издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Открытая угроза

Уровень венерических заболеваний в Приангарье почти вдвое выше общероссийского

  • Автор: Элла КЛИМОВА, «Восточно-Сибирская правда»

Казалось бы, зима, тем более такая морозная, как нынешняя, не самая подходящая пора для интервью об опасности заболеваний, передающихся половым путём. Как говорится, не сезон. Вроде бы уместнее затевать разговор на щекотливую тему в преддверии массовых отпусков. Так сказать, предупреждения ради. Да только это одно из самых горьких заблуждений, будто «Венера», пробуждаясь от зимней спячки, лишь с наступлением тепла начинает править свой бал. На самом деле её могущество всегда над временем: оно не зависит от календаря.

Есть объективные, не зависящие от людской воли биологические законы, испокон веку определяющие алгоритм относительных подъёмов и спадов инфекционных недугов, в том числе и передающихся половым путём.  Но при этом мало найдётся в этом скорбном перечне болезней, связанных с «игрой страстей» так тесно, как хвори, насылаемые «Венерой». И фактически нет в мире недугов, кроме тех, что передаются половыми контактами, которым всё чаще добровольно сдаётся в плен юность. 

Об этой прямой угрозе будущему нашего государства мы беседуем с главным врачом Иркутского областного кожно-венерологического диспансера, заслуженным врачом РФ, кандидатом медицинских наук  Ниной Долженицыной.

– Нина Андреевна, похоже, человек так притерпелся к венерическим заболеваниям, что стал относиться к ним как к рядовым, будничным неприятностям, скажем, как к сезонным ОРЗ, которые, если их не запускать, проходят спустя несколько дней. Это что, психологический феномен, объяснимый достижениями современной фармакологии и новыми схемами лечения, или очередная ловушка, куда загоняет массовая наивность? Мол, утешайтесь, люди, вами же сотворённым мифом.  Пока в конце концов  он не обернётся очередной трагической загадкой, ключ к которой не просто подобрать. История медицины знает немало под-строенных природой тупиков, выбираться из которых приходится десятилетиями, а то и веками.

– Спорить не буду: представление о болезнях, передающихся половым путём, как об обыденности, якобы не стоящей ни волнений, ни тревоги, очень опасно. Самолечение венерических заболеваний приводит к необратимым последствиям, к личным трагедиям. Даже такие якобы «простые» половые инфекции, как гонорея или хламидиоз, поражают в итоге весь человеческий организм: от суставов до глаз. Эти инфекции распространяются достаточно активно, никакими кордонами их не остановить.

– Значит ли это, что весь мир, в частности Россия, ну и Иркутская область, находится в состоянии постоянной эпидемии венерических заболеваний и просто «смирился» с этой ситуацией? Принял её за данность, как, например, постоянную угрозу экологических катастроф?

– Эпидемии, к счастью, нет. Я говорю о том, что вспышку наших инфекций, как, кстати, и любых иных, вызываемых вирусами или бактериями, необходимо гасить  во избежание эпидемии… Но если для многих инфекций экстренной действенной мерой являются карантинные зоны,  то, скажем, сифилис на карантин не посадить.

– Ну хорошо, ситуация не так драматична, как мне представляется. Тогда я спрошу об ином. Наверное,  существует какая-то шкала, по которой вы, венерологи, отслеживаете уровень заболеваемости. Тревожен ли он?

– Да, конечно, есть статистические данные, на которые мы ориентируемся. И поверьте, они не располагают к спокойствию. Если в России прошлогодний показатель в целом по половым инфекциям – это 366 диагностируемых  случаев на 100 тысяч населения, то в Иркутской области – соответственно 684 случая на 100 тысяч жителей. В Сибирском федеральном округе наша область по уровню заболеваний, распространяющихся половым путём, на 4 месте. Вырванные из сравнительной динамики, эти цифры мало что вам скажут. Десять лет назад ситуация в Иркутской области была ещё сложнее. Но это не утешает, хотелось бы лучших результатов.

– В чём же, на ваш взгляд, корень зла? Насколько мне известно, проблемы с лекарствами нет, а для больных сифилисом они вообще бесплатны. После прошедшей реорганизации сегодня в области пять кожно-венерологических диспансеров, а это достаточно серьёзная база для лечения ваших пациентов. Значит, проблема где-то вне материальной сферы?

Сифилис на карантин посадить невозможно

– Да, реорганизацией нашей службы мы занимались в течение трёх последних лет. И модель получилась неплохая. Всю северную территорию Иркутской области «закрывают» Братский областной кожно-венерологический диспансер и его отделение в Усть-Илимске;   пациенты Усть-Кута, Железногорска, Чуны могут не приезжать в Иркутск. В Братском диспансере такая же современная лабораторная база, как и в Иркутске. Тайшетский и Тулунский диспансеры принимают на себя пациентов из сельской периферии; Усть-Ордынский – из всего автономного округа. Ну и наш, Иркутский, на который «выходят» не только сами иркутяне, но и ангарчане, и черемховцы, и усольчане. Так что вы правы: материальная база нашей службы достаточно крепкая и оснащённая. Но ведь болезни, которые лечим мы, венерологи, это в некотором роде только маркеры нравственного состояния, в котором сегодня пребывает общество. Да, мы лечим от инфекции. Но новую голову людям, готовым жертвовать здоровьем, нередко  судьбой ради минутной прихоти, мы поставить не можем. 

– Нина Андреевна, вы коснулись трудной темы и тем самым вывели нашу беседу за узко медицинскую грань. Каков же, по вашему мнению,  самый гнетущий изъян, накладывающий сегодня отпечаток на наше духовное существование?

– По моему мнению, изменилось отношение к самому святому – к зарождению человеческой жизни. Секс приносит физиологическое удовлетворение, скрашивает однообразие будней. Но никогда не дарит человеку счастья истинной близости и любви. Выхолащивание чувств,  примитивизм отношений и есть самое страшное в нашей сегодняшней и завтрашней жизни. Душевная опустошённость развратила  самых юных, ещё не вступивших в самостоятельность. Вот принцип, по которому живут наши сегодняшние тринадцатилетние джульетты: «Ничего особенного, перед свиданием попью таблетки – и без проблем».

– Но ведь не все!

– Конечно, не все. Но когда факты укладываются в статистический объём, они становится явлением. Вот статистика, известная не только нам, венерологам, но и акушерам-гинеколагам и инфекционистам, лечащим ВИЧ-инфицированных: сегодня первые сексуальные эпизоды девочек – в 13-14 лет, первые сексуальные визиты мальчиков – в 14-15 лет. У подростков постоянство половой связи –  полгода, от силы 9 месяцев. Затем новая «влюблённость», новый партнёр, новые сексуальные отношения. При этом молодые люди прекрасно знают о том, что секс должен быть защищённым. Но, по нашим данным, предохраняется только половина из тех, кто идёт на случайные контакты. Другая половина абсолютно беззаботна. Такой, понимаете, детский вариант: ЭТО может случиться с кем угодно, только не со мной.

Мы в 2009-м году провели  исследование совместно с кафедрой социологии Иркутского педагогического университета. Хотелось точнее узнать, чем живут наши взрослеющие дети. Не буду приводить никаких цифр, но общий вывод таков: ранняя самостоятельность, потому что родителям не до них; главный наставник, в том числе и в сердечных делах, – Интернет; главный воспитатель эстетического вкуса – канал «МУЗ-ТВ»; круг чтения – не выше журнала «Космополитен»…

– Но это ведь и есть та самая реальность, против которой, как говорится, не попрёшь. Или у вас, венерологов, на этот счёт свои соображения? И свои планы?

– На наш взгляд, выход только один: опасность настолько велика, что предотвратить её может только всё гражданское общество. В одиночку  нам, медикам, не справиться. Хотя в силу имеющихся у нас возможностей стараемся втолковывать юным бесшабашным головам моральные истины, апробированные всей человеческой историей. 

– Простите, Нина Андреевна, но звучит несколько абстрактно…

– Почему же  абстрактно? Нами разработан специальный просветительский проект «Любовь прекрасна, если она безопасна». У кого-то, возможно, он вызовет улыбку, но, поверьте, врачам не до улыбок. В форме ролевой игры, сопровождаемой лекцией врача и анимационными иллюстрациями, мы рассказываем молодёжной аудитории о том, как легко распространяются такие заболевания. В прошлом году с этим проектом объехали Братский, Черемховский, Усть-Илимский, само собой Иркутский, районы. Побывали в лагерях отдыха, в некоторых школах, детских домах. Мы давно убедились в том, что сухая пропаганда себя не оправдывает. Предложили подросткам другую форму общения – игровую – и попали в точку.

– Нина Андреевна, несколько лет назад я побывала в организованном вами подростковом центре, фактически своеобразном «филиале» взрослого Иркутского областного кожно-венерологического диспансера. До сих пор помню, как меня поразили неформальные, даже доверительные отношения между врачами и ребятами, попавшими в непростую ситуацию. Существует ли сегодня этот центр, куда любой оказавшийся в беде подросток может анонимно обратиться за помощью и получить её?

– Не просто существует – он стал настоящей опорной базой нашей лечебно-профилактической работы в молодёжной среде. Его адрес на улице Дальневосточной в Иркутске хорошо известен: там и стационарные койки, и консультативный приём, и, если возникает необходимость, оказание психологической помощи. Благодаря этой базе мы, иркутские венерологи, сегодня задействованы в общероссийской программе предупреждения инфекций в молодёжной среде.  Кроме того, мы обновили наш сайт в Интернете, куда может зайти любой подросток с любым анонимным вопросом, который по ряду причин он не может задать ни родителям, ни друзьям. Исчерпывающий, квалифицированный ответ ему гарантирован через день. В среднем этот сайт посещают в месяц человек четыреста, и он тоже  является своеобразным мостом между врачом-просветителем и вполне возможным его пациентом.  Согласитесь, и проект  «Любовь прекрасна, если…», и диспансер для подростков, и постоянно обновляющийся сайт – всё это никак не назвать «голым прожектёрством». Но задумайтесь: каков наш сегодняшний день? Ребят, уходящих из детства, абсолютно нечем занять. Я имею в виду основную массу подростков, лишённых возможности посещать кружки и спортивные секции, потому что далеко не в каждой семье есть деньги на оплату этих секций и кружков. Нет достойных фильмов, рассчитанных на молодёжную среду;  нет, на мой взгляд, умных телепередач, в которых разговор с человеком, только вступающим в самостоятельную жизнь, был бы интересен, неформален и нефальшив. Сегодня много дискутируют на тему, как сделать Интернет безопасным для детей. Но о том, как обезопасить не виртуальное, а реальное жизненное пространство, в котором наши дети мужают, кроме врачей и педагогов, похоже, не задумывается никто. 

Мы, врачи, не в состоянии одновременно и лечить и воспитывать подрастающее поколение. Возможности для осуществления такой двуединой миссии у нас нет. Извините за длинную цитату, но хочу привести выдержку из недавно принятого Закона «Об охране здоровья граждан»: «…это система политических, экономических, правовых, социальных, научных, медицинских, в том числе, и санитарно-профилактических мер, которые осуществляются органами государственной и муниципальной власти…»  Обратили внимание на то, что в перечислении необходимых мер обязанность, возложенная на врачей, стоит на последнем месте? Заметили, что весь многогранный комплекс мер, необходимых для охраны как физического, так и нравственного здоровья обще-ства, возложен на власть предержащих? 

Сифилис, ВИЧ и туберкулёз – три  беды, подрывающие здоровье молодых и, значит, угрожающие нашему будущему. Венерологи, эпидемиологи, фтизиатры, объединившись, буквально кричат об этой угрозе. Да только нас плохо слышат… 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector