издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Время коренного перелома

  • Автор: Владимир ДЁМИН

Экономическая и политическая биография Иркутской области – если нам будет позволено представить себе такой жанр – в 2012 году пережила очередной зигзаг, обусловленный не объективными обстоятельствами развития промышленности, энергетики или сельского хозяйства, а политическими соображениями высшей государственной власти о том, что для области лучше.

Отставка губернатора и назначение нового дают все основания подвести в одном тексте итоги сразу трёх периодов: календарного года, тридцати пяти месяцев губернатора Дмитрия Мезенцева и полугодия Сергея Ерощенко. Эпоха Мезенцева, каким бы условным ни было такое определение, принесла области необходимый ей период относительной стабильности, единообразных правил работы и единообразия в принятии решений – решал губернатор, лишь по необходимости координируя свои действия с депутатами Законодательного Собрания и мэрами районов. Необходимо отметить, что эти же годы стали лучшими по притоку средств в региональный бюджет, причём не только за счёт дотаций из федерального центра или столь же ненадёжных отчислений в рамках различных договоров о сотрудничестве с финансово-промышленными группами, а благодаря появлению и выходу на серьёзные объёмы производства новой отрасли экономики – нефтедобычи. 

Одни и те же финансовые возможности одно и то же по составу правительство могло бы использовать десятью разными способами в зависимости от условий, поставленных федеральным правительством, главой региона, но, как ни странно, независимо от пожеланий жителей области и даже депутатов Законодательного Собрания. Иркутская область изобразила самую крутую среди других регионов страны траекторию погашения региональных долговых обязательств и к концу 2012 года как раз достигла долгожданного рубежа, сравнявшись по кредитному рейтингу с Красноярским краем. Это главное достижение правительства Мезенцева обусловило дальнейшую судьбу финансово-экономического блока правительства: он продолжил работу в новом составе правительства, а его руководитель Алексей Зезуля стал заместителем губернатора. 

Последние четыре месяца, прожитые областью под руководством Дмитрия Мезенцева, не отличались от предыдущих двух с лишним лет почти ничем экстраординарным. Бюджет 2012 года, например, вплотную приблизился к отметке 100 млрд. рублей, а в структуре правительства появилось министерство инноваций, заявившее о себе громким проектом строительства в области неких центров хранения информации. Идея была бы всем хороша, если бы к этому времени в регионе не провалились последовательно несколько других многообещающих затей, в том числе из области инноваций.

В неофициальный список «наследства Мезенцева» необходимо включить проект приобретения в собственность области спортивного комплекса «Труд», достройку Ледового дворца, финансовое участие правительства региона (правильнее сказать – областного бюджета) в приобретении самолётов для региональной авиакомпании «Ангара», разработку (после пяти лет проволочек) проекта переселения граждан из зоны затопления Богучанского водохранилища. Специфика Иркутской области такова: у нас стараются побыстрее забыть об авторстве незавершённого проекта, особенно если он обещает некие дивиденды новому руководителю. Кого, например, сегодня интересует, что бизнес-план восстановления Усть-Илимского 

аэропорта был разработан инвесторами и утверждён на уровне городской и районной администраций ещё в начале 2008 года? По сравнению с другими губернаторами Дмитрию Мезенцеву повезло: он успел реализовать от начала и до ощутимого результата как минимум два крупных проекта – празднование юбилея Иркутска и строительство «Иркутской слободы» – незаурядного туристическо-развлекательного комплекса на месте одного из самых позорных городских кварталов. 

Сергей Ерощенко начал свою деятельность с пересмотра наследия Мезенцева – но не в списке проектов, два из которых (покупка «Труда» и самолётов) он успешно реализовал, а в системе отношений между губернской властью и крупными общественно-экономическими корпорациями. 

Дмитрий Мезенцев в последние год-полтора своей работы сделал акцент на работе с профсоюзами, регулярно проводил заседания Регионального совета (в том числе выездные) и крайне редко собирал Градостроительный совет – хотя именно с возобновления регулярной работы этой структуры он начинал в 2009 году. Сергей Ерощенко во многом повторил (следуя лишь соображениям целесообразности) шаги своего предшественника: проводил личные приёмы граждан, лично посетил несколько строящихся объектов, подверг резкой критике работу строительных компаний и потребовал пересмотреть состав Градостроительного совета, в котором имеется множество фигур статусных, затмевающих посторонними рассуждениями профессионалов. 

Обязательная программа, составленная в 2012 году по указаниям федеральных властей, в Иркутской области оказалась дополнена элементами вольных упражнений, отражающих возросшие финансовые возможности региона. 

Для увеличения заработной платы педагогическим работникам муниципальных дошкольных образовательных учреждений и учреждений дополнительного образования областной бюджет оказал муниципалитетам помощь в размере 450 млн. рублей – что, по утверждениям министерства образования, позволило увеличить среднюю заработную плату педагогов с 10 до 15 тысяч рублей. Аналогичные по сути заявления об улучшении благосостояния школьных учителей в 2011 году вызвали в среде педагогов возмущение: по крайней мере в первые месяцы они никакого улучшения не почувствовали, да и в 2012-м текучесть кадров из-за мизерной зарплаты меньше не стала. 

Министерство финансов, которое могло бы провести тщательный мониторинг проходимости финансов по муниципальным каналам от областного бюджета до кошелька педагогов (и услышать от любого детсадовского бухгалтера, что реального роста зарплаты нет, есть перераспределение всё того же фонда заработной платы между работниками в другой пропорции), пока просто выразило надежду: муниципальные руководители в 2013 году продолжат работу по увеличению заработной платы педагогам за счёт собственных ресурсов и небольшой субсидии в 266 млн. рублей из областного бюджета. Думать, что мэры возьмутся за такую работу без дополнительного присмотра областных властей, означает либо доброжелательно заблуждаться, либо сильно льстить местным руководителям. Сергей Ерощенко уже в первые месяцы своей работы столкнулся с парадоксальными случаями типично мэрского поведения: если есть что-то, позволяющее мэру исполнить свои прямые обязанности да при этом ещё и порадовать население, это ни в коем случае не будет сделано. 

Формирование собственной команды далось новому губернатору непросто: последнее по времени назначение произошло 21 декабря, когда министром промышленности и лесного комплекса стал Владимир Гордеев, работавший ранее на «Иркутсккабеле», ИркАЗе и ПО «Химпром», а министром труда и занятости – Наталья Брускова, посвятившая тематике труда и занятости практически всю свою трудовую биографию. Оба министерства появились в структуре правительства лишь за несколько дней до назначений, но, судя по списку функций, возложенных на каждое из ведомств, им предстоит стать едва ли не ключевыми – недаром губернатор заявил о желании навести порядок в лесной отрасли, известной тремя моментами: область вырубает леса больше всех в стране, получает за это мизерный доход, потому что практически весь лесной бизнес криминализован до предела. Министерство труда должно будет регулировать вопросы оплаты труда – уже одно это ставит его на передовые позиции в решении вопроса привлекательности региона для населения, бегущего куда угодно как раз потому, что за сравнимый труд у нас получают в два-три раза меньше, чем у ближайших соседей. 

Всё остальное правительство представляет собой сочетание людей, хорошо известных губернатору и практически неизвестных широкой публике, с персонами, поработавшими во всех правительствах и областных администрациях, существовавших в нынешнем веке. Неизвестно, чего ждать от конгломерата, включающего столь разные элементы, как заместитель губернатора по разработке программ развития региона Лариса Забродская (она начала работать в комитете по управлению государственным имуществом ещё в 1992 году) и министр сельского хозяйства Ирина Бондаренко, не занимавшая чиновничьих должностей вплоть до назначения в правительство. Но пока конъюнктура складывается благоприятная: по предварительной оценке, рост индекса промышленного производства по итогам года оценивается в 11,1%, а валовой региональный продукт вырос на 7% и достиг отметки 724,6 млрд. рублей. 

Политика меняется на глазах

Каждому из двух губернаторов 2012 года досталось по одной избирательной кампании – в марте и октябре. Обе они прошли по примерно одному и тому же плану и закончились со схожими результатами. «Единая Россия» получила абсолютное большинство мандатов и испытывает заслуженную гордость. Кандидаты коммунистов победили в борьбе за пост мэра Усольского района и несколько постов глав местных администраций. «Справедливая Россия» и ЛДПР смогли лишь незначительно удовлетворить свои амбиции за счёт нескольких депутатских мандатов, ничего не дающих ни в тактическом, ни в стратегическом плане. Каков бы ни был результат выборов, каждый губернатор обязан сделать вид, что доволен им – по крайней мере до того момента, пока сам он не прошёл такое же горнило и не получил мандат доверия и от населения тоже. Губернаторы Мезенцев и Ерощенко оба были достаточно решительны, чтобы дать понять: им всё равно, кто будет избран в органы местного самоуправления, – все решения принимает губернатор. 

Это сходство двух совершенно непохожих друг на друга руководителей в очередной раз заставляет задуматься о содержании воображаемого «ярлыка на княжение», выданного губернаторам от имени президента. Дмитрий Мезенцев без тени сомнений вмешался в ход выборов мэра Иркутска, чем предопределил – правда, не в том русле, в каком хотел – события в Иркутске и Братске на годы вперёд, как минимум до следующих выборов в Законодательное Собрание. Сергей Ерощенко не менее деятельно включился в ход избирательных кампаний в Усолье и Ангарске – добившись весьма условной победы в первом случае и уступив во втором. Для него это не имеет значения: Ерощенко при каждом удобном случае заявляет, что он несёт ответственность за происходящее в области и будет нести её, что бы ни случилось – даже если в стоящем на грани массовых увольнений Усолье придётся ввести прямое губернаторское управление. 

Это очень сильное политическое заявление, ставящее губернатора вне сложившейся в области системы распределения власти, когда одна «ветвь» прикрывала и поддерживала другую, а формировались обе в строгом соответствии с балансом сил ФПГ. Политик, нарушающий правила столь решительно, должен отдавать себе отчёт в том, что он должен суметь один преодолеть сопротивление не каждого оппонента по отдельности, а всех их вместе взятых. Сергей Ерощенко пошёл намного дальше, начав свою деятельность с попытки урегулировать систему распределения земельных участков под строительство жилья в Иркутске – том самом городе, где вводится самое большое количество жилья по самым высоким ценам. Понадобились практически всё первое полугодие работы, опыт министра имущественных отношений Антона Протасова и личное выступление губернатора на заседании городской Думы в присутствии мэра областного центра, чтобы добиться не вполне ясного для большинства жителей области результата: вице-мэр Дмитрий Разумов ушёл в отставку, заместитель мэра Евгений Девочкин был отстранён от работы на время проведения проверки, а большая часть земельных участков распределяется по распоряжениям правительства. 

Насколько серьёзно обстоят дела, можно понять даже из собственных пресс-релизов правительства: руководство БЦБК, отмечается в одном из них, отказывается подписывать соглашения о снабжении Байкальска углём, разработанные при участии правительства. Это, согласитесь, вовсе не свидетельство полного благополучия в отношениях правительства и одного из самых проблемных для области предприятий. 

Обратный отсчёт

До выборов в Законодательное Собрание осталось восемь месяцев – время подвести итоги года для политических партий. Активную деятельность развернула в прошлом году самая многочисленная в регионе «Единая Россия», сменившая руководителя регионального отделения и во многом риторику и тактику. Недолгое руководство Сергея Тена ознаменовалось попыткой обрести «человеческое лицо», вплоть до принудительного, под отчёт, хождения в народ – не имевшего, впрочем, видимых положительных последствий: в партийной организации не стало ни больше порядка, ни больше дисциплины. Давно предсказанный переход Сергея Тена на партийную работу с повышением до масштабов Сибирского федерального округа прошёл бы для регионального отделения почти незамеченным, если бы не необходимость избрать нового руководителя. Партийная конференция, завершившаяся избранием Сергея Брилки, запомнилась, однако вовсе не этим кадровым решением, а исключением из списка членов политсовета Виктора Круглова и Сергея Курилова. Это решение, ставшее неожиданностью для части участников конференции, может означать стремление партийной организации к «смене вех», но вряд ли может быть оценено как признак усиления предвыборных позиций «ЕР» . 

С отъездом на работу в Государственную Думу двух лидеров регионального отделения КПРФ – Сергея Левченко и Евгения Рулькова – руководители городских отделений партии и рядовые коммунисты не стали ни менее активны, ни – если того требовала ситуация – менее склонны к диалогу с политическими оппонентами. Апофеозом года, наполненного локальной борьбой за депутатские мандаты и мэрские полномочия, стала конференция Усть-Ордынского отделения КПРФ, на которой с рядом инициатив выступил губернатор Сергей Ерощенко. У коммунистов, как они часто утверждают, имеются проработанные («с привлечением научного сообщества») планы экономического развития для разных территорий – от городов и посёлков до всей области и даже страны. У властей есть полномочия и ресурсы, но планов, сколько-нибудь пригодных для реализации, нет – о чём часто и с неудовольствием говорят губернатор, председатель Законодательного Собрания, мэры, депутаты и члены Общественной палаты. Сергей Ерощенко, сыграв на поле коммунистов, развернул перед жителями Усть-Ордынского округа и всей области программу преобразований, потребовав от них встречной поддержки. И теперь коммунистам придётся немного труднее даже в общении с их собственным электоратом: путь к реализации губернаторских инициатив явно короче. 

Выступая за неделю до визита к коммунистам на конференции «Единой России», Сергей Ерощенко пояснил, от чего зависит количество внимания, уделяемого каждой партии: сохраняя в целом позицию надпартийного лидера региона, губернатор ориентируется на число электората, привлечённого той или иной партийной организацией, поскольку таким образом через партию он может вести диалог с населением. Воспользуются ли партии данной им подсказкой, будет ли диалог действительно эффективным и к каким последствиям приведёт такая постановка вопроса, покажет всего один день 2013 года: день выборов в Законодательное Собрание.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер