издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как казаки геев запрещали

Общественность области сумела собрать 4 тысячи подписей в поддержку народной инициативы о запрете популяризации и пропаганды гомосексуализма, ранних половых связей среди несовершеннолетних и педофилии. Теперь областной избирательной комиссии предстоит определить, насколько легитимны эти подписи. Если 2,2 тысячи подписей, переданных в прошлую среду в облизбирком, окажутся верными, тогда комиссия передаст закон в Заксобрание. Депутаты уже начали готовиться к этому событию. В минувшую среду они собрались, чтобы обсудить гомосексуализм во всех его красках на парламентском комитете по здравоохранению и социальной защите. И авансом дали «добро» на законопроект, который ещё не видели. В ходе обсуждения активисты цитировали Библию, называли однополый секс «заразой», просили СМИ не употреблять слово «гомофоб», потому что они – «нормальные люди».

Против «публичного оправдания»

Федеральный закон о запрете пропаганды гомосексуализма, принятый в первом чтении, заставил воспрять духом местных депутатов. В минувшую среду комитет по здравоохранению и соцзащите провёл расширенное заседание, посвящённое народной инициативе о противодействии пропаганде одонополой любви среди детей, а также педофилии. Инициативная группа, продвигающая этот закон, была зарегистрирована облизбиркомом  27 декабря, застрельщиками выступили представитель Церкви христиан веры евангельской «Слово жизни» в Иркутской области Андрей Ефимов и его товарищи. Ранее в беседе с «Конкурентом» Ефимов заявил, что стал лишь исполнителем поручения межконфессионального совета при правительстве Иркутской области. 

Утром в среду, 30 января, он представил в облизбирком и сами проекты законов, и необходимые 2,2 тысячи подписей граждан Иркутской области. «Мы не одни собирали, – сообщил Андрей Ефимов «Конкуренту», – к нам, к примеру, подключились депутат гордумы Михаил Корнев, казачье сообщество, а также отдел образования администрации Иркутска, по школам учителей попросили подписаться». Альянс протестантов, казаков, учителей и «просто людей» дал 4 тысячи подписей, из которых были отобраны 2,2 тысячи. По федеральному закону гражданин, который будет уличён в пропаганде однополой любви среди детей, может заплатить от 4 до 5 тысяч рублей, должностное лицо – 40–50 тысяч, юрлицо – 400–500 тысяч. Кроме того, есть ещё один проект федерального закона от ЗС Санкт-Петербурга, который предполагает уголовную ответственность за педофилию (поправки в 151 статью УК). Здесь вводится не только понятие «публичных призывов», но и «публичного оправдания» сексуальных связей между несовершеннолетними и взрослыми. 

Иркутские народные законодатели решили «взять всё хорошее» и объединить в одном проекте гомосексуалистов, трансвеститов и педофилов. «Думаю, что бессмысленно отделять термины «гомосексуализм» и «педофилия». По утверждению многих учёных-сексологов, это явление по многим параметрам одного порядка – отклонение от норм поведения в обществе и признак больной психики», – заявил Михаил Корнев. Авторы предлагают внести изменения в региональный закон 2010 года «О защите детей от негативных факторов… », установив запрет на какие-либо публичные действия, направленные на популяризацию и пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности, ранних половых связей среди детей. Завершает перечень слово «педофилия». Изменению должен подвергнуться и закон №38-ОЗ, который предполагает административную ответственность за неисполнение вышеозначенных запретов.

«Когда мужчина выходит в женских колготках…»

Хотя на волне протеста оказались евангелисты, инициаторами выступили казаки. Глава Театра народной драмы Михаил Корнев сообщил, что ещё в апреле направил письмо в разные инстанции, где заявлял о необходимости принять региональный закон о запрете пропаганды однополой любви и педофилии среди детей. Параллельно на сцене появились евангелисты, выступающие от имени жителей Иркутска и Иркутской области. Со слов Корнева, они «не намерены терпеть попрания собственного достоинства и нравственности со стороны лиц, активно популяризирующих…». И тут снова перечень всех – от бисексуалов до педофилов. «Нормальные люди, наши с вами сограждане, начинают объединяться против зла, которое несёт развращение и нравственную смерть подрастающего поколения», – сказал Корнев. Вспомнил Содом и Гоморру и процитировал: «Гомосексуализм прямо назван здесь (в Библии. – Авт.) весьма тяжёлым грехом, «исторгающим вопль от лица земли». Корнев не забыл упомянуть, как около 10 лет назад он с товарищами «дал активную отповедь пропаганде порока, некому артисту Борису Моисееву» (перед выступлением Моисеева казачье сообщество на площади порвало «кукольного Борю»). «Когда мужчина выходит в женских колготках, когда он принимает неприличные позы – это что, не пропаганда гомосексуализма?» – задался вопросом Корнев. 

Андрей Ефимов рассказал, что при создании своих инициатив авторы ориентировались на законы других регионов (к настоящему времени «антигейские» инициативы приняты в шести субъектах РФ). Иркутяне решили пойти дальше и расширить зону ответственности гей-популяризаторов. «Тот же гей-парад можно провести под лозунгом каких-то правозащитных мероприятий», – предположил евангелист. То, что в Иркутске до сих пор не было гей-парадов, борцов с ними не смущает. В начале декабря руководитель аппарата администрации Иркутска Юлия Ефимова выступила с заявлением: «К нам приходят обращения с просьбой провести массовые мероприятия с такой тематикой». Журналистам пришлось поверить на слово чиновнику, потому что текстов обращений Ефимова в подтверждение своих слов не предоставила. «Иркутск является столицей Восточной Сибири, городом студенчества. Кто гарантирует, что завтра мы не станем свидетелями гей-парада?» – говорит Михаил Корнев. По мнению Андрея Ефимова, его сторонников нельзя называть гомофобами, так как слово – экспрессивно-оценочное. «Это специальный приём для дискредитации и оскорбления несогласных», – заявил Ефимов. Сам он использует слово «зараза», когда рассказывает о распространении гей-культуры. 

«Педофил – это не мужик без зубов и с дубиной»

По словам Андрея Ефимова, за закон высказались 4 тысячи жителей региона, могло быть и больше, но многие не дали своих паспортных данных: «Ещё кредит на меня оформите»

«Сегодня нам, я думаю, представят страшные цифры», – заявила глава комитета Татьяна Семейкина. Как поняли журналисты, в подкрепление слов общественников был призван Следственный комитет. Заместитель руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Евгений Кась-янников сообщил, что по линии преступности в отношении малолетних, в том числе и по педофилии, Иркутская область почти вышла на уровень Москвы и Санкт-Петербурга. В 2012 году возбуждено 160 уголовных дел с таким составом преступления (в 2011 году – 126). Тип педофила изменился. «Это не мужик без зубов и с дубиной, который забирает шапки на улицах, это, как правило, социально адаптированный, имеющий неплохой доход человек», – говорит Касьянников. Он рассказал об одном таком показательном деле. В Братске житель Санкт-Петербурга изнасиловал 3-летнюю девочку. Насильником оказался «высокопоставленный руководитель одного из градообразующих предприятий – «Илим Палп». «При посещении интернет-пространства он отдавал предпочтение поиску свежего материала с изображением обнажённых детей, – сообщил Касьянников. – Как личность характеризуется крайне положительно, у него три ребёнка, жена». Мать ребёнка, будучи знакомой с мужчиной менее месяца, стала оставлять трёхлетнюю девочку с ним наедине, и мужчина воспользовался этим. 

По словам Касьянникова, преступники изменили стиль поведения: они теперь ищут детей из неблагополучных семей и часто не принуждают, а склоняют их к противоестественным отношениям. «Запущенные» дети сами готовы пойти за педофилом, поскольку часто не видят в происходящем ненормального. Касьянников привёл в пример серию преступлений, совершённых в Падунском округе Братска. Мужчина подыскивал мальчиков 10–13 лет, без всякого насилия склонял их к совершению преступления, снимал это на видео и выставлял в Интернет. Волонтёры, которые общались с детьми вне следствия, рассказали, что потерпевшие сочувствуют обвиняемому, очень сожалеют, что не имеют возможности продолжить общение с ним, потому что он не причинял им боли, поощрял материально и развлекал. По мнению Касьянникова, эта группа жертв самая страшная, поскольку дети не способны критически оценить случившееся. Следователь считает, что усилия по противодействию педофилии нужно сосредоточить не на кассетах, журналах, а на сети Интернет и сфере личного общения детей. Следственный комитет видит один из выходов в создании центра мониторинга таких преступлений, который бы мог не только помогать жертвам, но и объединить усилия следствия и волонтёров.

Касьянников ни разу не упомянул, что среди преступников были гомосексуалисты. Каким образом запрет на пропаганду гей-культуры связан со «страшными цифрами», он не пояснил. Однако заметил: преступники-рецидивисты, привыкшие в тюрьме к мужеложству, зачастую склоняют детей с «неустоявшимися сексуальными предпочтениями» к гомосексуальному сексу. А дальше эту гомокультуру старшие дети уже несут младшим. Однако преступников-рецидивистов как-то трудно отнести к тем, кто участвует в гей-парадах. 

«Кто решил снять ответственность с родителей?»

«Я полностью на вашей стороне. Но первый вопрос, который возникает, – о предмете этого закона. Для чего и что мы хотим сделать с его помощью? – спросил директор Института законодательства и правовой информации им. М.М. Сперанского Алексей Петров. – Нужно уже сейчас думать о механизмах правоприменения. И о том, какие случаи будут, а какие не будут подпадать под применение этого закона. Каким образом отграничить мероприятия, направленные конкретно на детей, от мероприятий, которые вообще связаны с демонстрацией так или иначе нетрадиционного сексуального поведения? Концерт Бориса Моисеева – мероприятие не детское, тем не менее он оценивается с тех же самых позиций, что и пишется законопроект. И кто решил снять ответственность с родителей за привитие иммунитета к тому, что сами родители считают неправильным и ненормальным? Я не сторонник резких выражений, но если у матери хватает ума оставить своего маленького ребёнка с мужчиной, с которым она едва знакома, это катастрофа матери вообще-то. Закон должен быть написан очень чётко, чтобы каждый знал, что можно, а что нельзя делать». 

Однако общественники заявили, что конкретные процедуры будут прописаны в законах позже, когда они поступят на рассмотрение в ЗС. «А в чём необходимость распространения положительного образа гомосексуализма и лесбиянства среди взрослого населения? – вступился за общественников Евгений Касьянников. – Это в принципе не нужно обществу». Доводы Петрова, что эмоции в правоприменении закона не помогут, не возымели действия. 

Комитет решил на всякий случай одобрить инициативу санкт-петербургских коллег, дождаться, что решит облизбирком по местным законопроектам. И снова плыть в федеральном тренде. «Мне кажется, я депутатофоб. И мне не кажется это ненормальным, – заметил один из участников группы «Альянс гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ» в сети «ВКонтакте». – Депутатов меньшинство, меньше одного процента, а они навязывают свои правила всем. Я не могу понять, почему меньшинство диктует свою волю всему народу? Как я буду объяснять то, чем они занимаются, детям? А что, если кто-то из детей посмотрит на это и тоже захочет стать депутатом?»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер