издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прибрежные противоречия

Почему байкальская глубинка не вписалась в рыночные реалии?

(Окончание. Нач. в №№ 106, 107 от 17 и 18 июня)

Самой динамично развивающейся отраслью мировой экономики называют туризм многие современные учёные и специалисты. По данным ООН, сегодня туризм занимает первое место в мировом экспорте товаров и услуг, обогнав автомобильную промышленность, производство химических продуктов и продуктов питания, а также изготовление компьютеров, офисного оборудования и топлива. В 2000 году Россия вошла в десятку стран – лидеров мирового туризма, и, похоже, мы не собираемся сдавать достигнутых позиций. Впрочем, есть один важный аспект развития этой отрасли, где наши позиции достаточно шаткие.

Под туризмом понимают обычно культурный обмен, с помощью которого туристы и местные жители взаимодействуют между собой. Следовательно, туризм должен обеспечивать устойчивое развитие туристских объектов, развивая экономику, экологию, социально-культурную сферу в туристически востребованных регионах. Иными словами, производить тот самый культурный обмен не только в интересах нынешнего, но и будущих поколений, которые имеют абсолютно такие же права на природные и прочие ресурсы. Так принято в мировом цивилизованном сообществе, к этому стремятся и многие туристически привлекательные регионы нашей страны: Карелия и Калининградская область, Краснодарский край, Бурятия, Алтай и другие.

Туристическая привлекательность КБЖД и небольших поселений, которые исторически обосновались в этом суровом, уникальном по красоте краю, несомненны. Однако сегодня туризм не только не помогает поднять экономику, жизнь в этих депрессивных, по большому счёту, посёлках, обеспечивая то самое устойчивое развитие, но, как убедился читатель моих заметок, служит серьёзным препятствием для простого выживания людей. Примеров – немало.

Проблему сортировки и вывоза мусора из Порта Байкал и других поселений Кругобайкальской дороги первый заместитель главы Слюдянского района Георгий Трифонов не без оснований назвал одной из самых сложных в жизни района. Своей, поселенческой земли здесь почти нет, следовательно, очень сложно выделить соответствующую площадку для работы с твёрдыми бытовыми отходами. Нет площадки – нет вывоза, нет вывоза – поселения всё чаще «украшают» антисанитарные пейзажи, которые к тому же создают прямую угрозу жизни и здоровью местного населения. Словом, никакими привилегиями устойчивого развития для местного населения тут не пахнет. А вот чем пахнет в центре Порта Байкал в прямом смысле слова – вообще отдельная тема.

Командировки в небольшие, особенно отдалённые, поселения области обладают, на мой взгляд, одной характерной особенностью: они до предела сжимают отведённое журналисту время. За короткий световой день надо успеть многое увидеть, услышать, записать, поговорить со множеством людей, посетить все возможные объекты – словом, выжать в отведённое время максимум информации. Не один раз оказываясь возле поселковой пристани, я с недоумением обнаруживала, что на берегу Байкала почему-то пахнет… фекалиями. Хотелось, скорее зажав нос, отойти на максимально безопасное расстояние. Некоторую ясность внёс местный глава Владимир Хлебалов.

– Здесь ВСЖД занимается развитием туризма, а очистных сооружений у них нет. Но выход из положения железнодорожники всё же нашли: врыли в землю старую ёмкость для перевозки нефти, примерно на 40-45 тонн. Очевидцы утверждают, что в ёмкости предварительно были пробиты отверстия… Словом, отходы жизнедеятельности сотен людей они сливают в её горловину, при этом жидкие нечистоты уходят в землю, а более твёрдые несколько раз в год поступают на «Самотлор» – специальное судно, которое перерабатывает фекалии.

Рядом с железнодорожно-фекальным ноу-хау расположены поселковые кочегарка и водозабор, откуда – внимание! – вода (светло-жёлтая жидкость с явным запахом тех же фекалий) поступает в поселковую систему отопления. Далее полученная жидкость нагревается и обычным способом подаётся жителям посёлка. Её они используют для обычных бытовых нужд – стирки белья, например, купания детей, мытья посуды и т.д. А кое-кто и для приготовления пищи. После мытья в такой воде долго чешется всё тело, зудит кожа, рассказывали мне жители Порта Байкал. Но единственная поселковая баня давно закрыта (железнодорожники установили там электрооборудование для сауны), собственные маленькие баньки, расположенные вдоль железнодорожных линий, людям приказано разобрать – приходится мыться этой условно-пригодной водой. Любопытно: знают ли об этом работники санитарно-контролирующих служб?

Экскурсии по посёлку, беседы с местными жителями открывали между тем всё новые и новые подробности житья-бытья портовчан. Моё внимание привлекло красивое металлическое ограждение, установленное прямо у воды, и – здесь же – новенькое деревянное строение, окружённое по периметру высоким деревянным забором.

– Это та сауна, ради которой железнодорожники устроили мусорную свалку под нашими окнами, – объяснили вышедшие на встречу с корреспондентом люди. – Построена она тоже для туристов. Но главное, что все эти заборы отрезали от жизненно важных объектов (пожарной части, паромной переправы, магазинов, фельдшерского пункта и т.п.) дальнюю часть посёлка, несколько десятков людей остались как бы в резервации. Здесь, почти у кромки байкальского берега, проходила единственная дорога, связывавшая обе части поселения. Сегодня она самозахватом перешла к арендованной ВСЖД земле, в результате на паром нельзя попасть даже в самых экстренных случаях.

Очевидцы рассказывали совершенно дикие ситуации: поезд с туристами прибывает в посёлок рано утром, уходит в 10-м часу вечера. Порт Байкал – станция тупиковая, и составителей поездов, опять же в целях экономии, здесь сократили. Чтобы попасть на паром, надо проехать по автомобильной дороге (там теперь сауна) или через железную дорогу (там весь день стоит состав, который теперь некому расцепить). Понять состояние людей, которым надо по неотложным делам в Иркутск – от деловых встреч до лечения внезапно заболевших детей или стариков, – нетрудно. Ключи от ворот, перегородивших дорогу к парому, – у старшего билетного кассира Г.Морозовой.

– У меня инструкция, – отбивается она от особо настойчивых. – Ступайте за разрешением в Иркутск!

Люди, конечно, предпочитают самое простое и вместе с тем опасное: с малышами, сумками лезут под вагоны. Таких случаев в жизни портовчан немало. Странные, однако, представления у железнодорожников о развитии туризма.

Жизнь у воды – без воды, в деревне – без клочка земли, в такие условия поставлено сегодня население одного из старых посёлков на берегу Байкала. Сохранившиеся в приватизационных битвах крошечные огороды люди берегут как самое дорогое достояние: на работу здесь устроиться непросто, заработная плата небольшая, и выращенные своими руками несколько килограммов овощей – неплохое подспорье в борьбе за выживание семей.

Претензий к новым арендаторам здешней земли у жителей Порта Байкал и вправду немало. Каким-то непостижимым образом или по чьей-то злой воле жизненное пространство людей сжимается сегодня до немыслимых пределов. Зато растёт число арендованных дорогой метров, захватывая огороды или просто небольшие участки под картошку, нелёгким трудом обустроенные на суровой, каменистой земле.

– При советской власти всё же считались с людьми, – говорит директор ЖКХ и член местной Думы Алексей Тирских. – Надо кусок земли под дачу, огороды – пожалуйста. Сейчас людей нет, есть коммерция. Порт разваливается, в ЖКХ сотрудники второй год не получают зарплату, станцию нельзя назвать станцией, как и вокзал – вокзалом. Обыкновенный тупик.

Алексей Фёдорович Тирских в 80-е годы работал председателем исполкома Порта Байкал.

– Забота о людях тогда была реальной, и, главное, на всё необходимое деньги были. В семидесятых здесь наводнением полпосёлка разворотило, всё сумели восстановить. Если бы сейчас такое произошло – не дай бог! Сегодня на Думе большая часть вопросов о благоустройстве посёлка вообще не обсуждается. Доходит, например, дело до нашего кладбища – мы обычно говорим: на это денег нет, переходим к другому вопросу. Хотя ограда давно обветшала, её надо заменить, мусор убрать, дорожки расчистить, благоустроить. Но на это в бюджете посёлка ни рубля, ни копейки.

Снова и снова вспоминаются многочисленные законы и правила развития цивилизованного туризма. Особенно те, в которых говорится об уважении к культуре и среде, обычаям и политическому устройству принимающего региона, о том, что устойчивое развитие туризма обеспечивает потребности как гостей, так и хозяев. При одном, очень непростом и важном условии: «устойчивое развитие туризма предполагает принятие ряда трудных политических решений, основанных на сложных социальных, экономических, экологических компромиссах. Здесь требуется новаторский подход, охватывающий более масштабный пространственно-временной контекст по сравнению с обычными рамками, в которых осуществляется процесс планирования и принятия решений на местном уровне» (академик А. Калихман). Сейчас же, по мнению руководителей Слюдянского района, территория на всём протяжении КБЖД абсолютно не развивается.

– Не вкладывая ничего в обустройство жизни людей на Кругобайкальской дороге, мы неизбежно теряем эти территории, собственно, этот процесс уже происходит, – говорит первый заместитель мэра района Георгий Трифонов. – Развивать их сегодня не на что. Все выгоды от туристического бизнеса получает дорога.

Небольшая прогулка вдоль железнодорожной линии Порта Байкал – хорошая иллюстрация вышеприведённых цитат.

Здесь, у высоких каменистых склонов, жители посёлка много лет подряд строили баньки, обихаживали маленькие, с выдумкой устроенные огороды. Многоярусные грядки, где уже вовсю пробивается первая, нежная зелень, устроены наподобие древнегреческих: торцевая часть заботливо выложена светло-серым природным камнем, самих же ярусов, то есть длинных нешироких грядок, у кого три-четыре, а у кого и больше. Некоторые огороды – хоть сейчас на выставку народной выдумки и мастерства: красивые стеклянные теплицы построены по такому же ступеньчатому принципу, даже бочки для полива, покрашенные в светлые тона, служат своеобразным дополнением оригинального интерьера.

– Недавно нам передали приказ руководства ВСЖД разобрать всё это в месячный срок, здесь будет возведён высокий забор, – рассказывала мне молодая женщина по имени Наташа. Вместе с сынишкой она разбирала свою теплицу. – Эти овощи для нас были большим подспорьем, всю зиму ели выращенные своими руками витамины. Разберём теплицу – возьмёмся за грядки, потом надо подполье разбирать. Я работаю поваром в детском саду, муж – рабочий на заводе. Зарплаты у нас маленькие, осенью сын пойдёт в первый класс, не менее пяти тысяч рублей на все школьные расходы нужно. Огород для нас – и здоровье семьи, и витамины, и единственная возможность сделать заготовки на зиму, вырастить немного овощей, картошки. Теперь всё приходится уничтожать…

Здесь, в Порту Байкал, сегодня не очень оптимистичное настроение: люди боятся, например, ремонтировать свои дома, квартиры, слишком часто им говорят, что живут они здесь временно, до тех пор, пока… Ещё здесь часто вспоминают слова одной бизнесвумен: «А жителей порта и в Горохово переселить можно». Эта фраза стала в посёлке почти нарицательной.

«Была у зайчика избушка лубяная, а у лисы ледяная», – припомнилась мне известная детская сказка. Судя по всему, хозяева и гости в этих уникальных по красоте краях давно поменялись местами.

Похоже, принципы, которыми руководствуются сегодня новые хозяева старой байкальской земли, в самом деле полны противоречий. «Нас беспокоит сложившийся в обществе стереотип, что железная дорога – это государство в государстве, что она живёт сама по себе, не так, как прочие граждане», – говорили руководители Слюдянского района.

Думаю всё же, что не интересы отдельно взятого ведомства являются приоритетом на туристически привлекательной Кругобайкальской дороге. Только расставив акценты иначе, сделав главный упор на приоритеты местного населения, можно сделать процветающими старинные поселения на прибайкальской земле.

Ирина АЛЕКСЕЕВА, «Восточно-Сибирская правда»

Иркутск – Слюдянка – Маритуй – Порт Байкал – Иркутск

Фото автора

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер