издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Учитель танцев

Самому младшему из четырёхсот тридцати участников школы современной хореографии «Шаги» четыре года, а самому взрослому – за сорок. Среди учеников хореографа Владимира Лопаева – бизнесмены, журналисты, бухгалтеры, учителя, студенты. Владимир учит двигаться в стилях фанки и джаз-бит, преподаёт йогу и контактное взаимодействие. Большая часть его жизни давно принадлежит танцам: благодаря им он познакомился с будущей женой и обрёл большинство друзей. Владимир Лопаев танцует семь дней в неделю, с утра до вечера: в будние дни танцы заканчиваются в одиннадцатом часу ночи, по выходным – в семь-восемь вечера.

– С утра до обеда я преподаю в Иркутском училище культуры и в театральном училище: занимаюсь с выпускными курсами или абитуриентами, — рассказывает он. — После обеденного перерыва еду в «Шаги» и с шести до десяти вечера веду танцы у хобби- и мастер-класса. Перед занятиями придумываю новые движения, связки: включаю музыку и начинаю импровизировать. Что-то сочиню – сяду, чай попью. Пока отдыхаю, в голову приходит продолжение танца. По выходным снова занимаюсь со студентами театрального училища и веду занятия по современным танцам в «Шагах».

– Вы строгий учитель? Придираетесь к ученикам?

– Я понимаю, что у всех людей разные возможности для того, чтоб брать информацию. Кто-то сразу запоминает движения, кто-то – через три занятия. Некоторые вообще приходят просто пресс покачать. И если раньше я переживал и нервничал, когда у кого-то не получался танец, то теперь отношусь гораздо спокойнее. Придираюсь только к самым ярким ученикам, а они есть всегда. Например, в театральном училище в этом году выпускался очень сильный курс мастера Александра Булдакова, им я ставил хореографию в спектакле «Ромео и Джульетта». У ребят есть заинтересованность, энергия, хотя техника пока не всегда на высоте. Это не страшно: были бы кости, а мясо нарастёт. В училище культуры мы со студентами работаем над проектом по воспоминаниям сестры Марины Цветаевой Анастасии.

– Профессионально заняться постановкой спектаклей не думаете?

– Да, я давно хотел перейти к большим театральным формам. Начал с того, что предложил помочь со сценарием и постановкой спектакля выпускнику театралки Олегу Матерну. Постановка будет называться «Полоса». Это спектакль о том, как один человек в детстве мечтает об одном, но вырастает и забывает свои мечты, пойдя по пути жизни ради денег. В итоге он теряет всё, что имел, и возвращается в детство, чтоб воплотить свою мечту.

Восточная мудрость

– Предполагал ли, что увлечение перерастёт в профессию? Были другие варианты места работы?

– Вообще я с детства был в спорте. Занимался биатлоном, в 14 лет выполнил норматив для кандидата в мастера спорта, а потом в 17 пошёл в усольский танцевальный коллектив «Серпантин» – и втянулся. После двух с половиной лет в армии утвердился в желании танцевать. Я служил в спортроте в Усолье, был пожарным-спасателем. Через год перевёлся на контракт, стал ездить по командировкам. Участвовал в спасательных работах при тушении гостиницы «Сибирь», упавшего в районе посёлка Мамоны самолёта «Ту-154», при ликвидации последствий землетрясения в Нефтеюганске. Потом тренировал молодых спасателей. Но когда меня позвали работать в МЧС, отказался. Не моё это: жёсткая дисциплина, построения всякие. Армии мне хватило в романтичном периоде моей жизни. Кстати, романтика была ещё и в том, что, пока я служил в усольской части, по ночам бегал к своей будущей жене в самоволку. Ночью убегу, а в 6 утра к подъёму обратно. Дослужив, я вернулся в Усолье, в 1994 году поступил в Иркутское училище культуры, а после его окончания в 1999-м – заочно в Академию искусств в Улан-Удэ.

– Существует ли у вас какое-то хобби, кроме танцев?

– Люблю читать. Из-за нехватки времени читаю в маршрутках, между занятиями. Сейчас интересуюсь в основном профессиональной литературой, по йоге. Мышечная энергия у меня развита, теперь концентрируюсь на внутренней. Последние несколько месяцев я начинаю свой день с дыхательных упражнений: встаю в семь утра и часа полтора занимаюсь. Кстати, могу дать совет по занятию тибетской дыхательной гимнастикой. На теле человека есть множество точек, через которые можно мысленно прочищать свой организм. Например, две точки – посредине ладоней, ещё две – на ступнях между пальцами и пятками и одна – на макушке. Можно «вдыхать» энергию макушкой, прогонять её по телу и выпускать через точки на ступнях – вместе с негативом, который был внутри. Секрет в том, что телу нужно грамотно ставить задачи.

– С чего пошло это увлечение восточной медициной?

– Вообще я давно задумывался об этом. А сейчас у меня, наверное, переходный возраст: почувствовал, что пора. К тому же я периодически встречаю людей, которые тоже занимаются восточной медициной. Например, недавно в одном кафе посетителю стало плохо и он потерял сознание. Вместе со мной кинулся помогать охранник этого заведения – он как раз и привёл в чувство посетителя. Мы с этим охранником познакомились, и оказалось, он потомственный целитель и проходил обучение в Тибете. Я думаю, эти встречи не случайны.

Владимир увлечён не только восточной медициной, но и восточной философией. Считает, что в жизни вообще не бывает случайностей, а любые события и встречи – продукт человеческого мышления. «Воспринимаешь мир позитивно – значит, будешь встречать добрых людей и всё у тебя будет хорошо», – уверен он. «Значит, – спрашиваю, – у вас всё хорошо?» «Да», – улыбается Владимир.

В движении

Владимир Лопаев пришёл в «Шаги» в 1997 году, почти через год после создания школы хореографии. В то время это был единственный в области коллектив, занимающийся современными танцами. «Месяца два прозанимался в хобби-классе, – рассказывает он. – Потом думаю: что же, постоянно это будет повторяться (показывает простые движения из разминки)? Посмотрел на основной состав – ну, думаю, и я так могу. Ещё через полмесяца оказался в основном коллективе. Тогда молодой, горячий был». Вскоре в «Шагах» появились курсы, и Владимир стал не только выступать на сцене, но и вести занятия.

– Где вы себя ощущаете гармоничнее: на сцене или на занятиях, среди учеников?

– Мне нужна и публика, и ученики. И от всех необходима отдача. Лучшая отдача от публики – это аплодисменты. Когда зрители начинают хлопать, я получаю затраченную энергию обратно. А учитель есть в каждом человеке. У каждого есть ресурсы и возможность что-то создать и объяснить это другим. Просто чтоб преподавать, нужна практика. Я не могу ответить на все вопросы учеников, но я ищу ответы вместе с ними. Вообще у меня есть и научная база для преподавания. После восьмого класса я поступил в Усольский педагогический техникум на специальность «учитель младших классов». Правда, на последнем курсе меня призвали в армию, и пришлось доучиваться заочно. Зато я даже практику успел пройти: преподавал у третьеклашек. Но потом понял, что моё призвание – это танцы.

– У кого легче преподавать – у детей или взрослых?

– Легче, конечно, у взрослых. Когда на базе «Шагов» появились детские курсы, я работал с маленькими детьми. Как раз с ними выматываешься страшно: постоянно нужно придумывать новые игры, скакать как «мультяшка», чтоб малышне интересно было. Кем я только во время занятия не был – этакий большой няня. А со взрослых можно спрашивать по-взрослому. На занятиях и слёзы бывают, ну а что сделаешь? Люди пришли знания получать.

– Вы привязываетесь к своим ученикам?

– Откровенно говоря, да, но я стараюсь не настаивать на общении. А то к ним привяжешься и не отвяжешься. (Улыбается). Нужно уметь отпускать людей. Я понимаю, что и я, и «Шаги» могут быть в их жизни только этапом. Кто-то из учеников уехал в Москву, Петербург. Бывшие «шажисты» сейчас танцуют в Германии.

– Случалось, что в вас влюблялись ученицы?

– Конечно. Не без этого. Подходят, говорят об этом. Но потом узнают, что у меня всё хорошо. И мы остаёмся в дружеских отношениях.

– Как лучше вести себя с учениками, чтобы не провоцировать или пресекать чрезмерные симпатии?

– Как же эмоции можно пресечь? Да и кто я такой, чтобы это делать? Пройдёт время, и человек сам во всём разберётся.

Танцы без правил

– Вы ведёте светскую жизнь?

– В принципе, в иркутской тусовке меня знают. Порой после разных мероприятий ко мне подходят, зовут дальше повеселиться. Но я не очень расположен к этим делам, да и известности никогда не искал. Хотя в своё время я достаточно поработал на светских мероприятиях, показах одежды. С 1998 по 2007 год танцевал в ночных клубах, начинал ещё в «Клетке». (Ночной клуб «Клетка» – один из первых клубов Иркутска для секс-меньшинств. – «Конкурент»). Насмотрелся. Впрочем, к людям не-традиционной ориентации я совершенно спокойно отношусь.

– По вашим наблюдениям в клубах, Иркутск хорошо танцует?

– Раньше иркутяне танцевали очень однообразно – в клуб приходишь, будто в инкубатор: все выучили одно-два движения и повторяют. Большинство посетителей были слишком стеснительными и не могли раскрыться. Сейчас стало больше танцоров, получающих от этого удовольствие.

– А вы стеснительный?

– В отношении танца уже нет, я могу свободно танцевать, не смущаясь.

– Разве это не закономерно, ведь вы и так знаете, что хорошо танцуете, что вам смущаться?

– В любом случае я не использую в клубе те движения, которые применяю на сцене. Не кувыркаюсь, обхожусь без пируэтов. Нельзя выучить клубный танец, можно приучить тело к определённым движениям, а дальше – импровизировать. Сразу видно тех, чей танец заучен, – движения выходят как у киборга. В клубе нужно чувствовать музыку, а тело знает, что делать. Ведь люди танцевали ещё тогда, когда не умели говорить: это же выплеск эмоций.

– Назовите основные тенденции иркутского танцевального движения.

– По количеству студий считается, что у нас танцующая область. Специфика в том, что танцоры варились в собственном соку. Что-то новое стало появляться недавно: в Иркутск стали приезжать российские и мировые специалисты, проводить здесь мастер-классы. А вообще, иркутяне начали предпочитать танцы фитнесу или аэробике. По-моему, на аэробике можно себя к чему-то более серьёзному подготовить, но постоянно этим заниматься скучно. А в танце думать надо.

Сейчас многие люди стали заниматься индивидуально. Наверное, мода на танцы стимулируется тем, что по телевизору идёт активная их пропаганда. В последнее время мне часто звонят состоятельные иркутяне и говорят: хочу быстро научиться танцевать, а стоимость не важна. Один мужчина, не слушая мои доводы о том, что в короткий срок невозможно этому выучиться, решил заниматься по три часа в день. Мы потанцевали два-три дня – и он выдохся. Нельзя так сразу с места в карьер.

На индивидуальные занятия ко мне уже пять лет ходит один из директоров компании «Ангария» со своей женой. Первые два года мы определялись, чем будем заниматься. Мужчина – любитель клубных танцев, а жена спокойнее, ей нравятся статичные дыхательные упражнения. Поэтому она терпит клубные танцы мужа, а ему приходится мириться с занятиями йогой.

С танцем по жизни

Жена Владимира Евгения Лопаева тоже поддерживает его увлечение танцами. Супруги познакомились в 15 лет, когда оба пришли заниматься в усольский танцевальный коллектив «Серпантин». «Танцевали-танцевали, а потом раз – и вместе», – описывает их романтическую историю Евгения Лопаева, поясняя: «Мы много раз пытались вспомнить, как начали встречаться, но это до сих пор неизвестно». У обоих супругов напряжённый график: пока муж преподаёт танцы, Евгения Лопаева учит девушек дефиле в модельном агентстве «Академия красоты» и является режиссёром конкурсов «Мисс Иркутск» и «Миссис Иркутск». Дома Владимир и Евгения появляются поздно, днём поймать вместе их можно только на репетициях или выступлениях «Шагов»: уже десять лет оба танцуют в коллективе.

– Тот факт, что больше половины композиций с вами танцует ваша жена, не случаен?

Владимир: Конечно, ведь танцевать всегда легче с тем, кого знаешь. А новый партнёр – это новые ощущения, сначала к ним начинаешь прислушиваться, привыкать. Женю я очень хорошо чувствую в танце. Наверное, поэтому многие хвалят одну из последних наших с ней совместных работ – «Разговор».

Из 17 лет знакомства 15 Владимир и Евгения живут вместе. А расписались только в прошлом году. Владимир объяснил это расширением жилплощади, покупкой машины. А Евгения прибегла к философии мужа. «В мире не бывает случайностей», – сказала она, пояснив, что семья ждёт ребёнка.

Евгения: Во время последнего выступления «Шагов» 10 июня Володя танцевал с другой партнёршей. Я пока не могу танцевать: мы ждём ребёнка. Хотя мы давно хотели этого, беременность оказалась для нас неожиданностью. О ребёнке я узнала только на третьем месяце. Ещё в конце марта я выступала в нашей новой программе.

– Не ревнуете мужа к другим партнёршам?

Евгения: Конечно, ревную, ещё как! К тому же сейчас я просто по танцам скучаю, по движению. Но он всё понимает.

– Это основной момент, вызывающий споры, или есть ещё вещи, которые являются камнем преткновения в отношениях?

Евгения: Мы больше спорим по каким-то бытовым мелочам. Причём чаще всего я эти споры завожу. А потом стараюсь сама прекратить. Или он прекращает: он в этом плане более спокойный и благоразумный.

– А то, что муж много времени проводит на работе, не раздражает вас?

Евгения: Нет, потому что я очень хорошо знаю, чем он на работе занимается.

– Владимир, вы не устаёте от постоянной физической нагрузки?

Владимир: Бывает, устаю. Но в движении сосредоточен смысл жизни. Хотя меня можно назвать трудоголиком: из-за интенсивных тренировок у меня вылетела коленная чашечка. Теперь стараюсь следить за нагрузкой.

– А отдыхаете вы как?

Владимир: По воскресеньям поздно вечером ездим в русскую баню.

Евгения: Летом стараемся вырываться на море. Например, в последний раз ездили в Одессу на целых два месяца. И ничего там не делали. Это было очень непривычно. Сейчас все наши планы будем подстраивать под ребёнка.

– Своего ребёнка вы тоже сделаете танцором?

Владимир: Только если у него будет желание. Захочет заниматься чем-то иным – пусть. Главное – человек должен оставить в мире после себя что-то красивое.

Евгения: Мне бы не очень хотелось, чтоб ребёнок занимался тем же, чем и его мама с папой. Потому что я знаю, как это тяжело.

О будущем ребёнке Владимир говорит очень осторожно, избегая строить планы и высказывать предположения. Признаётся, что ждёт рождения, как чуда, но думает, не стоит пока торопить события. Не торопить события Владимир предпочитает и в повседневной жизни. «Прошлое уже было, а будущего ещё нет, поэтому я живу только настоящим днём и радуюсь ему. Сегодня с утра встал – жив-здоров, счастлив и собираюсь трудиться».

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Владимир Лопаев родился 20 июня 1975 года в Усолье-Сибирском. В 1994 году окончил Усольское педагогическое училище, в 1999 – Иркутское училище культуры, в 2003 – Академию искусств в Улан-Удэ. В «Шаги» пришёл в 1997 году, через год после создания школы хореографии. В основном составе «Шагов» традиционно восемь человек: четверо девушек и четверо мужчин. Из тех, кто начинал этот проект, остались только Владимир и Евгения Лопаевы. Для них «Шаги» – это не просто хобби, а проект, который приносит заработок. Сейчас в школе хореографии 15 человек занимаются мастер-классом, примерно по двести – в хобби-классе и в детской школе. С 2001 года «Шаги» ежегодно ставят танцевальные спектакли в драматическом театре: «Нарисованная» (по рассказу Гоголя «Невский проспект»), «Счастье на цыпочках», «Производные мечты» (совместный с таиландским танцевальным коллективом проект), «Дорога», «Школа» (зарисовки, посвящённые десятилетию «Шагов») и «Один день без тебя».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер