издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Культ природы

Ботанические сады как инструмент международной политики

Конференция представителей ботанических садов Восточной Азии состоялась недавно в Сеуле. Специалисты из Китая, Японии, Кореи, Монголии, Филиппин и других стран, собравшиеся в столице Южной Кореи, создали региональную ассоциацию ботанических садов, а также разработали глобальную стратегию сохранения растений, поддержанную ЮНЕСКО. Среди участников конференции был и директор Иркутского ботанического сада Виктор Кузеванов.

— Виктор Яковлевич, почему, собственно, конференция была проведена в Сеуле?

— В Южной Корее развитию сети ботанических садов уделяется особое внимание. Чтобы понять, на каком уровне происходит их взаимодействие, оценить лучшие практики в этой сфере, участники конференции посетили университетские, муниципальные, частные ботанические сады Сеула, а также сады, расположенные в радиусе двухсот километров от него. Нельзя было не позавидовать жителям корейской столицы, где благодаря вниманию правительства и поддержке частного бизнеса садам уделяется огромное внимание. Для создания современных ботанических садов там используют как территории равнин, так и склоны гор, выкупают часть примыкающих к ним рисовых полей. Получается очень красиво: ботанический сад располагается и в сложных горных ландшафтах, и на прилегающей к ним равнине вместе с речкой или другим водоёмом, где раньше были рисовые поля.

— Это более выгодно, чем традиционное выращивание риса?

— Оказывается, выгоднее. Производство этого стратегического продукта – одно из важных направлений экономики страны. Но там люди привыкли чтить национальные философские традиции, главная составляющая которых – культ природы, растений, их позитивное воздействие на человека. Корейские ботанические сады обустроены в соответствии с этими традициями.

— Почему возникла необходимость в объединении ботанических садов?

— Два года назад представители восточно-азиатских ботанических садов решили создать собственную ассоциацию для исследовательской работы по сохранению природы, обмену информацией в этой сфере и т.д. Там же было поддержано вовлечение в работу и восточной части России – Иркутской области, Бурятии, Амурской области и Якутии. Нынешняя конференция в Сеуле собрала около 150 специалистов, в том числе – впервые – из нашей страны.

Восточно-азиатские промышленные «драконы» – это словосочетание объединяет, как известно, ряд бурно развивающихся стран региона, которые после второй мировой войны сделали мощный экономический рывок. Он связан не только с производством необходимых для людей товаров, но и с так называемой «зелёной революцией», то есть производством продуктов питания на основе растений. Это удовлетворило потребность в пище миллионов людей, которые после войны долго жили в нищете и голоде.

Гигантский экономический рывок промышленных «драконов» вызвал негативные явления в природе: вырубку лесов на больших территориях, уничтожение растений. Когда этот ущерб стал всё более заметен, правительства Японии, Китая, Кореи, других стран начали финансировать и всячески поддерживать различные экологические программы по сохранению растительного мира. Тем более что флористически все эти страны близки друг другу и люди там хорошо понимают, как сохранять и рационально использовать свои растения. Эти факторы вместе с глобальным изменением климата планеты приводят людей к объединению – так легче отвечать на вызовы третьего тысячелетия.

— Вы впервые участвовали в работе конференции. О чём был ваш доклад?

— Растения являются, как известно, основой экономики всех стран. Даже нефть – продукт разложения растений. Люди давно поняли, что, сохраняя растительный мир, они заботятся прежде всего о промышленной, продовольственной и экологической безопасности своей страны. Следовательно, ботанический сад сегодня – это не огород, который интересен лишь небольшому количеству любителей природы, это – кристаллизованная природа мира. Он является экологической производительной силой региона, внедряет различные инновации. Собственно, современной миссией ботанического сада является сохранение биоразнообразия растений. Но это не самоцель, биоразнообразие растительного мира должно улучшать благосостояние народов. Никакая экологическая инициатива, идея не будет реализована, если она не станет служить интересам населения, потребностям простых людей.

— Приведите, пожалуйста, примеры положительной и отрицательной практики в этой связи.

— Озеленённые территории сокращаются сегодня во всём мире. Территория Японии, например, из космоса выглядит как выжженная пустыня, огромные темпы промышленного развития превратили страну в бетонные джунгли. Небольшие зелёные пятнышки в японских городах – ботанические сады, где ещё могут сохраняться растения, птицы, насекомые и куда приходят люди, чтобы полюбоваться живой природой и восстановить свои силы.

Полтора миллиарда человек, живущих сегодня в Китае, рационально используют каждый квадратный метр территории. В этой перенаселённой стране создано около двадцати ботанических садов. Только в Пекине, при страшной дороговизне городской земли, уничтожили часть городских зданий и высвободившуюся территорию передали двум ботаническим садам.

Но самый привлекательный опыт проде-монстрировали Южная Корея и Тайвань. Эти небольшие страны используют свои территории максимально эффективно и вкладывают в сохранение растительного мира большие средства. Два года назад на Тайване был создан самый крупный в Азии (четыре тысячи квадратных километров!) городской ботанический сад, который ещё выполняет функции заповедника. Число его посетителей, которое уже составляет полтора миллиона человек в год, в ближайшее время предполагается увеличить до двух миллионов. То есть спрос на всё это там есть.

— Каковы итоги конференции?

— Одним из основных направлений была инвентаризация растительного мира восточно-азиатских стран. После двухдневных обсуждений мы пришли к выводу: необходимо составить общий список всей региональной флоры с привлечением соответствующих научных ресурсов – академий, университетов и т.д. Сравнивать растительные ресурсы разных стран довольно сложно, потому что даже названия растений везде пишут по-разному. Хотя общей базой является латынь, но у многих растений по пять-шесть латинских названий и в каждой стране свои предпочтения. Даже грибы, например, в Восточной Сибири и европейской России называют по-разному.

Второе, не менее важное направление – обмен растительными ресурсами, в том числе и создание национальных ботанических садов в разных странах. Так, в Иркутске с помощью соответствующих специалистов можно создать японский, корейский ботанические сады. Они занимают небольшую площадь, на которой будут показаны не только растения, ландшафты, водоёмы, но и традиции этих стран. Поместив здесь уголок японской, корейской и им подобных культур, мы будем содействовать миру и взаимопониманию. Новая, политическая функция ботанических садов – укрепление дружбы разных народов через обмен растениями, культурными традициями, технологиями. Один из подобных примеров, кстати, не связан с Азией.

Сибирский ботанический сад создан в Чикаго. Там выделен участок, на котором воссоздан растительный мир, окружающий Байкал. Жители этого города гордятся своим сибирским садом, показывают его туристам, студентам, школьникам, рассказывают о традиционном использовании сибирских растений – для постройки домов, изготовления одежды, в лекарственных целях и т.д. Так возникает лучшее понимание культур и традиций разных людей.

Любопытно, что в развитых азиатских странах для того, чтобы выехать за пределы города на природу, надо несколько часов. По нашим российским законам зелёных зон в городах должно быть столько, чтобы человек, выйдя из своего дома, мог дойти до ближайшей из них за 20 минут. Когда японцы, китайцы и другие участники конференции услышали об этом, они решили влиять на свои правительства, чтобы такой закон был и в их странах. То есть в некоторых аспектах Россия является примером.

— Но между законом и его исполнением у нас слишком большое расстояние. Недаром в нашей стране родилась такая поговорка: строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения.

— Этого везде хватает. В Японии, например, для того чтобы закон начал реально работать, надо не менее 15 лет.

— Одним из итогов конференции стало создание Совета региональной сети ботанических садов Восточно-Азиатского региона. Вы избраны в cовет представителем от России. Что значит эта должность?

— Почётная общественная обязанность, большая волонтёрская – научная, образовательная – работа. Мы не сможем уйти от политики. В Восточно-Азиатском регионе живёт не менее половины населения планеты. Чиновники, государственные деятели, руководители этих стран приходят к осознанию роли ботанических садов как важного инструмента международной политики. Местоположение Иркутского ботанического сада харизматично – в центре Азии, возле Байкала, величайшего озера планеты. У нас немало замечательных специалистов, учёных, много талантливой молодёжи, отрадно, что работа нашего коллектива получила международное признание.

Беседовала Ирина АЛЕКСЕЕВА, «Восточно-Сибирская правда»

Фото автора и Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер