издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Цена ложного свидетельства

  • Автор: Марк ТАРАСОВ

Октябрьским районным судом г. Иркутска вынесен не совсем типичный приговор. Обвиняемая Светлана Г. осуждена за дачу ложных свидетельских показаний. Желая помочь приятелю мужа уйти от ответственности в совершении преступления, женщина подтвердила искусственное алиби для человека, повинного в убийстве. В тот момент, когда лжесвидетельница обманывала суд, она, видимо, верила, что выгораживаемый ею знакомый не виновен. Узнав, что он убил человека, Светлана раскаялась в своём проступке и полностью признала свою вину.

От сумы да от тюрьмы

На Руси испокон веку говорят, что от тюрьмы да от сумы зарекаться не стоит. Хоть и редко, но бывают случаи, что человека обвиняют по ошибке. Вероятно, именно так представил ситуацию своей молодой, на тот момент двадцатилетней, жене Сергей Г. Возможно, он и сам не верил, что его приятель – преступник. Так или иначе, но мужчина подставил свою супругу и фактически побудил её совершить преступление. Между Сергеем Г. и убийцей Валентином Владимировым не было особенно тесных дружеских контактов. И тем не менее Г. с поразительной безответственностью ради шапошного знакомства рискнул добрым именем и спокойной совестью своей собственной жены и матери их маленького ребёнка.

Так поступить он решил, когда к нему домой пришла встревоженная жена Владимирова Маша. Она со всей возможной в таких случаях драматизацией рассказала, что её мужа обвиняют в преступлении, а он не виновен. Ну, конечно же, не виновен! Сколько у нас таких вот дел, «пришитых» ради галочки в графе о раскрываемости!? (На самом деле, как позднее выяснится, Мария Владимирова тогда уже доподлинно знала, что муж действительно убил человека). Она, само собой, и всплакнула, и долго причитала о своей горькой доле «соломенной вдовы» при живом кормильце и о сиротстве своего малолетнего ребёнка. А избавить её и младенца от этого горя могут всего-то навсего несколько слов, сказанных на суде. Мол, в тот вечер, когда произошло убийство, её муж находился у супругов Г. дома, чинил розетку. А самое главное: ушёл никак не раньше, чем в 23 часа 30 минут. И судьба молодой семьи будет спасена! Владимиров действительно как-то ремонтировал в квартире Г. розетку, но в какой именно день, супруги уже и сами точно вспомнить не могли. Так что «ложь во спасение» показалась не такой уж и заведомой, не такой очевидной. Искренне посочувствовав такой же молодой семье, как и у них с Сергеем, Светлана решилась покривить душой в зале суда.

Она не знала, что следственные действия, грамотно проведённые профессионалами, не оставили никаких слабых мест в доказательственной базе; что сами преступники запутались, меняя показания; что есть очевидцы, чьи свидетельства не оставляют сомнений. Не знала, что именно Владимиров в паре с Ян-Чи-Хуа убил молодого парня. Преступление было преднамеренным и жестоким.

Когда же на суде открылась вся чудовищная правда, лжесвидетельница глубоко раскаялась в своей наивной «благотворительной» хитрости и полностью признала свою вину перед правосудием. Суд учёл, что преступление женщина совершила впервые, по мотиву сострадания, принял во внимание её молодой возраст, наличие малолетнего ребёнка и назначил ей наказание в виде штрафа. Конечно, пять тысяч рублей – ощутимая потеря из бюджета только вступающей в жизнь, ещё не обросшей достатком семьи. Но есть и другая расплата за необдуманно произнесённую ложь. Кто знает, какие мысли и чувства хлынули в душу Светланы, когда она поняла, что чуть не стала покрывательницей ужасного и непоправимого злодейства? Каково было ей, счастливой молодой маме, встретиться с измученным взглядом матери убитого? Какая трещина возникла в их отношениях с мужем? Вопросы, вопросы… Болезненные и непростые, которых могло бы не быть.

Под фиговым листком розетки

Что же должна была скрыть от Фемиды пресловутая электрическая розетка, которую в момент убийства якобы чинил подозреваемый Владимиров? Что на самом деле происходило в роковой вечер?

Два собутыльника, Валентин Владимиров и Александр Ян-Чи-Хуа (один 19-ти, другой 18-ти лет от роду, оба – работники домоуправления), хорошенько приняв на грудь в течение дня, к ночи дозрели до чёрного дела. Сознательно и хладнокровно они решили избавить мир от человека, который, по их личному произвольному суду, не достоин был жить и «коверкать» (слово из признательных показаний) жизнь окружающим.

Их жертва и впрямь не была образцово-показательным членом общества. Многочисленные свидетели по делу подтвердили, что парень употреблял алкоголь и наркотики, буянил, третировал свою сожительницу Наталью, сбывал вещи из её квартиры, избивал свою разлюбезную. Та жаловалась на такие тиранства милёнка, по-видимому, всем, кому не лень было слушать. В таком вот своеобразном драйве и протекала совместная жизнь этой пары. Что ж, весьма узнаваемая, к прискорбию, манера «любить по-русски». Сожительница будущей жертвы работала в торговом павильончике вместе с женой Владимирова, той самой Машей. Приходя к жене на огонёк, Валентин невольно становился слушателем жалостных воплей жениной товарки, а порой и свидетелем безобразных сцен. В душе Владимирова накипала потребность праведного возмездия. Он, как «настоящий мужик», должен был вступиться за беззащитную молодку и наказать паскудника.

В день убийства между сожителями опять разразилась буря: Наталья привела домой какого-то знакомого – в результате досталось и хозяйке, и гостю. После разборок Наталья оставила свою «половинку» отсыпаться в квартире и отправилась в павильон к Владимировой. Вероятно, излить душу. Как по заказу, на эту песнь сирены туда же, в павильон, пришли уже набравшиеся спиртного пламенные мстители Валентин Владимиров и Александр Ян-Чи-Хуа. Они взяли у страдалицы ключ от квартиры, пообещав «разобраться с подонком». По сути дела, женщина предала своего на тот момент беспомощного любовника в руки карателей. Хотя, конечно, она не подозревала, что те вынесут ему смертный приговор.

То, что случилось дальше, похоже на кадры из триллера. Владимиров и Ян-Чи-Хуа взяли в гараже нож-«бабочку» с лезвием в 15 см и тихо вошли в квартиру, где увидели свою мирно спавшую жертву. Владимиров сел обречённому на спину и придержал его голову, а Ян-Чи-Хуа ножом перерезал ему горло. Затем убийцы надели на голову мёртвого полиэтиленовый пакет и перевязали горло полотенцем – они старались всё делать аккуратно. Завёрнутый в ковёр труп они вынесли на берег Ушаковки.

Раскрылось преступление довольно быстро. Соседка видела, как двое мужчин под покровом темноты выносили из квартиры что-то длинное и тяжёлое, завёрнутое в ковёр. Да и сами убийцы в первые же часы после содеянного, ещё не протрезвев, похвастались своим карательным «подвигом» перед сожительницей жертвы и какими-то её подружками. Так что труп, припорошенный снегом, недолго пролежал на берегу.

Приговор убийцам вынес областной суд: Владимиров получил 12 лет и девять месяцев, Ян-Чи-Хуа – тринадцать лет строгого режима.

Тщетно порою мы стараемся прятать грехи. Свои или чужие. Что посеет человек, то и пожнёт.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер