное имя в иркутской тусовке девушки заработали себе за два месяца и эксплуатируют его уже два с половиной года. «В 2006 году на 23 февраля мы обе надели одинаковые провокационные наряды и пришли в ночной клуб «Мегаполис», – рассказывает Инга. – Какая-то посетительница, проходя мимо, презрительно сказала: «Гламурные суки», – а нам это определение понравилось».

Любимое занятие девушек – эпатировать публику своим внешним видом. «Раньше мы отстёгивали меха с маминых пальто и надевали поверх топов, превращали юбки в кофты, кофты – в юбки, колготки в сеточку – в рукава, – рассказывают иркутские тусовщицы. – Сейчас чаще всего просто покупаем одежду для тусовок, но дважды в одном и том же костюме появиться на улице мы себе позволить не можем». На вопрос, сколько стоит наряд, в который она сейчас одета, Инга пожимает плечами: «Недорого, тысяч семь». (На Инге короткое чёрно-жёлтое платье, босоножки, блестящие колготки, крупные пластмассовые браслеты и массивное украшение под золото на шее). Если в следующий раз девушке захочется надеть это платье, придётся, например, обрезать рукава или покупать к нему новые аксессуары. Но это не слишком броский, повседневный наряд, уверяют девушки. «Прийти в ночной клуб так – всё равно что появиться там в джинсах и водолазке», – говорят они. Издержки такой стилевой политики – отсутствие так называемой «приличной» одежды в гардеробе тусовщиц. «Бывает, нам просто не в чем пойти на свидание или в гости», – признаются девушки.

Чтоб покупать себе наряды, Инга и Лена трудятся на двух работах: днём – продавцами в бутике аксессуаров и косметики, с 12 до трёх ночи – go-dance в клубе «Панорама». Впрочем, с руководством «Панорамы» у девушек нет чётких договорённостей о том, чем они занимаются на рабочем месте: они могут танцевать или разговаривать с посетителями – размер зарплаты от этого не меняется. В неделю девушки зарабатывают примерно 5 тыс. рублей, эти деньги они тратят на наряды. «Если у нас новый клубный костюм – а он у нас каждую неделю новый, – мы должны показать его всем», – заявляют они. Поэтому за ночь Glamour’s bitch посещают как минимум четыре клуба. С работы в «Панораме» они едут в «Матрёшку», затем в «Шамбалу» и заканчивают свой «показ мод» в «Дикой лошади». «Над имиджем нужно работать, и образ нужно продвигать», – поясняют тусовщицы. За время существования проекта они успели появиться во всех журналах Иркутска и телевизионных программах, в которых есть претензия на гламур.

Впрочем, в интерпретации девушек понятие «гламур» становится чем-то вроде андеграунда. «По идее, гламур – это глянец, дорогие вещи, громкие имена модельеров, – говорит Лена. – Но мы не ориентируемся на цену или брэнд. Мы протестуем против серого города нашей яркостью и создаём свой образ из ничего: что-то покупаем в магазине, что-то мастерим. Например, если рвутся дорогие чулки – отрезаем у них «пажи» и носим их».

Профессиональные тусовщицы

На своём гламурном образе тусовщицы научились не просто экономить, но и зарабатывать. Девушек часто приглашают работать на выставках в «СибЭкспоЦентре», на разные вечеринки в клубы. В прошлом году Glamour’s bitch вызвались помыть окна в кафе «Кокс» на День города. Правда, всё вышло не так гламурно, как ожидали тусовщицы и хозяева заведения. «Мы думали, нужно будет просто позировать на фоне окон с тряпками в блестящих костюмах, – рассказывают девушки. – А в итоге нам сказали по-настоящему мыть окна. Раз уж мы договорились, мы делали всё на сто процентов, от души. Но потом администрации «Кокса» позвонили из управления железной дороги, которое находится напротив кафе, и спросили, что вы тут за стриптиз устроили». Как-то Инга и Лена мыли машины возле клуба «Фортуна» – вокруг этой акции тоже был бешеный ажиотаж среди мужчин.

«Девушкам тяжело держать дистанцию с мужчинами, особенно когда мужчины за них платят, – замечают Инга и Лена. – Но для нас важно: мы Glamour’s bitch, поэтому больше, чем на тусовку с нами, мужчинам рассчитывать не приходится». К тому же у обеих тусовщиц есть молодые люди.

«Glamour’s bitch» – это уже не просто хобби, это коммерческий проект, справедливо замечают тусовщицы. Они хотят запатентовать его как брэнд и раскручивать за пределами области. Поедем в Екатеринбург, предполагают девушки. Автостопом, как всегда: за время своего кочевания по клубам тусовщицы ни разу не платили за проезд, ведь их самобытный гламур не предполагает никаких затрат, кроме расходов на костюмы.

Кусочек гламура так и не смог прижиться в Иркутске.

Надежда тусовки

«Я вообще не знаю, что такое «гламур», это слово все понимают, как хотят», – заявляет единственная женщина-МС (ведущая шоу) Иркутска Надежда Федина. В местной тусовке она известна как Вазелинда Михайловна и признана в прошлом году самой гламурной ведущей года на ежегодной клубной церемонии «Серебряная мега». Уже не первый год Вазелинда Михайловна считается самой «развратной» МС: «Конкурсы, которые я провожу в клубе, пошловатые, а в речи я использую маты, – объясняет ведущая. – Но материться тоже надо уметь». Вазелинда Михайловна в этом деле специалист: она уже 12 лет в образе.

По словам самой «гламурной ведущей», за это время её образ не менялся. Так что можно считать, что гламурный стиль поведения, как большинство иркутян его понимают, появился в Иркутске ещё 12 лет назад. Впоследствии к нему добавилось лишь эротики: «Изначально мой сценический псевдоним звучал как «Вазелина», но мы подумали, что это звучит неэротично, и добавили слог «да», – вспоминает МС. – А вот Михайловна – это моё настоящее отчество».

«Вазелинда Михайловна» – это образ бывалой прямолинейной девицы, поэтому в начале карьеры входить в роль было тяжело, говорит Надежда Федина. Как истинная женщина, о своём возрасте она умолчала, но уточнила, что на заре творческого пути была ещё студенткой.

Несмотря на то что Вазелинда Михайловна не совсем представляет, что это такое, себя она считает гламурной. «Главное в гламурном человеке – чтобы была изюминка, креативность», – говорит она. По мнению МС, внешний вид гламурного тусовщика не так важен. «Я много денег на одежду не трачу, чем проще я одета, тем мне удобнее, – уверяет она. – Я теряюсь в толпе клуба – меня только по размерам узнать можно».

Надежда Федина говорит, что гламурных людей в Иркутске мало, зато многие представители тусовки считают себя гламурными и тратят большие деньги на поддержание этого статуса. Вставляют линзы с бриллиантовым напылением, приводит пример Вазелинда Михайловна. «Один знакомый украсил все зубы бриллиантами. Смотрится красиво, но в темноте жутковато, – признаётся она. – А стоит безумно дорого – сама операция около 400 тысяч рублей, а отделка и до миллиона дотянет. Что только люди с собой не делают, чтобы казаться супермодными». Вазелинде Михайловне пиар в тусовке уже не нужен: известность пришла в процессе работы. «Ну кто его знает, что будет к тому времени, когда мне стукнет 50 лет, – улыбается она. – Может, я, например, ресницы наращу».

Прощаясь с МС, спрашиваю, не хочет ли она ознакомиться со своими цитатами в тексте и на какой адрес их отправить. Ведущая называет мне корпоративный е-mail и уточняет: «Пометьте, что для Вазелинды. А то кто такая Надя Федина, тут не сообразят». Законы иркутской тусовки таковы, что имени популярной МС не знают даже на работе.

Dорого & Gлупо

«В Иркутске не существует и никогда не появится гламур», – заявляет бизнесмен Антон Ракитин. За 11 лет тусовки по российским клубам Антон Ракитин успел сравнить иркутскую публику, её запросы и возможности со столичными и делает однозначный вывод: гламуру не бывать в Иркутске как по ментальным, так и по экономическим причинам. «Гламур – это что-то шикарное, внешне блестящее, это пайетки, стразы, маленькие сумочки и широкие ремни, – перечисляет Антон Ракитин. – Гламурная музыка – это R’N’B. А Иркутск слушает шансон и носит спортивную одежду. У нас нет денег на гламур, а соответственно, нет смысла в гламурных заведениях. Хочешь заработать в Иркутске – открой быдло-заведение».

В столице есть большая прослойка молодых людей, у которых почти нет дел, зато очень богатые родители и очень много денег, говорит предприниматель. «Они тусуются постоянно, с того момента, как встали с постели. Я только встал и уже устал. Пусть их будет десять тысяч – ради этого количества народа есть смысл открывать фешенебельные клубы, из них можно создать гламурную тусовку», – рассуждает Антон Ракитин. По его словам, в «настоящем» гламурном клубе Москвы посетитель оставляет более полумиллиона рублей. Гламурными людьми в Иркутске называют людей состоятельных, а гламурными местами – заведения, где эти люди проводят время. Причём и этой публики немного. В любом глянцевом журнале перетасованы одни и те же двести человек, сто из которых действительно тусуются в клубах, а остальные появляются там изредка, но интересны в масштабах Иркутска благодаря своему бизнесу, говорит предприниматель. «Я свечусь в этих журналах как раз из бизнес-интересов, – признаётся Антон Ракитин. – А эстетика гламура навязывается изданиями городу: то, о чём они пишут, не гламур, а богатая тусовка».

Людей, способных тратить очень большое количество денег и при этом тусующихся, в Иркутске, по его подсчётам, не более двадцати. Эта публика поместится в очень небольшом заведении для избранных, которое можно открыть. Но, как считает Ракитин, оно не будет приносить крайне высокой прибыли ещё и потому, что иркутяне привыкли к гигантомании владельцев клубов и им нужны большие пространства. На небольшой площади люди протусуются часа два и уедут в привычный клуб, чья площадь и целевая аудитория обширнее. Ради основной платёжеспособной аудитории Иркутска открывать гламурное заведение будет нерентабельно, считает Антон Ракитин: «пацанам» нужно несколько баров и возможность посмотреть на девчонок с разных ракурсов. «И если пацаны в хорошем настроении, они выйдут из клуба, оставив там три-семь тысяч рублей», – заключает тусовщик.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер